photo

Как насекомые

150 руб
Оценка: 0/5 (оценили: 0 чел.)

Автор: Сергей Лукин

вставить в блог

Описание

В космосе флот сражается с флотом. Всполохи мощных бластеров затмевают звёзды. Сотни космических истребителей проникают сквозь вражеские порядки, чтобы нанести максимальный урон. Спецназ идёт на абордаж. На планетах шагающие роботы уничтожают всё на своем пути. Но кто или что стало причиной этой новой войны в космосе?
Виной всему стал человек. Тим занимался геологическими изысканиями на далёких планетах. На одной из них он стал заложником растительного разума. Аномалия поместила в тело человека семя, которое он должен высадить на планете с подходящим климатом. Чтобы переносчик лучше справился с задачей, растение наделило его суперспособностями.
За человеком охотятся спецслужбы Земной Федерации, желая изучить его уникальные способности. Секта фанатиков считает Тима мутантом и хочет убить.
Чтобы остаться в живых, Тим заключает сделку с императрицей Би – хозяйкой одной из планет. Теперь на его стороне линкоры и шагающие роботы. Но хватит ли этого, чтобы отстоять жизнь и свободу?
Купить книгу: https://www.litres.ru/sergey-lukin/kak-nasekomye/

Характеристики

Отрывок Сергей Лукин
Как насекомые

1
На мониторах серая муть гиперпространства сменилась чернотой обычного космоса.
– Переход завершён. Можно отстегнуть ремни, – сообщил компьютер бесцветным голосом.
Экипаж защёлкал замками.
– Звезда класса G, – сказала Мари, не отводя глаз от монитора. – В системе газовый гигант и планета земной группы. Газовый гигант спутников не имеет. А вот планета земной группы выглядит перспективной. Подробности после сканирования.
– Молодец, Мари, – похвалил Тим. – Дональд, курс к планете.
Молодой человек фыркнул и, откинувшись в кресле, сказал в потолок:
– «Старатель», курс на планету земной группы.
Пилот надел наушники плеера и повернул кресло спинкой к Тиму. Тим и Мари переглянулись. Мари пожала плечами. Они давно научились обходиться без слов. Тим вспомнил споры насчёт пилота. Мари говорила, что справится сама. Тим отвечал, что это тяжело. Мари возражала против постороннего человека на борту их «Старателя». Но Тим посчитал, что Мари не справится с обязанностями штурмана и пилота, и нанял Дональда.
– Выпьем кофе? – спросила Мари, кладя руку на плечо Тима.
Тим благодарно кивнул. Мари умела разрядить обстановку. Ширина столика на камбузе позволяла сидеть, лишь касаясь коленями. Тима и Мари это устраивало. Маленькое помещение наполнил запах кофе. Мари разлила напиток по чашкам.
– Оставь его в покое, – сказала Мари.
– Но он не хочет работать! – возмутился Тим.
– Напрасно ты нанял его.
– Ты права. Мало того, что он отлынивает от работы, так ещё и подшучивает над нами. Эта его последняя шутка про нашу кровать. Как он выразился, «брачное ложе», – Тим похоже повторил интонацию Дональда. Мари рассмеялась.
– У него нет отдельной каюты, вот и злится, – сказала Мари.
– «Старатель» не круизный лайнер, – пробурчал Тим. – Здесь лишь одна каюта, а в ней только «брачное ложе» и помещается.
В проёме камбуза появился пилот. Кивая в такт музыке, он взял чашку, перелил кофе в одноразовый стакан, и ушёл.
– Ты видела?! Посмотрел на меня, как на пустое место! ¬– сказал Тим.
– Не заводись. Ты нанял его только на один рейс? – спросила Мари.
– Да, – ответил Тим.
Они успели допить кофе, когда прозвучал сигнал компьютера.
– Итак, планета земной группы, – Мари переводила цифры с монитора на понятный язык. – Масса, диаметр, плотность – показатели в пределах заданных параметров. Значит, тяжёлые металлы есть.
– Хорошо, – сказал Тим. – А как с атмосферой?
– Атмосфера есть, но сильно разрежённая.
– Отлично! Не люблю планеты с флорой и фауной.
В рубке замигал красный свет. Завыла сирена.
– Внимание! – донеслось из динамиков. – Предельные показатели электромагнитных излучений! Опасно для жизни!
Мониторы объединились и выдали одно большое изображение. Из-за диска планеты показалась светящаяся полусфера. Переливаясь разноцветным сиянием, она пульсировала искрящейся энергией. Судно двигалось навстречу этому свечению, и сфера, выплывая из-за горизонта, вытягивалась вверх. Свечение походило на петлю.
– Это радуга? – спросил Дональд.
– Это не радуга, – компьютер посчитал, что обращаются к нему. – В атмосфере мало воды для дифракционного эффекта. Наблюдаемая аномалия имеет электромагнитную природу.
– Это опасно? – спросил Тим.
– Теперь нет.
– Что значит «теперь»?
– В момент появления свечения радиоактивный фон представлял опасность для людей. Сейчас он в пределах нормы.
– Ты хочешь сказать, до того, как мы приблизились к планете, аномалии не существовало?
– Да, – ответил компьютер.
В рубке повисло тревожное молчанье. Экипаж, не отрываясь, смотрел на мониторы.
– Это сочетание цветов, оно прекрасно! – сказала Мари.
Дональд посмотрел на Мари и одобрительно хрюкнул.
– Смотрите! Смотрите! – воскликнула Мари, указывая пальцем.
Она кричала напрасно: мужчины и так наблюдали за монитором. Рядом с радужной петлёй выросла ещё одна. Она поднялась с поверхности, отодвинув первую петлю в сторону. Петли засветились ярче. В цветовой гамме появились более сложные оттенки. Петли немного провисли, образуя плавные изгибы. Между ними пробился тонкий белый луч. Луч оборвался, и над петлями вспыхнул взрыв. Ярко-красные линии образовали шар. Внутри объёма засверкали искры. Через минуту шар начал оплывать и вскоре исчез.
Грандиозное зрелище проплыло под судном и скрылось за горизонтом. Экипаж продолжал смотреть на мониторы.
– Через двадцать минут аномалия вновь появится в зоне видимости, – сказал компьютер.
Его голос вывел экипаж из оцепенения.
– Дональд, – сказал Тим. – Посади нас как можно ближе к этой штуке.
– Ты уверен? – спросила Мари.
Тим кивнул. Дональд довольно потёр руки и придвинулся к пилотскому монитору. Из-под приборной панели выпрыгнул джойстик ручного управления.
«Старатель» вздрогнул от носа до кормы. В хвосте что-то жалобно заскрипело. «Ничего. «Старатель» и не такое выдержит», – подумал Тим. Он вспомнил, как покупал судно. Точнее, он покупал корпус. Внутреннее оборудование превратилось в хлам. Судно назвали «Старатель», потому что оно предназначалось для поиска и добычи золота в поясе астероидов. Для этого судно построили с прочным корпусом и мощными двигателями. «Старатель» успел сделать только один рейс. Вполне успешный рейс. Трюмы трещали от золотоносной породы. На подлёте к Земле из гиперпространства вывалился пират и сжёг электронику судна. Груз перекочевал в другой трюм, а «Старатель» остался ржаветь на орбите Луны. Здесь его и нашёл Тим.
