photo

"На грани". Короткие рассказы

40 руб
Оценка: 0/5 (оценили: 0 чел.)

Добавил: legenda1968

Автор: Треффер Алексанра

вставить в блог

Описание


Сборник рассказов «На грани» будет незаменим в минуты досуга. Но это не просто развлекательное, легкоусвояемое чтиво. Мистическое «Чистилище», зловещая и трагическая «Исповедь монстра», фантастическое «Испытание смертью» способны подвигнуть читателя в очередной раз задуматься над вечными вопросами, предлагаемыми нам жизнью.

Характеристики

Отрывок А ПОСЛЕ РАССВЕТА НАСТАЛА НОЧЬ

– Милый, не гони, пожалуйста, – попросила симпатичная, черноволосая женщина, сидящая рядом с плотным мужчиной лет тридцати. – Ещё не рассвело, почти ничего не видно, опасно ехать так быстро.
– Не бойся, девочка моя, – ласково откликнулся её спутник, – заброшенные дороги в ранние утренние часы обычно пусты.
– Но мы-то здесь, – возразила она. – Возможно, кому-то ещё захочется сюда свернуть.
Мужчина снисходительно улыбнулся, но скорость сбросил, и женщина вздохнула с облегчением.
– Спасибо, Артур!
– Всё для тебя, дорогая… – пропел он.
И, сняв одну руку с руля, обхватил плечи жены. Та прижалась щекой к его ладони, и тут…
Из-за поворота вылетело что-то большое и громоздкое: то ли грузовик, то ли фура. Монстр зацепил лёгкий автомобиль, он, перевернувшись несколько раз, скатился в кювет, а пассажиры надолго погрузились в беспамятство.
Придя в себя, Артур помотал головой, раскалывающейся от боли. И услышал встревоженный голос:
– Арти, с тобой всё в порядке? Господи, я так испугалась!
– Соня!
Слава богу, жена осталась жива, хотя одежда её и превратилась в лохмотья. Пытаясь прикрыть обнажённые плечи и грудь, она нервно хихикнула:
– Зацепилась за дверцу и порвала. Что будем делать?
– Не знаю, – растерянно проговорил Артур, отстёгивая ремень и вываливаясь наружу. – Кажется, придётся идти пешком или ждать, пока нас подберут.
И крепко обнял женщину.
– Ты не пострадала, Соня, это главное. А с остальным мы справимся.
Когда жертвы катастрофы выбирались из канавы, в соседних кустах что-то зашевелилось, и раздалось низкое, утробное рычание. Мужчина напрягся, рука его скользнула в карман, где всегда лежал небольшой пистолет. Но оружие исчезло. Тогда, приказав жене оставаться у него за спиной, Артур вернулся к машине, чтобы найти выпавший предмет. Нащупал он его под покорёженной рулевой колонкой. Сжав рукоять, человек выпрямился и замер, парализованный увиденным.
Из зарослей вышел похожий на волка зверь, вид которого устрашал. Он был раза в два крупнее собратьев, в разверстой пасти полыхал огонь, а зубы напоминали акульи.
– Боже мой!
Артур, потеряв дар речи, смотрел на удивительный феномен и опомнился только тогда, когда завизжала Соня, бросившаяся бежать. Чудовище ринулось за ней, и страх мужчины перед невиданным монстром исчез, уступив место другому – страху за жену. Он поднял пистолет и, тщательно прицелившись, спустил курок. Пуля настигла хищника в прыжке, и тот рухнул, не издав ни звука. А Артур уже спешил к женщине, опустившейся на асфальт. Почувствовав прикосновение рук мужа, она вздрогнула и снова закричала.
– Тише, тише, – уговаривал он её. – Всё позади, всё закончилось.
Соня замолкла, всхлипывая, но вдруг, выкрутившись из объятий Артура, вскочила, тыча пальцем в сторону:
– Там, там…
Мужчина глянул и обомлел. Из щели, в считанные секунды возникшей в земле, высунулись две большие руки и, погладив убитое животное по окровавленной шерсти, увлекли его тело вниз. Несмотря на сопротивление жены, Артур, держа оружие наготове, подошёл к дыре и наклонился над ней. Пламя, вырвавшееся оттуда, чуть не опалило ему лицо, заставив отшатнуться.
– Что за странные вещи здесь творятся? – пробормотал он.
– Это всё дорога, – причитала Соня, утирая слёзы, – не зря её забросили. Ты же сам говорил, что здесь гибнет больше людей, чем в других местах.
– Милая, – опускаясь рядом и обнимая её, заговорил мужчина, – ты сейчас в шоке. Всё это наверняка имеет разумное объяснение…
