+14.52
6 читателей, 46 топиков

Александр Шорин, "Дороги"

…Ослик пах потом и острым сыром, он устал и совсем уже не казался Мишке тем весёлым осликом, которого он утром гладил между ушами. Дед Ашур, который вёл ослика под уздцы, судя по всему, тоже устал: он медленно передвигал свои большие ноги по узкой горной дороге и время от времени останавливался, чтоб присесть на камень и раскурить сноровисто свёрнутую самокрутку.
...
Рассказ можно прочитать и послушать тут
 

 

"Чеховский мотив", Дмитрий Осипов

Рассказ на сайте «Областной газеты» с аудиоверсией
Через крытый рынок, мимо торговых рядов со всевозможными мясными деликатесами, идёт участковый инспектор полиции Остроглазов. На тулье фуражки гордо восседает двухголовая птица, первая голова которой посматривает на ряды с копчёностями, изготовленными в Беларуси, а вторая голова пристально рассматривает ряды с салом, привезенным братьями-славянами из Украины.
— Так ты воровать, негодяй? — слышит вдруг Остроглазов.— Женщины, хватай его! Держи! Сбивай с ног… а!
На лицах потребителей появляется интерес к происходящему и вокруг быстро собирается толпа, жаждущая узнать подробности случившегося.
— Никак вор, господин капитан!..— говорит помощник участкового.
Остроглазов делает полуоборот налево и шагает к толпе. Около лотка со свежим мясом стоит женщина, и подняв вверх правую руку, показывает толпе кусок мяса. На лунообразном лице её как бы написано: «Я поймала ворюгу!». В этой женщине Остроглазов узнаёт Зойку Щукину, которая раньше работала на рыбе и в мясном ряду появилась совсем недавно. В центре толпы, на кафельном полу дрожа всем телом, сидит сам преступник — белобрысый паренек, одетый в брезентовую штормовку. В его глазах застыл ужас.

— Что здесь происходит? — спрашивает Остроглазов, внося свое довольно крупное тело в толпу.— Кто кричал?
— Мясо гад украл...— начинает Зойка Щукина, громко причмокивая большущими губами.— Хозяин платит мне с выручки, а теперь этот кусок мяса весь грязный и продать я его не смогу. Пусть мне ворюга за это мясо заплатит. Если каждый будет воровать, я даже на трусы себе не заработаю...
— Ну, мм!.. Хорошо...— говорит Остроглазов сурово, поправляя под мышкой кожаную папку. — Хорошо… Фамилия, имя, отчество? На своей территории воровать не позволю! Как говаривал классик — вор должен сидеть в тюрьме. Туда я тебя, гадёныш, и отправлю. Я тебе покажу Едрёну мать!.. Сержант,— обращается участковый к своему помощнику,— узнай, чей пацан, и составляй протокол, понятых найди! А потом этого ворюгу в райотдел доставишь… Фамилия, имя, отчество, спрашиваю?
— Это, кажись, сын директора рынка Николаева! — кричит кто-то из торгашей.
— Директора Николаева? Гм!.. Подержи-ка, сержант, мою папку… Ужас как жарко, я плащик расстегну! Парит, должно полагать, перед дождём… Одного только я не понимаю: тебе что, сто грамм мяса пацану жалко? — обращается Остроглазов к Зойке Щукиной.— Подумаешь сто грамм! Ты, должно быть, Зойка, на больший вес общипываешь своих покупателей. Ты ведь… известная деляга! Знаю я тебя!
— Она, господин участковый, говорит, что мяса у мальчишки почти килограмм...
— Врёшь Машка! Не видала кусок, так стало быть, зачем врать? Господин участковый умный и рассудит, кто врёт, а кто по совести, как перед богом… В демократической стране живем… По Конституции… Теперь все перед законом равны… У меня у самой брат в ФСБ… прапорщиком...
— Не базарь!
— Нет, это не директора...— глубокомысленно замечает помощник.— Он на Николаева не похож, и на его жену тоже...
— Ты это точно знаешь?
— Точно, господин капитан...
— Да, я и сам знаю. У Николаева сынок поплотнее будет, а этот — чёрт знает что! Заморыш… Попадись этакий ворюга в Москве, то знаете, чем бы это пахло? Там не посмотрели бы на закон, а моментально охранники рёбра бы переломали! Ты, Зойка, пострадала и дела этого так не оставляй… Нужно проучить! Заявление пиши о краже, а ты, сержант протокол составляй, опроси свидетелей...
— А, может быть, и Николаевский...— думает вслух помощник участкового.— По-моему, я его недавно в кабинете директора рынка видел.
— Точно, директорский сын! — говорит кто-то из толпы.
— Ну, ну!.. Что-то сквозняком потянуло… Не дай бог пневмонию заработаешь с этой работой… Сержант, отведёшь пацана к директору и спросишь у него. Скажешь, что я прислал… И скажи, чтобы он пока его в кабинете подержал… Он, может быть, просто пошутил. А ты Зойка замолкни. Сколько ты народу обвешала, так тебя в колонии строго режима надо содержать.
— А вон заместитель директора идёт, его и спросим… Владимир Владимирович, можно вас на минуточку? Мальчик этот не сынок Дмитрия Анатольевича?
— Ну, ментяра и выдумал! У шефа две девчонки, пацанов у него ни в одной семье нету!
— Да и спрашивал я зачем? И так видно — ворюга, клеймо негде ставить, хоть сейчас на нары. Вор он! Нечего разговаривать… Если я сказал, что вор, стало быть, он и вор, а вору в тюрьме место… Пиши Зойка заявление...
— Это сын не директорский,— продолжает Владимир Владимирович.— Это сын директора универсама, что напротив.
— Ишь ты, а я чего-то призабыл, что у Анатолия Павловича сынок имеется. — говорит Остроглазов, и всё лицо его озаряется улыбкой умиления.— Как я забыл? Похож пацан на папу: такой же блондинистый, спортивносложенный...
— Ну, что ты, мальчик, дрожишь? Напугала тебя противная Зойка. Из-за ста граммов протухшего мяса готова ребенка разорвать, негодяйка! Не бойся, мальчик; беги к своему папочке, привет ему от Остроглазова передавай.
А до тебя, Зойка, я доберусь, перед законом за свои макли ответишь, а закон на рынке — это я!

Надежда Иволга. "Танька-Танечка"


Ну, Танька! Ну, отчебучила! Тридцать лет вместе, а не раскусил подлюку. Если б не эта проклятая дыра, так и жил бы в неведении. Но старый пододеяльник порвался, хочешь — не хочешь, а менять надо.
Попробовал Толик из шифоньера новый вытянуть, а полка возьми да обломись. Прямо под ноги шмякнулась коробкаиз-под«Птичьего молока», а там…
Танька-тоуж вторую неделю дома не живёт. Внука, видите ли, приспичило нянчить. А то без неё молодые не управятся! Да и с дитём ли сидит? Теперь ей, мамзельке недоделанной, никакой веры нет.
Толик скомкал очередное письмо и запустил им в кота. Получай, Танькин прихвостень, получай!
Продолжение