avatar
О! Отлично. Будем считать эту ссылку рецензией на «Апкалипсис».
Спасибо
avatar
Так это еще не все, Андрей :-)
Не смог найти рецензию на «Апокалипсис», Вы не знаете, где она прячется?
avatar
Василий  Гуськов, "Предварительный Апокалипсис"

Здесь, на этом сайте, уже капитально прошлись по «Апокалипсису» и не оставили от него камня как камне. Рецензия и сейчас где-то здесь лежит. Найти её я, увы, не смог (может, кто-нибудь найдет?), а второй раз писать то же самое не хочется.
avatar
Евгения Фихтнер, «Мозговые тараканы инопланетянина Моти»
Тема: «Мозговые тараканы инопланетянина»
 
            Ну вот оно! Весело и задорно. Без лишних слов и ненужных красивостей, без длиннот и неразберихи. Но тема, увы, не раскрыта. Потому как этиловый спирт с водой к тараканам в голове отношения не имеет.
 
            Замечаний мало, да и те, что есть, второстепенные, скорее рекомендательного характера.
1. «Е-дриит твою налево», «Ек – макарек». Так в деревнях не ругаются, причем уже давно. Ругаются либо скучно-однообразно, матом (чаще всего), либо длинно, с выдумкой (гораздо реже). Матерно, конечно, в тексте нельзя. Но ведь можно так, чтобы оно только угадывалось. Например «Эх, ядрить-раскудрить, хитровылупленная зараза нечесанная, раздолбай тебя через коромысло, твою маму в драбадан, чтоб тя передернуло, расфуфырило и переколдобило!»
2. Не очень понятно, почему автор полагает, что у человеческого эмбриона шестого месяца развития любопытно вытаращенные глаза. .
3. Очень сомнительно, что у инопланетной капсулы метрическая система измерения и вообще, что гайки – шестигранные. Поэтому вряд ли гаечный ключ от трактора подойдет. По крайней мере, наши ключи к американским тракторам – не подходят. Потому как за океаном не метрическая, а дюймовая система.
4. Непонятно, как два тракториста вычислили, что тарелки полетели именно к созвездию Диониса, да еще ясным днем.
5. Созвездия Диониса вообще нет. На букву «д» имеются: Девы, Дельфина и Дракона.

Повторю, однако, что замечания мелкие, и на качество рассказа не влияют 
 
avatar
Юлия Фурзикова, «Мусоровоз»
Тема: «Рабовладелец роботов (драма)»
 
Тут Клондайка нет. Все хорошо. Эпитетов – в меру, косяков – не замечено. Тема раскрыта. Имеются намеки на психологию, на сентиментальную лирику или, возможно, романтику. Есть глубинный, философский смысл. Нет ничего лишнего. И все бы было здорово, если б не было …скучно
Он. Она. Разговоры. Сомнения. Метания. И, разумеется, ничего не происходит. Возможно, прекрасной половине человечества понравится больше.
 
avatar
Очевидно что?
avatar
косяки?
avatar
Михаил Клеймёнов «Помни, сын»
Тема: «Родословная гнедых кентавров»
 
 
Тут попался настоящий Клондайк, целая россыпь роскошных перлов. Причем с самого начала. Прямо самый первый абзац.
«Пещера отдавала сыростью, и чувствовался ещё какой-то неприятный запах. Только солнечный свет, исходящий со стороны входа, указывал, что в «помещении» находятся два существа. Одно, самое крупное из них, стояло и в упор рассматривало другого, что было поменьше. Взор не говорил ни о чем  добром.»
Ну ладно. Пещера отдавала сыростью (хотя правильнее, конечно, быть внутри пещеры, тогда «в пещере отдавало», а еще лучше просто – «в сырой пещере»). Отдавала она сыростью и ещё чувствовался запах. Почему «ещё»? Откуда это «ещё»? Запах с сыростью не связан, поэтому перечисление тут не годится. Проще и правильное было бы «в пещере, пропитанной сырам затхлым воздухом» или как-то так. Далее отчего-то солнечный свет указывал, что в ней имеются два существа. Каким образом он смог это указать – непонятно. Причем тут вообще солнечный свет, если кто-то есть в пещере? Опять же – автор не смог подобрать нужное слово и заменил его закавыченным «помещение», что есть пример беспомощности. Ну можно же было придумать – «в глубине ее», «под сводами» и т.д. Не захотел автор. Или не смог. Третье предложение вовсе непонятное, потому что в нем указывается «самое крупное» из двух существ. Как будто там есть и не самое крупное. Ведь если существ два, и они разного размера, то одно из них больше, другое меньше. Откуда взялось «самое»? Опять же – разве есть надобность объяснять читателю, что если одно из существ больше другого, тогда то, другое, соответственно меньше первого? Неужели читатель такой идиот, что сам не сообразит? Но автор – объясняет. Потому что «самое большое» рассматривало того, «что было поменьше». Далее автор совершает еще одну ошибку, заранее оговаривая, что взор не говорит «ни о чем добром». Это плохой тон, господа, заранее все объяснять, это – убивает интригу в самом зачатке. О недобрых намерениях читатель должен узнавать по ходу действия, их не надо растолковывать… К сути дальнейшего повествования пещера, запахи, сырость, солнечный свет, размеры существ и недобрый взгляд отношения не имеют. Поэтому абзац можно легко выкинуть – от этого рассказ станет только лучше.
 