– Эй! Капитан! Ты спишь?! – визгливый голос пилота вывел Тима из задумчивости. – Я спрашиваю, трёшки хватит?
– Трёшки чего? – не понял Тим.
– Километров! Ессно! – Дональд скривил рот в презрительной ухмылке.
– Хватит, – ответил Тим.
С мониторов исчезли картинки и вновь появились столбики цифр. На схематическом изображении судна зелёные кружки окрасились в красные. Это означало, что объективы видеокамер закрылись защитными колпаками. На другом мониторе изображение «Старателя» оперилось короткими крылышками.
Судно бросало из стороны в сторону, как щепку на волнах, но компенсаторы перегрузок справлялись. Дональд лихорадочно дёргал джойстиком, пытаясь удержать нужный курс.
Но вот шум за бортом стих. Болтанка прекратилась. Мониторы ожили. Значит, объективы видеокамер освободились от термоустойчивых колпаков. Пока «Старатель» облетал вокруг планеты, аномалия изменилась. Красное облако исчезло. Но появилась третья петля. В средней части все петли изгибались, их полукруглые части нависали над поверхностью планеты. Снизу казалось, что они накрывают небосвод от горизонта до горизонта. Свечение внутри изгибов создавало иллюзию движения.
– Внимание, аномальные показатели гравитационного поля! – выдал компьютер.
Один из мониторов мигнул и увеличил изображение. От грунта отрывались крупные валуны. Они медленно взлетали вверх и походили на пузырьки воздуха в аквариуме. Камни достигли большой высоты и принялись кружить. Но вскоре хаотичное мельтешение упорядочилось. Булыжники двинулись по вытянутым орбитам вокруг одного центра. Вероятно, камни вращались на границе скудной атмосферы. Свет звезды заставлял камни сверкать разноцветными искрами.
Лёгкий толчок и облако пыли возвестили о том, что посадка состоялась. Дональд откинулся в кресле. На губах играла довольная улыбка.
– Хорошая посадка, пилот, – сказал Тим.
– Отличная посадка, – поправил Дональд.

2
– Нет! – сказала Мари. – Или идём вместе, или посылаем робота.
– Ну, хорошо, – уступил Тим. – Вместе так вместе. – Тиму хотелось быстрей приступить к исследованиям, и он решил не спорить.
Первой вышла Мари. Неуклюже переваливаясь в громоздком скафандре, она двигалась по каменистой равнине. Средний рост позволял Мари использовать скафандр без сервоприводов.
– Уф! – выдохнула Мари. – Тим, скафандр высшей защиты на планете с атмосферой, это слишком.
– Видишь эти булыжники наверху? В каждом из них по десятку тонн, – ответил Тим.
– Если на меня упадёт такой камень, скафандр не поможет.
– Компьютер говорил о повышенной радиации.
– Но сейчас её нет! – воскликнула Мари.
– А вдруг появится? Подожди меня. Я выхожу.
Створка шлюза с шипением скользнула в сторону. Тим спустился по нескольким ступеням и ступил на поверхность. Прозрачное забрало скафандра не отбрасывало ни бликов, ни теней, и казалось, его нет. Тим остановился, подняв голову. Снизу аномалия выглядела ещё красочней. Тим не сомневался в качестве цветопередачи мониторов, но визуальное наблюдение производило большее впечатление. Красочные переливы петель мерцали тёплыми цветами, создавая иллюзию движения.
– Тим! Ты идёшь? – крикнула Мари.
Тим двинулся вслед за Мари. Они хотели добраться до того места, где аномалия появляется из грунта. Мари сказала, что, обследовав это место, они поймут природу явления.
Почва под ногами Тима колыхнулась так, что подогнулись колени. Вокруг Мари заклубилась пыль. В облаке пыли метались гибкие светящиеся линии. Тим бросился к Мари, но скафандр сковывал движения.
– Капитан, поспеши! – в шлеме послышался голос Дональда. – Телеметрия показывает, что у Мари разгерметизация скафандра.
Страх кольнул Тима в грудь. Он глубоко вздохнул и попытался увеличить скорость. Пыль немного осела. Тим увидел, что Мари лежит на боку. На задней части скафандра пузырится оранжевая аварийная пена.
Тиму оставалось сделать пару шагов, когда почва снова вздрогнула. Вокруг поднялись облака пыли. Яркий всполох ослепил Тима. Затем острая боль между лопаток – и темнота…
– Тим, очнись! – голос Мари доносился издалека.
Тим медленно открыл глаза. Над ним склонилось озабоченное лицо Мари. Голубые глаза заполняли слёзы. Мари не могла их вытереть.
– Наконец-то, – Мари сильно зажмурилась. – Быстрей приводи себя в порядок. У нас проблемы.
Тим сел. Аномалия исчезла. Серый небосвод покрывал каменистую равнину. Только теперь Тим обратил внимание на голос в шлеме.
– … диапазоне видимость прекрасная! – кричал Дональд. – Я видел! Я всё видел! – Голос пилота сорвался на визг.
– Успокойся, Дональд, – сказала Мари. – Успокойся, мы обсудим это.
– Нечего обсуждать! Я сваливаю!
– Погоди, – сказал Тим, – Как сваливаешь? А как же мы?
– Я не пущу вас на борт!
«Старатель» чихнул чёрным дымом и затрясся. Из дюз ударили тугие струи плазмы. Судно развернулось на сто восемьдесят градусов и медленно покатилось прочь.
– Стой!!! – в голосе Тима звенела ярость. – Глуши движки!
Пламя исчезло, и «Старатель» остановился.
– Эта тварь и до меня пыталась добраться, – прохныкал Дональд.
– Открой шлюз! – Тим не узнал свой голос.
– Нет, – прошептал Дональд. – Ни за что.
– Открой!!! – Тим почувствовал, как заложило уши.
Люк скользнул в сторону. Из проёма выдвинулась лесенка. Подняв облачко пыли, она ударилась о грунт.
– Тим, ты в порядке? – спросила Мари.
– Я не знаю, – сказал Тим. – Устал… Очень.
Тим пошатнулся, и Мари взяла его под руку. Опираясь друг на друга, они добрались до трапа.
– Я войду первым, – сказал Тим.
В маленьком шлюзе мог поместиться только один человек. Тим поднялся по трапу и втиснулся внутрь. Когда давление воздуха поднялось, внутренний люк открылся. Тим перешагнул порог. Он отстегнул шлем и вдохнул воздух. На мгновенье «Старатель» показался чужим и враждебным. Тим снял скафандр и закрепил в фиксаторах. На спине висел оранжевый шар. Тим потрогал пальцем застывшую пену. «Судя по количеству, дырка не больше пяти миллиметров. Странно другое. У Мари точно такое же повреждение», – подумал Тим.
