Связь времён

                            Связь времён.      
Солнечный ноябрьский день не обещал  ничего  плохого. Охота была удачной, Андрей на лыжах с рюкзаком, набитым  добычей, подходил к речке. 
Река была прекрасна в своём зимнем  наряде. Вдоль неё высились сосны, молчаливые и застывшие, покрытые  куржаком и инеем, серебрился ивняк.
Сила и молодой задор наполняли грудь охотника, до избушки оставалось километров двадцать – на лыжах часа за  четыре должен был одолеть их.
  Он представлял, как завтра, когда  прилетит на вертолёте его напарник из посёлка с новостями и продуктами,  Андрей похвастает, сколько шкурок  соболя, норки и лисиц добыл без него. 


Скатившись на лёд, не захотел идти по  наледи, чтобы не обдирать камус на лыжах, а свернул на снег, покрывавший лёд. Непростительная глупость. Под ним  могла быть полынья. Так и случилось.

Провалившись в воду, барахтаясь, Андрей потерял лыжи и рюкзак. Всё это жадная  река моментом уволокла течением под  лёд. Кое-как выкарабкавшись из воды и  добравшись до берега, он осознал, что   произошло. 

Лёгкий морозец начал сковывать одежду льдом, холодя тело, до  избушки без лыж  по снегу вряд ли дойдёшь. Если бы  высушиться у костра, то всё было бы  проще, но спичек нет – всё осталось в  рюкзаке, а те, что были в кармане,  раскисли от воды.   
— Всё. Каюк, — подумал он. Чтобы согреться, побрёл по снегу в сторону  избушки.
Прошло часа четыре. Андрей, как во сне,  брёл  по  снегу, не чувствуя холода.  — Только бы не свалиться, - сверлила мозг  мысль, повторяющаяся раз за разом. В сознании всплыл образ волка,  убитого  им в прошлом сезоне. 
Тот попался в капкан и лежал на  кровавом, утоптанном снегу, натянув  цепь капкана неестественно вывернутой  лапой. Он смотрел в упор на охотника, в  глазах не было страха, какой обычно  бывает у собаки. Только тоска.   Невыносимая  тоска. Волк понимал свой  конец и принимал его как должное. У  Андрея мелькнула мысль подойти и  освободить его из капкана, но он знал,   что зверь вцепится ему в горло, и,  стараясь не глядеть ему в глаза, поднял  ружьё и нажал спуск.

Выйдя на полянку, Андрей зажмурился  от слепящего, сверкающего снега, пошатнулся и упал. В ушах звучала  музыка – такая знакомая, но он никак не  мог вспомнить её. 

Приподняв голову и схватив  запёкшимися губами снега, вдруг увидел  рядом с собой  маленького мальчика и  старика. Глядя на них, понял, что знает  обоих, но кто они? 
Вдруг мальчик начал читать считалку:  — Бабка Лена, сядь на полено, я не буду  тебя бить, буду сахаром кормить.
— Да ведь это я маленький, - мелькнула  мысль, - когда чуть было, не утонул в детстве на  пруду. 
Вспомнил все явственно: ноги  запутались в стеблях кувшинки, воздух в груди  кончался, сквозь воду виднелось небо –  далёкое-далёкое. И потом мрак, а после  на берегу, когда его тормошили такие же  ребятишки, вытащившие его, из него  полилась вода. 

-  Андрюшка, ведь я – это ты, - сказал  Андрей.

-  А я знаю, — ответил мальчик.

-  Вот не утонул я тогда, так теперь замёрзну.
 
-  Не замёрзнешь, — вдруг сказал старик, — слышишь, вертолёт летит, потерпи ещё  немного, ну самую малость.

-  А ты кто? - спросил Андрей. 
 
-  Я – это ты, но только когда тебе  время  придёт покинуть эту жизнь.
 
-  Как это возможно? - удивился Андрей.

-  Тебе было плохо, и ты позвал на  помощь, но услышать тебя могли только  мы, — сказал Андрюшка. 

— Он тебя из детства услышал и нашёл  меня, чтобы помочь тебе, — сказал старик.

Когда Андрея затащили в вертолёт и  влили в рот стакан водки, он поднял  голову.

-  А где они? 
 
-  Кто? 

-  Мальчик и старик… 
 
-  Бредит, давай в посёлок, в больницу.


В  больнице Андрея навестил напарник и  рассказал, что с утра у него было  предчувствие беды.
А  потом я почувствовал страх. 
 
-   Знаешь, такой, как в детстве. Помнишь – нырнешь, и в тёмной воде ногу  судорогой сводит.
 Уговорил я вертолётчика лететь  сегодня.  Летели вдоль реки, и видим: след к реке, полынья и след от неё,  ну дальше прямо  на тебя вышли. Ничего, оклемаешься.  Повезло тебе, только два пальца  отморозил. Остальное заживёт.

Андрей снова отключился и снова  услышал ту же музыку.  Она баюкала  его,  покачивая и усыпляя.
 Василий Бабушкин-Сибиряк   2011г

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.