– Неужели ты не веришь своим глазам? – перебила она. – Ну-ка, опиши мне, что видел.
Артур неохотно подчинился.
– Я наблюдала то же самое, – подтвердила жена, вставая. – Надо немедленно отсюда уходить!
Муж считал, что рациональнее будет не тратить силы на перемещение и дождаться помощи на месте, но спорить не захотел. Вздохнув, он поднялся, забрал из машины документы и фонарь, взял Соню под руку, и они двинулись вперёд.
Минут десять оба шагали молча, но неожиданно женщина охнула и остановилась.
– Арти, – прошептала она со страхом в голосе, – это ненормально…
– Что именно?
– Ты помнишь, когда мы попали в аварию, уже светало, а сейчас снова ночь.
Мужчина застыл на месте.
– Ну, может… – нерешительно промямлил он, – может, затмение?
– О нём, милый, обычно знают заранее и сообщают всему миру. Тут что-то другое, мистическое.
– Глупости… – начал муж, но запнулся, вглядываясь в темноту.
Впереди возникло движение, и в туманной дымке появилось нечто, очертаниями напоминающее человека. Когда луч фонаря выхватил из мрака фигуру незнакомца, Соня взвизгнула, а Артур, отпрыгнув, упал, потянув жену за собой.
У встречного отсутствовало лицо. Вместо него люди увидели тонкую, телесного цвета плёнку, за которой ритмично пульсировал мозг. Засунув руки в карманы длинного пальто, страшила прошаркал мимо оцепеневших супругов и, неуверенно ступая и покачиваясь, исчез во тьме. Через пару минут оттуда раздался визг тормозов, удар, и снова наступила тишина, нарушаемая лишь звуком негромко работающего мотора.
– Соня, – дрожащим голосом произнёс Артур, – похоже, его сбила машина. Может, пойдём и посмотрим.
– Я боюсь, – пролепетала женщина.
Но послушно последовала за мужчиной.
Когда они вернулись шагов на пятьдесят, то при тусклом свете фар большого фургона разглядели, что над лежащим неподвижно существом склонился человек, наверное, дальнобойщик. Выглядел он совершенно обычным.
– Вы даже не представляете, как мы рады вас видеть! – выпалил Артур. – Наша машина в кювете, мы идём пешком, а тут столько непонятного, страшного и…
– Вы нас не подвезёте? – умоляющим голосом попросила Соня, прерывая излияния мужа.
– Конечно, – улыбнулся шофёр. – Но подождите немного, мне надо позавтракать. Я давно в пути и порядком проголодался.
Изо рта у него вылетела длинная лента языка, сужающегося на конце и, на глазах у ошеломлённых наблюдателей, твёрдое остриё вонзилось в голову погибшего. Через несколько минут та сдулась, словно воздушный шарик, а водитель повернулся к путникам:
– Ну, вот и всё. Можно отправляться.
– Ннет, мы уж лучше пешком, – выдавил Артур.
Мужчина удивился:
– Вы из-за этого что ли? – спросил он, кивая на останки. – Да бросьте, ведь оно же не человек, так – пузырь. А я не людоед. Вам ведь к свету надо?
– Наверное, – прошептала Соня.
– Доставлю в лучшем виде, – сверкнул белыми зубами новый знакомец. – Осмотритесь, а там уж сами решите, где лучше. Поехали.
Не посмев возразить, пара направилась за ним и расположилась в кабине. Соня, севшая рядом с водителем, старалась не прикасаться к нему, но это ей не слишком удавалось.
– Меня зовут Скари, – представился дальнобойщик. – Я здесь уже давно. Видите, обустроился, даже питаться научился…
– Видим, – пробормотал Артур.
– А иначе нельзя, – продолжал болтать попутчик, – надо же как-то существовать. Свет не люблю, там меньше возможностей и развлечений…
– Вы о чём? – перебила его Соня. – Что, вообще, происходит на этой трассе? Мы надеялись добраться до города и…
Скари недоумённо посмотрел на неё и вдруг ударил по тормозам. Из-под колёс посыпались искры, раздался визг, и машина остановилась.
– Чёрт! – стукнув по рулю кулаком, воскликнул мужчина. – Так вы даже не знаете, куда попали?!
В голосе водителя звучало отчаяние.
– И куда же? – забеспокоился Артур.
– Послушайте, – тихо спросил Скари, – вы хоть поняли, что умерли? Или до сих пор находитесь в неведении?
Супруги побледнели и переглянулись.
– Но мы живы, – прошептала Соня.
Собеседник кивнул.