Дональд сидел в пилотском кресле, повернувшись лицом к входу. Он сидел, опустив глаза, мелкая дрожь сотрясала его тело. На коже проступили капельки пота, отчего татуировки на безволосой голове потеряли чёткие границы. Казалось, голова покрыта грязными пятнами.
– Ты что устроил?! – спросил Тим.
Дональд вскочил с кресла. Он забился в угол и, выставив перед собой ладони, проблеял:
– Не кричи. Не кричи на меня. Пожалуйста. – Дональд посмотрел на Тима. Пилот взвыл так, что Тим испугался. – И не смотри! Пожалуйста, не смотри на меня!
Мари вошла в рубку и остановилась рядом с Тимом. Она положила руку на плечо Тима и сказала:
– Ладно, Дональд, успокойся. Он не станет кричать.
– И смотреть, – быстро сказал пилот.
– Ладно. Но объясни: что произошло?
Дональд судорожно закивал. Не сводя глаз с Тима, он сел в пилотское кресло. Дрожащие пальцы запорхали над клавиатурой. Центральный монитор ожил. Изображение брызнуло контрастными цветами, съёмка велась в инфракрасном диапазоне. Кадры сменялись в ускоренном режиме. Дональд ударил по кнопке, видео обрело нормальную скорость. Мари неуклюже двигалась в скафандре. Вот послышался её крик – вздрогнула поверхность планеты. Дональд снова ударил по кнопке, ролик пошёл с замедлением. Вокруг Мари клубилась пыль. Из-под земли ударила молния. Дональд снова изменил настройки. Изображение на мониторе застыло. Картинка не оставляла сомнений: это не молния. Это был такой же всполох, из каких состояла аномалия. Дональд отстранился, когда Тим и Мари, пытаясь приблизиться к монитору, нависли над ним. Светящийся канат пробился сквозь почву и упёрся в спину Мари. На следующем кадре Мари лежала на грунте.
– Это ударило меня в спину, и я ощутила боль, – сказала Мари.
Дональд включил запись с бортовой видеокамеры. Каменистая равнина до горизонта. А сверху буйствует разноцветными всполохами аномалия. Вспышка – и камера вышла из строя. Монитор зарябил чёрно-белыми полосами. Камера с другого борта находилась дальше от вспышки и продолжала работать. Светящийся радужным светом канат вырвался из-под земли и ударил в носовой обтекатель.
– Он целился в меня, – прошептал Дональд.
– Тим, – сказала Мари. – Я должна осмотреть тебя.
Мари вошла в каюту.
– Медбокс, – сказала она, повысив голос. – Раздевайся, – это Тиму.
Тим хотел сострить. Но, увидев напряжённое лицо Мари, передумал. Он снял комбинезон и стянул футболку.
– Здесь небольшой синяк. А внутри след как от укола, – сказала Мари. – Не дёргайся, я потрогаю кожу вокруг синяка.
Пока Мари занималась Тимом, кровать сдулась. Свернувшись в аккуратный цилиндр, она закатилась в нишу в стене. С другой стороны каюты выдвинулся белый куб. Он развалился на две части и начал раскладываться в медицинский бокс. Мелодичный сигнал возвестил о том, что аппарат готов к работе. Тим лёг на кушетку. Мари надвинула прозрачный полуцилиндр.
– Тим, я запускаю, – сказала Мари, нажав кнопку на панели.
Тим кивнул и, откинувшись на подушку, замер. Мари обернулась на шорох. В каюту вошёл Дональд. Он опустил глаза и спросил:
– Можно, я здесь постою?
– Конечно. Что тебя так напугало? – спросила Мари.
– Тим напугал. Когда крикнул, чтобы я остановился. Голос прозвучал у меня в голове. И я подчинился! – сказал Дональд. – Понимаешь?! – Дональд всхлипнул. – Я понял, что произошло. Сразу понял. В инфракрасном диапазоне я видел, как аномалия что-то в вас подсадила. Я видел это, когда ты упала. То место, где свет коснулся тебя, стало горячим. Понимаешь? Это пробило скафандр и что-то оставило у тебя под кожей. Вы оба заражены. Я хотел смыться. Но Тим заставил меня остановиться. Мысленным голосом заставил. – Дональд снова всхлипнул и вытер нос рукавом. – Вы убьёте меня? – Дональд жалобно посмотрел на Мари.
– Зачем нам убивать тебя? – удивилась Мари.
– Сканирование закончено, – донеслось из динамика. – Лечения не требуется. Пациент здоров.
– Вот видишь, – Мари ободряюще улыбнулась Дональду. – Всё будет хорошо.
Мари легла на кушетку. Тим активировал программу и склонился над прозрачным колпаком. Кожа под синим светом казалась бледной, а светлые волосы окрасились в зелёный. Освещение медбокса не портило тонкие черты. Красивое лицо дышало безмятежностью. Лишь слегка вздёрнутые уголки губ придавали лицу смешливое выражение. Взгляд Тима скользнул по линии талии. Ему нравилась фигура Мари, но в медбоксе она вызывала только жалость.
Тим повернулся к зеркалу. Предназначенное для осмотра скафандров, оно занимало часть стены от палубы до потолка. Тёмно-русые волосы неприятно блестели. «Я так и не успел помыть голову после скафандра», – подумал Тим. Занятия на тренажёрах во время долгих переходов позволяли держать поджарое тело в хорошей форме. Тим согнул руку в локте и напряг бицепс. Карие глаза озорно блеснули. «Пожалуй, ещё ничего», – подумал Тим.
У Мари медбокс также не нашёл отклонений. Дональд начал скулить, что после пережитых потрясений хорошо бы вернуться на Землю. Но Тим ответил, что не собирается попусту жечь топливо. По приказу Тима Дональд перегнал «Старателя» к горам, и экипаж приступил к работе. Теперь пилота не оставляли на борту. Его использовали в качестве носильщика. Тим обстукивал молоточком породу и складывал образцы в корзину, висевшую за плечами Дональда. Затем они возвращались на судно и загружали данные в компьютер.
– Место перспективное, – сказал Тим, откинувшись в кресле. – Много тяжёлых металлов, и совсем неглубоко. Можно добывать открытым способом. Масса косвенных признаков говорит о том, что найдутся и драгоценные металлы.
– Теперь мы можем вернуться домой? – почти прошептал Дональд.
Тим посмотрел на пилота, и тот съёжился.
– Ещё один район, и можно возвращаться. – Тим отвернулся от Дональда, пилот облегчённо выдохнул.
Дональд посадил «Старателя» на дно гигантского каньона. Мари и Тим набрали целую кучу образцов. Дональд начал укладывать контейнеры в корзину. Мари тронула Тима за руку. Мари зашла за большой валун. К ней подошёл Тим. Мари подняла голову так, чтобы прозрачные забрала прикоснулись.
– Как ты себя чувствуешь? – услышал Тим приглушённый голос.
– Хорошо. А ты?
– Я тоже, но последние две ночи мне снятся странные сны.
– Странные сны? – удивился Тим.
– Очень странные. И ещё…
– Не тяни! Ты пугаешь меня! – воскликнул Тим.