Чуть ниже натыкаемся на загадочную фразу старшего существа. Оно говорит: «– Ты меня не перебивай, когда старец говорит! Ты подумай лучше, как мог тебя гнедого молодого пятисотлетнего кентра поймать молодой гамаюн, и он же всыпал тебе.»
Загадочность фразы состоит в появлении некого старца, которого нет. Ведь наше существо (зовут его Сиф) требует, чтобы его не перебивали, когда говорит этот самый таинственный старец. Тут вообще ничего не разберешь. Какой-то таинственный старец, оказывается, что-то говорит, и в момент, когда он говорит, нельзя перебивать Сифа. Ерунда какая-то… Или автор имел в виду, что сам Сиф – старец? Тогда непонятно, зачем вставлено «меня», должно быть «Не перебивай, когда старец говорит». Но если написано «не перебивай меня, когда говорит старец» — тут сомнений нет: по логике предложения есть некто, обозначенный «меня», и некто «старец», причем они – разные. Ладно, спишем на неряшливость автора и на привычку его просто записывать поток сознания – что на ум взбредет, и облекать в любую удобную для автора форму. Допустим, Сиф имел в виду под старцем – себя.
Но далее – опять нечто непонятное. Ибо предлагается молодому сыну Сифа подумать. Как это – его, молодого и гнедого смог поймать гамаюн. Ну молодого – ладно, молодой бегает быстрей, его поймать трудно. А в чем трудность поймать гнедого, то есть – просто коричневого (он же – буланый, он же каурый)? Непонятно. И почему «подумать»? А не «рассказать»? И почему «как мог поймать и тебе же всыпал»? Можно «поймал и всыпал» или «поймать и всыпать». Падежи-то они – бывают. Случаются. И их надо иногда отслеживать.
 
Следующий абзац начинается опять с предложения «В стародавние времена, когда люди Великих Морей не пришли в наши земли», которое расшифровке не поддается. Вернее, опять можно предложить сразу несколько вариантов. Думаю, читатель предложит их с ходу, поэтому останавливаться подробно не буду.
Далее в это абзаце читаем: «не любой алифант мог его повалить на землю прежде, чем его копье пробьёт броню зверя». Из чего заключаем, что некоторые алифанты все же валили его не землю прежде, чем его копьё пробивало броню зверя. Остается опять же загадкой – броню какого именно зверя пробивало копьё, когда алифант валил Его на землю.
В следующем предложении мы сталкиваемся с новой единицей измерения времени – «мгновением». «Четыре мгновения» — это круто. Если учесть, что мгновение – это «Очень короткий промежуток времени», то получается «четыре очень коротких промежутка времени». Мне кажется, это словосочетание не имеет смысла.
Следующее предложение «отчаянно нападающего на любую жертву» тоже не имеет смысла. Отчаянно нападают все же не на любого противника, а на заведомо сильного, от отчаянность в нападении на слабого не нужна. Но здесь нападает отчаянно на любого. Причем не просто на любого а на «жертву». Ведь что есть жертва? Здесь – это некто,  пострадавший или погибший от чего-либо. Получается – отчаянное нападение на погибшего (пострадавшего, покалеченного). Смысл предложения теряется за частоколом слов совершенно. Исчезает, тает, растворяется. Может быть, автор хотел сказать, что «гамаюн отличается чрезвычайно воинственным нравом и нападает безоглядно на все, что движется»? Тогда непонятно, почему, если хотел сказать, не сказал?
 