– Конечно, живы. Но туда, где вы обретались ранее, вам уже не вернуться. Сейчас ваши бывшие тела, скорее всего, вытаскивают из кювета. А может быть, даже хоронят…
– Нет!
Голос Артура сорвался на визг.
– Да будет вам…
Скари заговорил мягким, успокаивающим тоном:
– Здесь хорошо. Нет лишений и борьбы за выживание, как на Земле. Вы научитесь есть, и пища у вас будет всегда, так же, как и всё остальное. Захотите, останетесь в обители света, нет, вернётесь сюда. От вашего желания в этом мире зависит очень многое…
– Нет! – застонала Соня.
Но Артур уже увидел перспективу, и в сложившихся обстоятельствах она показалась ему довольно неплохой. Он взял жену за руку.
– Милая, – сказал он, – мы вместе, а всё остальное неважно. Устроимся как-нибудь.
Скари, довольно крякнув, снова завёл мотор и, прежде чем тронуться с места, присовокупил:
– Главное, смиритесь с тем, что возврата не будет, тогда и приживётесь скорее.
Снаружи быстро светало, и новички прильнули к окну, удивляясь необычности окружающего. Лес был совсем не похож на тот, к которому они привыкли, да и дорога тоже выглядела иначе.
– Красиво, правда? – спросил Скари, нажимая педаль газа.
И кинул весёлый взгляд на притихшую пару.
Но тут глаза его изумлённо расширились, а рот приоткрылся при виде того, как тело пассажира, обнимающего женщину, заколебалось в воздухе, растворяясь и исчезая.
Артур разлепил отяжелевшие веки. В ушах его до сих пор звучал отчаянный вопль жены, а перед внутренним взором стояло ошеломлённое лицо Скари. Что же произошло?
Он огляделся. Вокруг, негромко переговариваясь, суетились люди в белоснежных халатах. Мужчина почувствовал болезненный укол в бедро и поморщился.
– Я в больнице, – подумал он. – И жив. Похоже, то, что я видел – всего лишь сон.
К нему подошёл незнакомый человек и, снимая маску, бодро сказал:
– С возвращением! Я восхищён вашей жизнеспособностью. Вы находились в таком состоянии, что мы даже не рассчитывали на благоприятный исход. Но всё уже в порядке, и теперь вы пойдёте на поправку.
Губы пациента шевельнулись, и врач наклонился.
– Моя жена? Что с ней? – прошелестел раненый.
Хирург отвёл взгляд и, выпрямившись, промолвил:
– Мне очень жаль, но её нам спасти не удалось. Она не пристегнулась, и травмы оказались смертельными.
Артур уставился в потолок. Всё было кончено, жизнь без Сони теряла для него всякий смысл. И его абсолютно не беспокоило, что там – за гранью, возможно, на самом деле ничего нет. Дождавшись момента, когда врачи отвлеклись, мужчина протянул непослушную руку к столику, где лежали инструменты.
Когда он вновь появился в машине, Скари, успокаивающий рыдающую женщину, подпрыгнул от неожиданности. Соня, смеясь сквозь слёзы, кинулась мужу на шею, они долго целовались, а водитель сокрушённо качал головой. Заметив это, Артур вопросительно посмотрел на него. А тот, впервые обратившись к спутнику на «ты», печально сказал:
– Нам придётся расстаться, потому что дорога для тебя теперь закрыта. Что ты сделал с собой там?
– Провёл скальпелем по горлу, – беспечным тоном отозвался мужчина, чувствуя, как в жилах стынет кровь.
И посмотрел в окно. Снаружи стоял непроглядный мрак. Страшная мысль запульсировала у Артура в мозгу: он вернулся не тем путём, ему не удастся двинуться дальше, а Соня отправится к свету, и будет потеряна для него навсегда.
– Самоубийство, – подтвердил его опасения Скари, – не приветствуется. Из тьмы тебя не выпустят ещё очень долго.
Женщина взглянула на говорящего.
– Но ведь мы имеем право выбора, верно? – вопросила она, сжимая руку мужа.
– Да, – отозвался Скари, – только он его потерял…
– Зато оно осталось у меня, – перебила Соня. – И я не брошу Артура здесь одного.
Не дожидаясь возражений и увещеваний, она решительно открыла дверь и спрыгнула на асфальт.
Скари долго ещё стоял, вглядываясь во мглу, куда рука об руку ушли его новые друзья. Потом губы мужчины растянулись в улыбке и, прошептав: «Скоро увидимся», он забрался в кабину и завёл мотор. Через минуту фургон скрылся за поворотом.