– Я расту…
– Что?!
– Тише, – сказала Мари. – Я прибавила в росте. Три сантиметра.
Они стояли, касаясь забралами шлемов. Идеальная прозрачность пластика позволяла забыть о нём.
– Ты шутишь? – спросил Тим.
– Нет, – ответила Мари. – Помнишь, Дональд перегонял «Старателя», а я сказала, что плохо себя чувствую. Так вот, я снова развернула медбокс. Я выросла на три сантиметра.
– Я этого не заметил, – сказал Тим.
– Наверное, это потому, что ты тоже вырос, – сказала Мари.
– Ты думаешь… Ты считаешь…
– Медбокс не обнаружил других отклонений. Но ты же знаешь, он может оказать только первую помощь и поддерживать жизнь до прибытия медиков. Тим, нам надо обследоваться.
Тим кивнул. Отчего забрала стукнулись.

3
«Старатель» вторые сутки болтался на орбите Земли. Но свободной площадки для посадки не находилось. Орбитальные станции, словно ёлочные игрушки, сверкая огнями, проплывали на фоне планеты. К ним слетались всевозможные суда. На станциях можно с комфортом провести время до посадки. Казино, бассейны, теннисные корты – только плати. У Тима не имелось денег для этого. Экипаж «Старателя» проводил время на борту. За это время Тим успел найти покупателя на информацию, добытую в рейде. Он договорился о цене и о времени встречи. Агент покупателя обещал доставить деньги прямо на место посадки.
– А за понесённые моральные переживания мне ничего не полагается? – дурашливо спросил Дональд. Он начал хамить сразу, как «Старатель» коснулся Земли.
– Вали отсюда! – рыкнул Тим. – А то я вместо выплат оштрафую тебя за погнутый стабилизатор. И повешу на пилотском сайте такую рекомендацию, что ты до конца жизни будешь удобрения на Марс возить.
Тим распалялся, и Мари пришлось дёрнуть за рукав. Покрасневший Дональд сгрёб купюры в сумку и бросился к выходу.
– Пока, голубки! – прокричала голова, покрытая тату, из дверного проёма.
В это место полетела жестяная банка с тоником, брошенная рукой Тима. Но голова, ухмыльнувшись, исчезла.
«Старатель» взревел двигателями. Струя плазмы удлинилась, судно медленно покатилось. Тим и Мари подняли сумки и пошли к такси.
– Думаешь, это необходимо? – спросила Мари.
– Мы это обсуждали, – хмуро ответил Тим. – Вдруг нам придётся удирать с планеты. Останься «Старатель» на поверхности, его арестуют в первую очередь. А так у нас появится шанс. У меня плохое предчувствие.
Они подошли к электромобилю с обтекаемыми формами. В борту возникла точка. В одну секунду она увеличилась, открыв широкий проём. Тим и Мари, пригнувшись, вошли в салон. Полукруглый жёлто-синий диван занимал большую часть салона. Мари поморщилась и сказала:
– Такси, пожалуйста, классический дизайн.
Интерьер обрёл спокойные коричневые тона. Борта утратили часть прозрачности. Появились окна.
– Позвольте предложить… – сказал бархатный баритон.
– Спасибо, – перебила Мари, – Нам ничего не нужно. – Отвезите нас, пожалуйста, в медицинский центр Трансмед.
– Но я хотел уточнить. Какой цвет кузова вы предпочитаете?
– Оставьте, какой есть. И, пожалуйста, не беспокойте нас, мы очень устали.
– Как пожелаете, – в баритоне прозвучали нотки обиды. – Но просмотрите хотя бы свежие рекламные ролики.
На панели включился широкий экран. Брызнули яркие краски, зазвучала музыка. Тим протянул руку и убавил звук. Совсем выключить звук Тим не мог, такси принадлежало к классу эконом. Пассажиру здесь не позволялось делать всё, что он захочет.
Машина ныряла в тоннели и взлетала на эстакады. Многоуровневый город жил своей жизнью. Иногда машина пролетала развязки, будто шарик в игровом автомате. Транспортные средства управлялись компьютерами, и столкновения случались редко. Тим и Мари молчали, разговоры в общественном транспорте записывались.
Трансмед занимал несколько гектаров почти в самом центре города. Купол силового поля, переливаясь радужными пятнами, защищал территорию от шума и лишнего внимания. Такси остановилось перед колоннадами входа. Тим расплатился и поспешил выйти. Голос в такси принялся с пулемётной скоростью что-то рекламировать. Тим и Мари поднялись по ступеням. Из-за колонн вышла девушка в светлых одеждах. Девушка улыбнулась и сказала:
– Тим и Мари. Верно? – девушка дождалась утвердительного ответа. – Меня зовут Афина, я ваш доктор. Добро пожаловать.
Силовой экран между колоннами исчез, и Афина шагнула внутрь. Дорожка, выложенная разноцветной галькой, бежала по ковру изумрудной травы. Из тенистых рощиц, где прятались двух- и трёхэтажные корпуса, доносилось пение птиц. Кроме рощиц, на траве располагалось множество других объектов. В прудах с прозрачной водой парили золотые рыбки. Чуть поодаль теснились клумбы с невероятными цветами. А за ними – фонтаны со скульптурными композициями. Ландшафт создавался для того, чтобы успокаивать пациентов и вселять надежду на лучшее. Это ему удавалось.
Тим и Мари останавливались полюбоваться очередным арт-объектом. Афина с улыбкой ждала, когда подопечные вспомнят, зачем они здесь.
– Вы сможете осмотреть достопримечательности Трансмеда более подробно, – сказала Афина. – Процедуры не занимают много времени.
Афина указала рукой и повернула к одной из рощ. Там сверкали зеркальными корпусами двухэтажные здания.
– Что это за деревья? – спросила Мари.
– Это кедры, – сказала Афина.
– Кедры?! – воскликнула Мари.
– Да. Над территорией Трансмеда работали лучшие дизайнеры Земной Федерации. И за поддержанием необходимого уровня отвечают также лучшие специалисты. Вам не о чем беспокоиться, вы уже всё оплатили, – сказала Афина, по-своему истолковав заминку пациентов.
Жилые корпуса в Кедровой роще стояли поодаль друг от друга и как бы в хаотичном порядке. Мари догадалась, что это сделано, чтобы взгляд из окон не натыкался на соседние строения. Тима и Мари поселили в двухместном номере. На палату жилище не походило. Кроме спальни, в номере имелась гостиная с мягкой мебелью и санузел. Обстановка соответствовала уровню трёхзвёздочного отеля.
– Нравится? – спросила Афина.
– Да, – ответила Мари. – Вполне прилично.
– Иногда пациенты требуют более изысканных условий. Им отвечают отказом. Мы хотим, чтобы люди помнили, где они находятся и больше думали о здоровье. В Трансмеде лучшие медики двадцати планет Федерации, но, если больной надеется только на врачей, мы не сможем помочь.
– Логично, – сказал Тим.
– Рада, что вы разделяете наши взгляды, – сказала Афина. – После завтрака жду вас в Ольховой роще.
