Как мы учимся писать?


Все мы учимся писать: вы, я, любой человек. Даже три обезьяны из известного допущения не сразу напишут «Гамлета». smile Даже, потому что они будут бить по клавишам бездумно.

А мы всё-таки не обезьяны. Мы не занимаемся глупым повторятельством. А если и занимаемся, то осознанным, намеренным, таким, которое называется приятно ласкающим слух словом стилизация. Это — сложное повторятельство и один из путей к обучению.
Потом — что ещё? Кто мне подскажет? Мне вот всегда казалось, что главный учитель для нас — мы сами. Что это значит? Да то, что о ком бы и как бы мы ни писали, мы в итоге рассказываем лишь о нас самих и о нашем месте в окружающем мире. И о об этом мире тоже, естественно, о людях, в нём живущих, о природе и цивилизации, о животных, морях и лесах, и т. д., и т. д. Но познаём мы это, пропуская через себя. Потому мне и кажется, что, читая другого автора — если он нас интересует, — мы впитываем его идеи, манеру, мастерство.
Подсел на Стругацких? Будешь как Великий Нехочуха как Аркадий и Борис Натанович. Нравится Лем? Бери сепульку! С Диком сложнее, потому что он, как и По с Лавкрафтом, может немного изверлючить мозг (не дай бог ещё что-нибудь принять неправильное захочется. Чур, чур этого! smile).
Но в итоге, мы пишем то, что читаем. То, что нас увлекает, интересует и заставляет размышлять. Потому что мы читаем — литературу — и её же пишем.
Таково моё ИэМХаО; а ваше?

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.