ИСПЫТАНИЕ СМЕРТЬЮ

Едва видимые лучи тусклого светила, напоминающего маленькую луну, с трудом пробиваясь сквозь тяжёлые наслоения, залегшие в небе, скупо освещали блёклую поверхность неизвестной планеты, покрытую скудной растительностью.
По бескрайней, безжизненной пустыне, отдыхая каждые три минуты, медленно перемещались двое в скафандрах. Но вот один из них, споткнувшись, упал и остался недвижим. Второй остановился и опустился рядом на колени. Через стекло шлема можно было разглядеть, что глаза лежащего мужчины закрыты, и только шумное дыхание свидетельствовало, что он ещё жив.
– Товальд, – окликнул его спутник, – что с тобой?
Тот приподнял веки.
– Кислород… кончается, – выдавил он.
– Хочешь, я поделюсь своим?
Умирающий еле слышно фыркнул.
– Зачем, Борис? Чтобы продлить агонию ещё на пару часов? Не стоит.
Оба помолчали, а потом Товальд заговорил:
– Любое общество в момент катастрофы избавляется от наименее полезных своих членов. Как ты относишься к тому, что нас сочли балластом?
Не желая отвечать, Борис пожал плечами, но вопросы сыпались один за другим:
– Разве мы плохо справлялись со своими обязанностями? Или не рисковали жизнью вместе с остальными? Почему в капсулу посадили именно тебя и меня, а не Авлиса, не Видоха, не Аллу, наконец…
– Алла – женщина. Оставшиеся стали бы презирать сами себя, если бы выкинули её в космос.
– При чём тут половая принадлежность? В такой ситуации речь может идти только о нужности того или другого. Алла всегда была беспомощной, и нам приходилось брать на себя большую часть её работы. А Видох? Он постоянно ныл, сожалея о том, что отправился в экспедицию, и никогда ничего не доделывал до конца, уверяя, что это ему не по плечу. Или Авлис…
Борис перебил говорящего:
– Товальд, тебя кто-нибудь ждёт на Земле?
Тот, тяжело дыша, уставился на товарища.
– Тебе же известно, что нет.
– И меня тоже. Мы одиноки, наша гибель никого не опечалит. У Аллы, Авлиса и Видоха семьи. Разве это не причина для того, чтобы оставить их в живых?
– Ты понимаешь, что говоришь?!
Голос Товальда взлетел:
– Я хочу жить, один я или нет! И уверен, что ты тоже не жаждешь смерти. Команда могла избавиться от менее достойных, но почему-то выбрала именно нас…
Собеседник продолжал возмущаться, но Борис уже не слушал, вспоминая, как после аварии, рассчитав вес капсулы, понял, что будет недостаточно скинуть только летательный аппарат, что придётся послать на смерть двух-трёх человек, иначе корабль, не сумев оторваться, рухнет на поверхность звезды, и погибнут все.
Он снова видел лицо капитана, изменившееся до неузнаваемости, когда техник доказал необходимость сброса живого балласта, добровольно согласившись стать первой жертвой. А ещё Борис подумал, что Товальд не простил бы, если бы узнал, что вторым он назвал его имя…
Размышления астронавта прервала тишина; товарищ больше не дышал, хотя глаза его остались открытыми. Слезинка скатилась по щеке обречённого, губы прошептали молитву, и мужчина, не желая медленно умирать в одиночестве, отстегнул и снял шлем. И изумился, почувствовав, как в лёгкие проникает кислород. Снова встав на колени, он трясущимися руками обнажил голову покойника и тут…
Взвыла сирена, забегали люди, оттеснив Бориса от тела погибшего. Медики пытались реанимировать мертвеца, а ошеломлённый человек смотрел на эту суету, не понимая, что происходит.
– Выключите планетарий, – крикнул кто-то.
Внезапно Борис осознал, что находится в огромном зале, под потолком которого крутится большой прибор, проецирующий на пол и стены картинку чужого мира. Почему же он раньше этого не замечал? Его чем-то опоили? Что за эксперименты над ними ставили?
К технику подошёл капитан и, улыбаясь, положил руку тому на плечо.
– Здорово нас надули! – весело сказал он. – Я даже не сомневался, что всё происходит на самом деле. А ты, оказывается, герой!
Борис перевёл на него невидящий взгляд и слабым голосом поинтересовался:
– Зачем всё это?
– Проверка на вшивость, – ответил начальник экспедиции. – Зато теперь наши наниматели знают, кто на что способен, и уверены, что мы правильно поведём себя в критической ситуации.
Техник взглянул на тело, накрытое тёмной тканью, и промолвил:
– Товальд заплатил за их сомнения слишком дорого.
Командир развёл руками.
– К сожалению, это неминуемые издержки нашей профессии.
– Издержки? Человеческая жизнь, погубленная просто так, безо всякого смысла, ради любопытства – издержки?! Насколько же низко она будет цениться в космосе, если уже здесь – на Земле с людьми обращаются, как с подопытными животными!
Собеседник потупился, не зная, что сказать, а Борис, отвернувшись от него, подошёл к группе оживлённо беседующих учёных и ровным тоном произнёс:
– Я отказываюсь от участия в экспедиции. Для вас меня больше не существует, я погиб вместе с Товальдом.
И двинулся к выходу, не обращая внимания на встревоженные оклики.
Открыв дверь, Борис с наслаждением вдохнул свежий после дождя воздух, подставил лицо солнцу и, покинув охраняемую территорию, направил шаги к тому новому, что ждало его впереди.