Завтрак проходил на открытой террасе центрального корпуса. Расставленные в хаотичном порядке столики занимало человек сорок. На террасу свободно влетал ветерок и приносил аромат кедровой смолы. Напротив столика Тима и Мари журчал водопад. Сквозь замшелые валуны пробивался ручеёк. Прыгая по каменным выступам, он спускался в небольшой водоём. Совокупность дизайнерских изысков успокаивала и вместе с тем держала в тонусе.
– Доброе утро, – сказал официант. – Ваш завтрак. Порции маленькие, потому что сегодня вы сдаёте анализы. Но пообедать вы сможете шикарно. – Официант выставил маленькие тарелочки и ушёл.
После завтрака основная масса людей направилась кормить мандаринок. Мандаринки – это маленькие пёстрые уточки. Они плавали в пруду на окраине Кедровой рощи. Пруд окружали живописные камыши и невысокие стелы, похожие на китайские пагоды. Через пруд, пересекая его от берега до берега, тянулся дощатый мостик. На него и хлынул поток людей.
Тим и Мари полюбовались на пруд и с другими пациентами пошли по дорожке из разноцветной гальки. Следуя указаниям путеводителя, Тим обнаружил, что с правой стороны дорожки можно разглядеть цветные узоры. Узоры состояли из тех же камней, но, имея общий цветовой оттенок с дорожкой, окрашивались в более тёмный цвет. К Ольховой роще вела жёлто-коричневая косичка.
В Ольховой роще располагались трёхэтажные корпуса. Но этажи имели большую высоту, и корпуса выглядели громоздкими. С порога одного из корпусов махала рукой Афина.
– Залюбовались прудом с мандаринками? – с улыбкой спросила она.
– Да, извините, – смущённо ответила Мари.
– Не за что извиняться. Пойдёмте.
Афина шла по коридорам, здороваясь с встречными людьми. Поднявшись по широкой лестнице, Афина привела пациентов в помещение с прозрачным потолком.
– Располагайтесь, – Афина указала рукой на узкие кушетки.
Мари разделась и легла на спину. Кушетка с тихим жужжанием задвинулась в стену.
– Процедура совершенно безболезненная. Максимум, что вам грозит, это скука, – Афина ободряюще улыбнулась.
Тим кивнул и принялся раздеваться. Когда кушетка поползла в стену, Тим подумал, что его хоронят заживо. Полумрак в камере только усилил тревогу.
– Спокойно, – прошептал Тим. Паника исчезла. Секунду назад она буквально душила, и вдруг исчезла. – Так хорошо, – снова прошептал Тим. – Теперь спать.
Тим проснулся от яркого света. Обследование закончилось, и кушетка поползла наружу.
– Вы молодцы, – сказала Афина. – Проспали весь час. Часто пациенты волнуются, это мешает получить объективные данные. Отдыхайте, дня через три я сообщу о результатах.
– Через три дня?! – удивилась Мари.
– Но это же не судовой медбокс, – пояснила Афина. – Наше оборудование проводит полное сканирование организма. Такое обследование в состоянии выявить любое отклонение. Отдыхайте.
– Понимаешь, – сказал Тим, когда они отошли от Ольховой рощи. – Я подумал, что нужно успокоиться, и паника прошла.
– Со мной случилась похожая история, – сказала Мари. – Боюсь, с нами что-то не так. Помнишь, как ты заставил Дональда остановиться? Теперь это.
– Дождёмся анализов, – сказал Тим. – Что толку мучиться бесполезными догадками…
Два дня пролетели незаметно. За это время Тим и Мари успели обследовать множество мест. Афина сказала правду: над территорией Трансмеда действительно трудились лучшие дизайнеры. Каждый кустик, каждая травинка росли там, где им указали место. Зелёные лужайки и каменные гроты. Можно уединиться, а можно принять участие в спортивных состязаниях. Теннис, волейбол, любой другой вид спорта. Конечно, если медики не запрещали. По условиям договора на оказание медицинских услуг, пациент при входе на территорию Трансмеда оставлял деньги и ценные вещи. А одежда выдавалась при поселении в жилой корпус. Атмосфера в Трансмеде царила самая непринуждённая. Психологи центра считали, что такой подход позволяет пациентам избегать лишних волнений.
Тим и Мари сидели в любимом ресторане. Прозрачная полусфера находилась на дне океанариума. Силовое поле сдерживало вес воды и при этом не отбрасывало бликов. Ресторан не пользовался популярностью. Посетители считали, что призрачная граница между воздухом и водой не позволяет расслабиться.
– К сожалению, я не могу выполнить заказ, – официант смущённо потупился.
– Почему? – удивился Тим.
– Вы исчерпали лимит потребления калорий, – официант залился краской.
– Но мы голодны, – возмутился Тим.
– Тим, – одёрнула Мари.
– Я тут ни при чём, – сказал официант. – Обратитесь к своему врачу.
– Скажите, а можно нам немного вина? – спросила Мари.
Молодой человек протянул Мари планшетный компьютер. Мари приложила ладонь. Пальцы официанта запорхали над сенсорной панелью. Секунду он смотрел, затем показал Мари позеленевший экран.
– Есть чудесное вино. Бордо две тысячи пятьсот сорок восьмого года, – произнёс официант тоном заговорщика.
– Отлично, несите, – сказала Мари.
– Не понимаю, – сказал Тим, наклонившись к Мари. – С самого утра меня терзает зверский голод.
– У меня это началось ещё вчера, – ответила Мари.
Официант поставил перед Мари бокал с вином. Обошёл столик и поставил такой же бокал перед Тимом. На середину столика он поставил маленькую тарелочку с фруктами. Ломтики фруктов имели бумажную толщину, но красиво сервировались.
– Это лично от меня, – сказал официант, указывая глазами на тарелочку.
Тим и Мари потягивали вино маленькими глотками. Вино действительно оказалось великолепным. Они пили вино и любовались подводным миром. Тиму почти удалось отвлечься от мрачных мыслей, когда взгляд задержался на дольке яблока. Сквозь мякоть фрукта просвечивал красный фарфор. Тим пододвинул тарелку, и просветы сложились в надпись «Грот мандаринок 22:00».
– Попробуй яблоко, оно как-то по-особенному подчёркивает послевкусие, – сказал Тим.
– Яблоко? С бордо… – удивилась Мари, но уловив напряжённость в голосе Тима, замолчала.
Мари придвинула тарелочку и посмотрела на дольку яблока. Затем положила её в рот.
– Ты совсем не понимаешь вино, – сказала Мари.
– Будь моя воля, выпил бы пива, – сказал Тим.
Грот мандаринок назывался так потому, что стоял на берегу озера, где плавали мандаринки. Птицы избегали этого места. Вероятно, считая его опасным.
В гроте царил полумрак. Сталактиты и сталагмиты мерцали фосфоресцирующим светом. Звуки капающей воды повторялись многократным эхом. В глубине грота Тим увидел скамейку. Он взял Мари за руку и повёл туда. Тим усадил Мари и накинул ей на плечи свою куртку.