Но это, конечно, мелочи. Самая странность в том, что больше 2/3 текста посвящено сражениям Гамаюнов с кентрами, которые отношения к сюжету не имеют. Остальная треть текста повествует о сражениях с людьми и о том, как предприимчивые люди «земли наши заняли». Но и эта треть не имеет отношения к ключевой мысли рассказа. А мысль эта – она сама по себе, независимо от всего нагромождения абзацев перед ней.  Вот она: «не что не может быть дороже самой жизни, ибо есть смысл она, но иногда пожертвовать нужно даже такой ценностью».
 
            По моему скромному мнению, часть, посвященную сражениям с гамаюнами можно легко выкинуть, от этого рассказ станет только лучше. Часть, посвященную битвами с людьми тоже можно выкинуть – с тем же результатом.
Остается три абзаца:
Старый Сиф вроде бы  остыл, присел на мокрое дно пещеры. «Усталость, – думал он. – Стар я теперь». Немощь с каждым мгновением напоминала о себе, и так уже долгие годы.
– Па? – робко обратился. – А что думал Великий Арро перед самой смертью?
– Что?! Вот пропустил. Вечно ты меня сбиваешь. А думал наш пращур «не что не может быть дороже самой жизни, ибо есть смысл она, но иногда пожертвовать нужно даже такой ценностью». Это  старая ведунья-кикимора читала его последние помыслы. Помни сын, эти мысли, помни…
            Правда, и они не безгрешны. Например, не очень понятно, что такое «дно пещеры». До неприличия небрежное предложение про каждое мгновение немощи, и так уже долгие годы». Вопрос «что думал Арро перед смертью» выглядит идиотским. Положение спасает Сиф, подробно объясняя, что, оказывается, можно-таки было узнать, о чем думал Арро, и как именно узнали. Та же самая ошибка, что и в самом начале, где «взгляд не предвещал ничего хорошего» — излишние объяснения.
            Мне кажется, и эти три абзаца можно смело выкинуть без ущерба для рассказа. Тем более, что главная идея рассказа – предсмертные мысли Арро — не бог весть какое откровение.
 
Добавлю, что архаизмы («вострые» «побоище» «вражич» и т.д.)  выгляди в тексте несколько чужеродно, потому как запросто соседствуют с весьма современными словами.
 
            PS. Кстати, осталось неясным, почему именно «взгляд не предвещал ничего хорошего» и что случилось с нашим слушателем, которого поймал и всыпать гамаюн. Или поймать и всыпал? Об этом – ни слова. Вообще, весь рассказ состоит из кучи ружей, которые должны выстрелить, но ни оно из них ни разу не стрельнуло. А потому после прочтения рассказа остается лишь стойкая фрустрация. Может быть, автор стремился достичь именно такого эффекта?
avatar
Владилен Янгель «Пиксельвания»
Тема: «Проблема токсикомании (темное фэнтези)»
 
Автор демонстрирует глубокие познания во флоре и фауне сказок, то есть фэнтези,  и весьма свободно оперирует ими. Например, использует весьма редкое слово «баньши» (его «Ворд» даже считает ошибкой), а также разного рода ползающие болота и коварные леса. Что, бесспорно, делает рассказ уютным. Это хорошо.
Тема токсикомании заменена темой наркомании. Наверное, ее можно считать раскрытой. Ну а что это фэнтези, и что оно темное – сомневаться не приходится. Это тоже хорошо.
Язык весьма беглый и добротный, темп весьма хороший, сюжет – прослеживается. И это хорошо.
Истории придан философский, глубокомысленный оттенок о вреде наркотиков. Опять хорошо.
 
А что плохого? Их все же есть. Глубокая осведомленность автора в темных делах, физиологии орков, эльфов и прочих сказочных существ не спасает от грамматических, стилистических, логических и других ошибок.
Вот примеры.
— «бесконечный мертвый сон». Сон этот противопоставляется смерти (враг либо будет убит, либо попадет в этот самый сон». Что это за сон, почему он бесконечный и мертвый и чем отличается от собственно смерти – непонятно.
 
— «Воины эльфийского форта были тому подтверждению». Заредактировано. Либо ошибка по невнимательности. Падежей надо соблюсти все же. Не страшная ошибка.
 
« — Может, они все потеряли волю к жизни? — Задумался Ганелон, глядя на пылающий эльфийский город.» Такую простую мысль нельзя долго думать, поэтому слово «задумался» здесь не подходит. Лучше просто «подумал».
 
«Крохотное, крылатое создание, напоминающее человека» — не знаю… Человек вроде не крылатый и не крохотный. Может быть, очертаниями тела напоминающее?
ПМСМ, контуры тела человека этой козявке приданы напрасно – это то самое ружье, которое так и не выстрелило.
 
