+14.52
6 читателей, 46 топиков

Поезд до станции М...



Аудиоверсия на сайте автора
Должность Клавдии Петровны называлась «железнодорожный диспетчер», но здесь, на станции К…, её именовали не иначе как «Начальник вокзала».
В какой-то мере это соответствовало правде: на полустанке, откуда один раз в день отправлялся ремонтный поезд с рабочими по узкоколейке, никого главнее её не видывали. Всей работы-то у Клавдии Петровны: утром отправить поезд, вечером – встретить. Всё остальное время можно поливать цветочки…
Впрочем, у Клавдии было другое увлечение: коротая день, она вязала свитерок для внука.
…Было около двух часов пополудни, когда её занятие прервал шум приближающегося состава. Не веря своим глазам, она бросила вязание и выбежала на перрон. По рельсам неторопливо катил поезд: тепловоз и четыре вагона, как ей показалось. Она побежала к телефону: звонить в Полтаву.
 …почему не предупредили, что пустили состав?!!
Её начальник, Игорь Валентинович, озадаченно приподнял форменную фуражку и почесал под ней вспотевшую лысину:
– Клава, ты ничего не напутала?
– Я не слепая, только что проследовал состав в сторону М…!
Тот снова почесал лысину, посмотрел на план.
Тихо произнес, зажав трубку рукой, своему помощнику:
– Слышь, Ген. У Клавки крыша поехала!
И ей:
– Клава, с тобой всё в порядке? Может на солнце перегрелась? Иди-ко ты домой, отдохни.
Помощнику:
– Придётся ехать в К…
 Трясясь на дорожных ухабах в служебной «Волге», он молчал, пока не добрались до М… Там он вышел и подозвал к себе бригадира рабочих. Спросил напрямую:
– Тут проходил железнодорожный состав из К…?
Бригадир, Петр Сергеич, был мужик простой. Глядя прямо в глаза Игорю Валентиновичу, он покрутил у виска.
– Валентиныч, у тебя с головой всё в порядке? Рельсы разобраны, и на этой узкоколейке наш поезд единственный. А то ты не знаешь!
– Знаю. Тогда скажи, ты утром Клавку видел?
– Станционную начальницу? Видел, конечно, а что?
– Ну и как она?..
– В смысле… как?
– Ну… нормальная была с утра?
– Да вроде… Я не присматривался… А что?
– Говорит, что в два часа дня видела поезд, который мимо её полустанка прошел в вашу сторону.
– Ну, дела…
 
…Клавка, хоть и встревоженная, на сумасшедшую похожа не была.
– Валентиныч, богом клянусь: был состав! Старый такой, облупленный. Шёл медленно… в сторону М…
Игорь Валентинович спросил осторожно:
– Кто-нибудь кроме тебя его видел?
– А я почём знаю? Скорее всего – нет. Ты же знаешь, у нас тут народу-то: две бабки да три собаки.
– А завтра будет ещё и Генка. Геннадий Сергеевич. И не спорь! Останется до выяснения. Усекла?
Генка помялся, хотел что-то возразить.
– Никаких возражений. Остаёшься на служебном довольствии!
Он походил по путям, зачем-то потрогал рельсы пальцем, а затем двинулся обратно к своей «Волге».
 
.. .
 
На следующий день ровно в два (а если быть точнее – в 14.02 по киевскому) послышался стук колёс. Генка выскочил из здания станции и уставился в ту сторону, откуда слышался шум. К нему присоединилась Клавка с победным видом, типа «А я что говорила».
В той стороне, откуда слышался стук колёс, рельсы заворачивали. Всем (и больше, чем кому-либо – самой Клавке) было известно, что там, за поворотом – тупик, куда по вечерам загоняют маленький рабочий поезд. Сейчас там почему-то все заволокло туманом, из которого с лязгом и грохотом выполз допотопный паровоз. Генка готов был поклясться: такой он видел только на картинках и в старых вестернах. Изрыгая клубы пара, он неторопливо приближался. Генка отчаянно замахал флажками, давая знак ему остановиться. Тот приближался на той же скорости. Когда стала видна кабина машиниста, Клавка охнула:
– Та она пустая!
Когда поезд скрылся на горизонте в клубах пара, Генка позвонил начальнику:
– Валентиныч, это… Был поезд-то…
 
…– В тупике всё осмотрели?
– Да всё, всё осмотрели. Нет там ничего и быть не может!
– Ты хочешь сказать, вам это примерещилось?
– Нет, был поезд, был! Четыре вагона и паровоз. Старый, допотопный!  
– И что я буду по-твоему докладывать начальству, а?
 