Журчанье воды и полумрак навевали сон. Тим увидел, как стена дрогнула, и её часть сдвинулась. В грот шагнула Афина. Она поднесла указательный палец к губам, призывая к тишине. Достала из сумочки коммуникатор и занялась им.
– Теперь я уверена, что за вами не следят. Не перебивайте меня. – Девушка подняла руку, останавливая Тима. – Сначала говорю я. Вопросы зададите после. Времени у нас очень мало. Итак, я получила ваши анализы. – Афина прохаживалась мимо скамейки. – Вы подхватили какую-то инопланетную дрянь. Она настолько переплелась с вашими организмами, что извлечь её невозможно. Мне до сих пор непонятно, где ваши клетки, а где чужие. Молодцы. Хорошо держитесь. – Афина посмотрела на Тима и Мари. – Это самая страшная часть того, что мне удалось узнать о вас. Аномалия…
– Аномалия?! – хором воскликнули Тим и Мари.
– Так я назвала то, что находится в вас. Пожалуйста, не перебивайте. Мне и так трудно говорить. Так вот. Чужеродный организм развивается. Он растёт. Он живёт за счёт вас, как паразит. Но то, как он воздействует, не позволяет считать его таковым. Вы меняетесь, но меняетесь к лучшему. Ваш генетический код усложнился. Количество цепочек ДНК стало больше. С генетической точки зрения вы уже не люди. Аномалия перестраивает ваши тела. Пока это идёт на пользу. Обновляются клетки, ткани, целые органы. – Афина бросила взгляд на затаивших дыхание слушателей. – Так вот, теперь… Теперь вы абсолютно здоровы. Более того, ваши показатели продолжают улучшаться. – Афина замолчала. Заложив руки за спину, она продолжала ходить вдоль скамейки.
– А цена? – спросил Тим. – Что взамен?
– Что Аномалия потребует взамен, я не знаю. Ваши тела растут. Понимаете, вы?! Чёрт вас побери! – в голосе Афины звенело столько ярости, что Тим и Мари отшатнулись. – Так вот, как я уже сказала, Аномалия модифицирует ваши тела. Они становятся более выносливыми и более стойкими к вирусам. Но самое главное… – Афина зло сверкнула глазами. – Самые большие изменения происходят с мозгом. Мало того, что отдельные доли мозга увеличились в размере, так и сама структура мозговой ткани меняется. У вас появятся… Уже должны появиться, новые способности. – Коммуникатор в кармане Афины проиграл мелодию вызова. Афина затравленно посмотрела на экран. – Скоро вас начнут искать. Вот. – Афина протянула банковскую карту. – Здесь немного денег. – Затем она взяла в нише, откуда появилась, сумку, и вернулась назад. – Здесь одежда. Это поможет первое время скрываться. И немного покушать. – Афина смутилась. – Я знаю, что вы голодаете.
– Но от кого мы должны скрываться? – спросил Тим.
– От кого конкретно вам скрываться, я не знаю. Но боюсь, вашим феноменом заинтересуются многие. Однажды я увидела, по каким адресам отправляются протоколы обследования некоторых пациентов. Так вот, там только перечень спецслужб на двух листах. Да и сам Трансмед не упустит такую удачу, – ответила Афина. – Сколько могла, я скрывала информацию о вас. Но персонал Трансмеда под постоянным контролем. В общем, если решите, что прятаться вам незачем, то можете сдаться. Но я почему-то подумала, что вы захотите сами решать свою судьбу. – Афина вопросительно подняла бровь.
– Ты права, – сказал Тим. – Я предпочитаю сам решать за себя. Но почему ты помогаешь?
Афина порывалась что-то сказать, но в последний момент останавливалась. Наконец она встряхнула чёрными волосами и сказала:
– Понимаете… Дело в том, что я больна. Современная медицина не может мне помочь. А вы, с вашими новыми возможностями, смогли бы. Надеюсь, что когда вы справитесь со всеми трудностями, то вспомните о моей услуге и захотите отблагодарить… – девушка опустила глаза и замолчала.
– Если появится возможность, мы обязательно поможем, – сказала Мари.
– Тогда пойдёмте, – сказала Афина. – Если вы решили бежать, действовать надо прямо сейчас.
Афина направилась к выходу из грота. Тим и Мари поспешили следом. Снаружи наступила ночь. Купол силового поля мерцал множеством звёзд. Они сверкали гораздо ярче реальных и хорошо освещали территорию медицинского центра. Афина свернула с дорожки, выложенной разноцветной галькой, на дорожку, покрытую серыми плитами. В путеводителе говорилось, что такие дороги предназначены для обслуживающего персонала. Пациентам передвигаться по ним запрещалось. Афина озиралась по сторонам. Дёрганая походка выдавала сильное волнение.
– Видите контейнеры? – спросила Афина, указывая рукой на округлые конструкции. Тим всегда воспринимал их как скопление амфор. – Сейчас подойдёт мусоровоз. Во время погрузки попытайтесь забраться в контейнер с надписью «ресторан океанариума». Надеюсь, вам повезёт.
– Ты сказала, мусоровоз? – спросила Мари.
– Другого пути нет, – ответила Афина. – Да и этот свободен потому, что особый пропускной режим ещё не объявлен. Мне пора. – Афина пятилась спиной вперёд и старалась не смотреть на беглецов. – Удачи. – Девушка повернулась и побежала.
– Переживает, – сказала Мари. – Сомневается, что поступает правильно.
– Конечно, вдруг мы разнесём заразу по всей планете, и человечество погибнет, – зло сказал Тим.

4
Мусоровоз показался буквально через минуту. Тим и Мари спрятались за контейнерами. Пока рабочие занимались погрузкой, беглецы прокрались к другому борту электромобиля. Контейнер с надписью «ресторан океанариума», как и обещала Афина, стоял на своём месте. Тим помог Мари забраться внутрь и спрыгнул сам.
– Афина говорила, что контейнер повезут пустым, – пожаловалась Мари.
Они по колено стояли в вонючей жидкости. Тим поддерживал Мари под руку, у неё кружилась голова. Электрокар тронулся, и жидкость заплескалась, доставая до колен.
– Надеюсь, это не шутка. Чувствую себя идиотом, – сказал Тим.
Мусоровоз остановился, и Тима обдало нечистотами до самой головы. Он начал ругаться, но Мари одёрнула его.
– Контрразведка космического флота Земной Федерации, – хорошо поставленный голос проникал даже в закрытый контейнер.
– Контр чего? – удивился другой голос.
Послышались звуки ударов и приглушённые голоса.
– Контрразведка космического флота Земной Федерации, – казалось, голос забивает гвозди. – Понятно!
– Понятно, господин…
– Господин майор.
– Да, господин майор.
– Что да?!!!
– Понятно.
– Ему понятно! Мне ничего не понятно! А этому чепушиле понятно! – Несколько голосов вежливо заржали. – Ладно. Что везёшь?
– Отходы, господин майор, – доложил водитель.
– Открывай, смотреть будем!
– На отходы, сэр?
– На отходы!