КЛЕТКА

– Я ушёл, – крикнул Роман жене.
И, подхватив портфель, в ожидании хозяина вытянувшийся у двери по стойке «смирно», помчался к лифту.
– Не нажимайте!
Оказавшись в кабине, он перевёл дух и промокнул лоб платком.
Каждое утро, кроме воскресного, банковский работник Роман Яковлев совершал пробежку сначала по лестничной площадке, потом до гаража, находящегося в трёхстах метрах от дома и, даже сев в машину, гнал по улицам на предельной скорости, дозволяемой правилами. Оставив автомобиль на служебной стоянке, Яковлев мчался к зданию, пересекал фойе, взлетал по лестнице на третий этаж. И только оказавшись на месте, обычно минут за двадцать до начала рабочего дня, успокаивался и брался за дела. Поведение Романа объяснялось тем, что однажды он потерял работу, опоздав на десять минут, и теперь, боясь повторения трагедии, ежедневно нёсся в банк, сломя голову.
Вскоре в зале появились другие сотрудники, начался обычный трудовой день. Через час Роман оторвался от компьютера, потёр уставшие глаза и поднялся, чтобы сварить кофе. Но вздрогнул и замер, уставившись на противоположную стену.
– Лена, – обратился он к сидящей справа миловидной девушке, – что это босс выдумал, зачем нужны решётки на такой высоте?
Та удивлённо взглянула на сослуживца.
– Какие решётки, Рома?
– Вот, разве не видно?
И он кивнул на пластиковое окно, за которым вырисовывались перекрестья металлических прутьев. Взгляд Лены стал испуганным.
– Там ничего нет, – пролепетала она. – Рома, ты здоров? Может, тебе стоит отдохнуть?
– Да всё со мной в порядке! – раздражённо воскликнул мужчина.
И тут же понизил голос, заметив, что на него оглядываются клиенты. Отвернувшись от собеседницы, он адресовал вопрос соседу слева:
– Андрей, ты решётки на окнах видишь?
Тот ответил изумлённым взглядом.
– Нет, конечно, какие ещё…
– Вы меня разыгрываете что ли?! – сердито закричал Яковлев, не тревожась более о том, что его услышат. – Да вот же они – грубые, как в тюремной камере, смотрите…
И кинулся к окну. Распахнув створку, он протянул руку к арматуре, но та внезапно исчезла, и Роман полетел бы вниз, если бы начальник не ухватил его за ремень.
– Яковлев, – кисло осведомился он, – ты что тут цирк устраиваешь?

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.