…Решение он принял истинно соломоново: позвонил в Киев, но не в управление железной дороги, а в Украинскую Академию Наук. Там младшим научным сотрудником работал его зять, Валерка.
– Как говоришь, поезд из ниоткуда в никуда?
– Да, так, – крякнул Игорь Валентинович. Меньше всего ему хотелось выглядеть перед зятем свихнувшимся старым дуралеем. Но лучше уж перед ним, чем перед начальством…
Но тот отчего-то развеселился:
– Вот это да! Какой вы молодец, что нам позвонили! Ждите, мы постараемся приехать сегодня же!
 
.. .
 
…Лаборатория, в которой работал Валерий, официально именовалась «геофизической», на самом же деле вот уже почти три года она была «рассадником» клуба уфологов Украины во главе с ее президентом, Сергеем Сергеевичем Коганом. Это был талантливый учёный, сделавший себе имя и раннюю седину на исследовании космических излучений. 
Исследования были актуальными и финансировались на правительственном уровне, но в Академии каждая собака знала, что все эти космические лучи были только прикрытием: всё свободное время Коган посвящал изучению паранормальных явлений – бредил летающими тарелками и «зелеными человечками». Всего минуту поговорив с тестем, Валерка понял: такого случая, как этот, Коган ни за что не упустит!
 
.. .
 
…Выехали рано утром и к десяти утра были уже на месте. Валерка, крутивший баранку, малость устал, а вот Коган был похож на охотничью собаку, почуявшую запах добычи: он уже облазил все окрестности, а теперь насел на перепуганную Клавдию Петровну, устроив ей, что называется, «допрос с пристрастием». Его интересовало всё: облако пара, из которого появлялся поезд, точное время, когда он появляется и исчезает, цвет вагонов…
Ближе к двум, когда должен был появиться загадочный состав, он вдруг стал спокоен: сел на ступеньку у полустанка, скрестив руки на груди и, казалось, начал медитировать…
 
…Когда из облака пара (или тумана?) показался поезд, он вынул из сумки фотоаппарат и начал снимать.
Поезд двигался неторопливо. Все обратили внимание на то, что кабина машиниста и вправду пуста, а в последнем (четвертом по счету) вагоне открыта дверь…
Валерка вдруг ловко вскочил на подножку поезда.
– Назад! – заорал ему  Сергей Сергеевич, но он уже спрыгнул назад и, улыбаясь, протянул ему бумажный пакетик.
– Это краска, я ножом соскоблил. Мы же ученые, у нас должен быть материал для лабораторного исследования.
 
.. .
 
Спустя два дня, в Киеве, Сергей Сергеевич делал небольшой доклад «для своих».
–…по неизвестной   причине фотопленка оказалась засвеченной, зато удалось в столь короткие сроки сделать спектрографический анализ вещества, предположительно – краски с борта вагона. Результаты потрясающие: наряду с обычными веществами, краска содержит спектры веществ, которых нет в таблице Менделеева!
Но и это, дорогие друзья, ещё не всё. Готовясь к этому докладу, я основательно порылся в архивах и обнаружил в них поистине фантастическую историю.
В 1911 году, в Италии, был вырыт очень длинный тоннель. При его открытии… пропал поезд. По словам очевидцев, он «скрылся в тумане». Двое железнодорожных служащих успели спрыгнуть с задней подножки, а вот машинист и его помощник пропали вместе с этим поездом.
После этого тоннель был закрыт, а позже взорван и никогда не эксплуатировался.
Не знаю, насколько безумной вы сочтёте мою идею, но она заключается в том, что мы наблюдаем на стации К… тот самый пропавший поезд!
 
.. .
 
…Последний раз Сергея Сергеевича видели на станции К…, когда он с небольшим рюкзачком вскочил на подножку заднего вагона проходящего поезда. Поезд скрылся в тумане и ни на следующий день, ни  другие дни больше не появлялся. 

Для авторов литературного проекта

Вниманию авторов, желающих участвовать в литературном проекте «Областной газеты»!
На авторском сайте проекта будет публиковаться список всех предложивших свои короткие рассказы, уже отобранных для публикации, и тех, кто к публикации не допущен. Прошу обращаться по ссылке и не тревожить меня по электронке вопросами типа «устраивает ли Вас», «как Вам мой рассказ» и прочее, вся информация будет выставляться сразу на сайт.

Александр Шорин