В контейнер, где прятались беглецы, звуки доносились приглушённо. Но Тим хорошо слышал, как крышки лязгают всё ближе и ближе. Вот откинулась крышка их контейнера. Внутрь ворвался поток пьянящего свежего воздуха. В люк заглянуло квадратное лицо с гарнитурой связи в ухе.
– Вот дерьмо! – сказало лицо и спряталось за лацканом пиджака.
– Что там?! – встревожился майор.
– Вонь! Ужасная вонь!
– Билл! Мать твою! Займись делом! – выкрикнул командир.
– Есть, сэр!
Квадратное лицо снова заглянуло в люк. На Тима уставились удивлённые глаза.
– Ну что там?! – нетерпеливо спросил майора.
– Здесь пусто, – прошептал Тим.
– Здесь пусто, – неуверенно повторил контрразведчик, смотря Тиму в глаза.
– Здесь только протухшие осьминоги, – снова прошептал Тим.
– Здесь только протухшие осьминоги, – уже уверенней заявил человек.
– Это они так воняют?!
– Да. Вонь ужасная.
Человек захлопнул люк. Тим глубоко вздохнул и тут же пожалел об этом. Приток свежего воздуха прекратился, и от вони снова заслезились глаза. Мари одобрительно потрепала Тима по плечу. Снаружи донёсся визг тормозов. Затем громкие голоса. Грянули выстрелы.
– Ты кто такой?! – спросил незнакомый голос.
– Водитель мусоровоза, – ответил уже знакомый голос.
– Я генерал Планетарной Службы Безопасности. На мои вопросы отвечать правдиво и чётко. Понятно?!
– Понятно.
– Хорошо. Что искали люди в твоём грузовике?
– Не знаю. Они открывали контейнеры и заглядывали туда, но ничего не нашли.
– Ничего не нашли, говоришь? Проверим.
Пропиликал коммуникатор. Голос генерала удалился и стал еле слышным. Генерал перед кем-то оправдывался.
– Что стоите, бездельники?! Оцепить периметр! Никого не впускать, никого не выпускать! – крикнул генерал.
– Сэр! Что делать с мусоровозом?!
– Что делать? Его же досматривали ухари из контрразведки! Эти даже муху не упустят! Неужели неясно?!
– Ясно, господин генерал!
– Так выполняй, раз ясно!
– Эй, ты! Проваливай отсюда!
– Понял, понял, – в голосе водителя слышалось облегченье.
Мусоровоз тронулся, и беглецов до самой макушки обдало нечистотами. Вонь мешала сосредоточиться и понять, сколько прошло времени. Но, судя по остановкам перед светофорами, грузовик далеко отъехал от медицинского центра.
– Тим, – прошептала Мари. – Я больше не могу.
– Да. Нужно выбираться отсюда. Иначе мы задохнёмся.
Тим ударил по люку, и он открылся. Подышав свежим воздухом, Тим выбрался наружу и помог выбраться Мари. Они без сил повалились между контейнерами. Вокруг стояла глубокая ночь. Прохладный воздух придал беглецам сил и прояснил мысли. Мусоровоз сбавил скорость и начал поворачивать. Тим выглянул из-за контейнера.
– Прыгаем! – крикнул он.
Тим спрыгнул с платформы. Мари следом. Тим схватил Мари за руку и бросился к чахлым кустам, что росли вдоль дороги. Мусоровоз проехал ещё немного и остановился перед воротами.
– Нужно переодеться, – сказал Тим. – Одежда в сумке наверняка провоняла. Но, по крайней мере, избавимся от этих пижам. Мы выглядим, будто сбежали из психушки.
Тим и Мари надели футболки и комбинезоны. Мари одежда подошла, а Тиму оказалась немного мала. На самом дне сумки лежали ветровки и пара бейсболок. Ночь стояла прохладной, и ветровки пришлись кстати. Тим выбрался из кустов и осмотрелся. Напротив тёмной громады мусоросжигательного завода находилась группа обветшалых зданий.
– Пойдём к этим зданиям и попытаемся укрыться, – сказал Тим.
– Хорошо бы подкрепиться, – сказала Мари.
От упоминания о еде внутренности Тима издали басовитый рык. А рот наполнился слюной. Мари взяла Тима под руку, и они пошли по тротуару.
– Как ты это делаешь? – спросила Мари.
– Не знаю, – ответил Тим. – Я говорю. А человек повторяет слова и подчиняется. Это не все мои способности.
– Да?! Что ещё?! – спросила Мари.
– Подумай, смогла бы ты до этого забраться в мусорный бак? А спрыгнуть с грузовика?
– Пожалуй, нет, – ответила Мари после долгого молчания. – Скажи, я изменилась. – Мари забежала вперёд и остановилась перед Тимом. Она принялась позировать, изображая фотомодель. При этом она томно вздыхала и искрила голубыми глазами.
– Я ничего не замечаю. Но это потому, что мы видимся каждый день.
Когда-то двадцатиэтажные здания имели пёструю раскраску и архитектурные украшения. Когда-то здесь жили люди, работающие на большом предприятии. Предприятие переделали в мусоросжигательный завод. Люди потеряли работу. Коробки с пустыми оконными проёмами походили на зомби. Лишь в редких окнах горел свет. И, судя по неровному мерцанию, не везде электрический.
Микрорайон делился на кварталы. В одном из переулков Тим увидел светлое пятно. Неоновая вывеска обещала выпивку и развлечения. Здание стояло на удалении от жилых коробок. Судя по куполу, когда-то застеклённому, здание служило кинотеатром. Закоулки, образованные киосками, заполняли неопрятные личности. Они старались избегать освещённых мест и походили на тараканов, что копошатся по тёмным углам.
Тим поднялся по ступеням. К нему двинулись полуобнажённые женщины с ярким макияжем, но, разглядев под бейсболкой Мари, отступили.
Огромный холл заполняли разнокалиберные столы и стулья. Мебель занимала такая же потрёпанная публика. Шум голосов тонул в облаках сигаретного дыма и звуках музыки. Судя по всему, в холле находилось несколько компаний, и они старались не пересекаться между собой. Тим протиснулся к барной стойке. Толстый мужчина в грязном переднике протирал пивные кружки.
– Нам нужно покушать и отдохнуть, – сказал Тим.
– Ну-у-у? – удивлённо прогудел толстяк.
– Я заплачу, – Тим выложил на стойку кредитную карточку.
Толстяк тут же накрыл карточку тряпкой и быстро огляделся.
– Ну-ну, – укоризненно сказал бармен.
– Нам нужна комната, – наклонившись над стойкой, сказал Тим. – И покушать.
Толстяк достал из-под стойки сканер и, прикрывая ладонью, потыкал в него пальцем. Затем повернул экран. Тим удивлённо охнул, сумма показалась чрезмерно высокой.
– Ладно, – сказал Тим. – Но нам нужна чистая комната и много еды.
– Любой каприз за ваши деньги, – прошипел толстяк.
Тим провёл карточкой по сканеру. Тот пискнул. Теперь удивился толстяк. Он ещё раз оглядел Тима и Мари.
– Ну! – рыкнул толстяк куда-то в сторону. К нему подбежал прыщавый юноша. – Ну-у! – толстяк обвёл рукой вокруг и отвесил парню подзатыльник.
Бармен откинул часть стойки и поманил Тима за собой. Они шли тёмными закоулками. Изредка бармен поворачивался к Тиму, кривил губы и хрипел, будто подавился костью. Таким образом он показывал усердие. Наконец бармен отшвырнул ногой картонную коробку и полез в карман. Он достал ключ и сунул в скважину. Дверь открылась, и они вошли внутрь. Толстяк щёлкнул включателем. Мягкий свет заполнил просторное помещение. Одна из стен состояла из наклонных стёкол. Тим подошёл к окну и заглянул. Внизу находился вход в здание.
– Ну-у-у, – стоя перед холодильником, толстяк изображал восторг. Холодильник доверху заполняли продукты.
– Ну! Ну! Ну! – грязный палец указывал на микроволновку, чайник и ещё какие-то агрегаты.
– Вполне прилично, – сказала Мари. – Это нам подходит.
Когда бармен ушёл, Тим осмотрел помещение. Вероятно, раньше его использовали для кафе при кинотеатре. Позже помещение переоборудовали в VIP-апартаменты. Тим подпёр входную дверь стулом и продолжил осмотр. Вскоре он обнаружил маленькую комнату с джакузи и душем. За ширмой стояла стиральная машина.
– Это то, что нужно! – сказала Мари.
Стиральная машина деловито загудела. Тим и Мари целый час отмокали в джакузи. Только после этого они избавились от невероятной вони. Одевшись в махровые халаты, они уселись на диван перед огромным телевизором и принялись за еду. Мари постаралась приготовить из полуфабрикатов что-то съедобное.
– Голод – лучший повар, – ответила Мари на похвалу Тима.
Из спиртного в холодильнике обнаружили только пиво. Тим открыл бутылку. Мари поддержала его. Напряжение постепенно отступало. На сытый желудок ситуация не казалась ужасной. Тим открыл вторую бутылку. Мари поддержала его и в этом.
Как-то неожиданно они набросились друг на друга. Секунду назад они сидели и смотрели в глаза, и вдруг сплелись в объятьях. Тим считал, что они уже не смогут удивить друг друга. Но желание буквально взорвало их изнутри. Прежний опыт помог не покалечиться, и, наконец, они расцепились. Отдышавшись, Мари спросила:
– Ты что-то мне внушил?
– Нет. Я думал, это ты сделала, – ответил Тим.
– Мы должны это контролировать, – сказала Мари.

Тим проснулся и резко сел. Мари готовила еду в микроволновке. Тим подошёл к Мари и поцеловал.
– Надо решать, что делать дальше, – сказала Мари.
– Надо убираться отсюда. Чем дальше, тем лучше. Необходимо добраться до «Старателя». В спокойной обстановке мы что-нибудь придумаем. Если…
– Внимание! Это полиция! Здание окружено! Выходите с поднятыми руками! В случае сопротивления, открываем огонь на поражение!
От усиленного громкоговорителем голоса на столе дрожала посуда. Тим осторожно выглянул в окно. Здание окружали полицейские электрокары. В воздухе носились дроны с видеокамерами. В глазах рябило от множества проблесковых маячков. Но Тим рассмотрел, что подкрепление к полицейским продолжает прибывать. Коротко простучало автоматическое оружие. Стёкла на первом ряду электрокаров покрылись сетью трещин. Полицейские укрылись за машинами и ответили из пистолетов. Прочертив дымный след, из окна вылетела реактивная граната. Одна из машин, завывая, подпрыгнула на огненном столбе. Перевернулась и рухнула на крышу. Полицейские попятились. Их места занимал спецназ, закованный в броню.
– Прекратить огонь! – раздался властный голос. – Говорит шериф округа. Добропорядочные граждане, я взываю к вашему благоразумию. Нам нужны только Тим и Мари. Они являются носителями смертельной болезни. Они притащили инфекцию из космоса. Тем самым подвергая опасности всех жителей Земли. Как только мы их получим, сразу же уйдём. Те, кто…
Стул, подпиравший дверь, разлетелся в щепки. Дверь распахнулась, в проёме появился объёмистый мешок. Мешок повернулся, оказалось, он висит на плече бармена.
– Ну-у-у, – укоризненно прогудел толстяк.
Он плюнул под ноги Тиму и направился к холодильнику. Толстяк потянул ручку. Холодильник повернулся, открыв чёрный проём. С трудом протащив мешок, толстяк скрылся в темноте. Тим и Мари, не сговариваясь, бросились за ним.
– Ну? – донеслось из темноты.
– Приятель, не хами, – примирительно сказал Тим. – Мы оплатили номер на сутки, и наше время ещё не кончилось.
– Ну! – выстрел. – Ну! – выстрел.
– Перестань! – крикнул Тим. – Брось оружие! – Наступила тишина. – Выходи!
Из темноты послышалось сопение и тяжёлые шаги. Слеповато щурясь, из проёма вышел толстяк. Сделав усилие, он выдернул наружу мешок.
– Ляг на диван, – уже спокойно сказал Тим. Бармен послушно подошёл к дивану и лёг. – Час ты не сможешь двигаться.
Толстяк обмяк. Он лежал, уставившись в потолок и тихо сопел. Мари обшарила карманы. Её добычей стал цилиндр, свёрнутый из засаленных купюр. Тим развязал мешок. На пол посыпались целлофановые пакетики с серым порошком. Тим со злостью ударил по мешку ногой.
– Уходим, – сказал Тим.
За дверью царила кромешная тьма. Тим двигался, нащупывая дорогу ногой. Мари держась за плечо Тима, шла сзади. Нога Тима провалилась в пустоту. Раздался металлический звон. Вскоре Тим нащупал поручень, и они начали спуск.
Они шли и шли, кружась по бесконечным поворотам винтовой лестницы. Иногда, от неловкого движения, раздавался глухой удар, подхваченный многократным эхом.
Впереди замерцал свет. Тим поднял голову. Дневной свет падал через решётку ливнёвой канализации. Сверху ходили люди, отчего свет мигал. Слышались голоса и выстрелы.
– Мы опять испачкаемся, – сказала Мари, кивнув на дно тоннеля.
На дне лежал слой полужидкой грязи. Тим первым шагнул в тоннель. Они прошли ещё три решётки, прежде чем добрались до перекрёстка. Тоннель пересекался с таким же. Здесь стояла блестящая металлическая лестница. Лестница явно появилась в подземелье недавно. Она не успела обрасти слоем грязи.
– Попробуем подняться? – спросил Тим.
Мари кивнула, и Тим полез вверх. Крышка люка откинулась. Тим выглянул наружу. Вокруг стояли грузовые контейнеры. Мари первой заметила дверь. Грубо вырезанный кусок металла висел на таких же грубых петлях. Лишь красный огонёк индикатора говорил о том, что дверь заперта.
– Как же нам выбраться? – спросила Мари. – Когда я обыскивала толстяка, то не нашла ни ключей, ни электронных карт…

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.