«Щуплое тельце вызывало в душе лорда страстное желание раздавить его в латной перчатке». Про это роскошное предложение можно сочинить несколько страниц. Как пример того, каким образом попытка придать тексту красивость превращает этот текст в затасканный штамп. Если тельце, то непременном щуплое, если желание – то неизменно страстное, если перчатка – то латная. Перебор. Да, да. Увы и ах. Опять же не стоило лишний раз показывать кровожадность лорда, читатель и без того уже все понял, и тот факт, что тельце вызывает желание  раздавить вовсе не усиливает жестокосердие темного образа лорда, а лишь дает понять читателю, что автор сильно хочет его, читателя, в этом жестокосердии убедить. Зря. Это тоже перебор.
Вообще, мне кажется, что это самое тельце сильно портит весь рассказ. Уж больно оно надуманное. Равно как надуман конфликт этого тельца с лордом с последующим его расплющиванием. Куда лучше был бы, скажем… ну… комар. Который, впиваясь впрыскивает в кровь лизергиновую кислоту, и та, в результате цепочки химических реакций с эндорфинами превращается, скажем, в ЛСД. Ну и заодно добавляет 2-фенилэтиламин. В результате чего лорд переживает сильнейшие переживания, в том числе религиозные, а заодно начинает любить всех окружающих. Кстати, комара могли вывести с помощью генной инженерии или хитрый заклинаний эльфы. Наконец, комар мог укусить лорда между делом, и лорд бы просто пришлепнул его естественным движением руки — шлепком. Комары могли кусать его часто. И автору пришлось бы разбираться, а с чего бы это наш лорд так подобрел и ударился в религию? Разбираясь, автор вел бы за собой и читателя, что добавило бы рассказу интриги. Лизергин мог вообще открыться в самом конце.
            Словом, тельце – самая большая ошибка, которая покрывает весь рассказ патиной надуманности. И появилась эта ошибка от нежелания продумать сюжет. Или от спешки. Или еще от чего.
 
Последняя ошибка (я уже заканчиваю мучить автора и сопереживающего читателя): «черная башня, безжалостно доминировала». Тут те же самые корни – желание вставить красивость, яркое словцо. Но увы. Башня, как фортификационное сооружение, может доминировать над местностью – то есть находиться выше других объектов вокруг так, что с нее просматривается вся округа. Но безжалостно доминировать, то есть безжалостно находиться выше – она не может. Здесь желание непременно украсить предложения эпитетами опять играет злую шутку с автором – потому что опять перебор.
Читателю предлагается подсчитать, сколько раз встречается в этом коротком рассказе слово «черный». (Я насчитал семь. Это много. Очень много.)  Добавьте к ним «темный».
avatar
в смысле?
avatar
Дмитрий Богуцкий «Семь каменных страниц»
Тема: «Базы данных (древний мир)»
 
Тот самый случай, когда сказать нечего. А вернее, ругать не за что. Все хорошо. Все слитно, слаженно, четко прослеживается идея, хороший, ясный язык, читается легко (а все знают, что написать так, чтобы читалось легко – ой какая непростая задача). Некоторые перегибы все же имеют место быть, причина их, по всей видимости, в желании (или привычке) автора написать красиво. А красивости, как известно, часто бывают излишними, без них текст почти всегда выглядит лучше, стройнее, и не теряет темпа.
Небольших косяков обнаружено 3 (три).
 
«прекрасная как раскаленная статуя» Просто непонятно, чес может быть прекрасна раскаленная статуя. Тут, ясно дело, речь не о раскаленности чувств, потому как какие могут быть чувства у статуи, а о температуре. То есть прекрасна – статуя, нагретая до… ну не знаю. Если бронзовая – то до начала оплавления? А если мраморная – то непонятно до чего. Словом, случился перебор с образом. На интуитивном уровне вроде как и вписывается эта раскаленность, но при столкновении с реальностью – увы.
 
Из этой же серии «медноблещущий удар» странное сочетание слов. Может быть, сгодилось бы для стиха.
 
Третий косячок внимательный читатель найдет сам.
avatar
Денис Куприянов, «Шествие Великого Ежа»
Тема: «Межпланетные ёжики» (love-story)
 
Автор весьма оригинально раскрыл тему «love-story», умело совокупив ее с межпланетными ёжиками. Любовь получилась несколько странной, правда, и, я бы сказал, натянутой и – безответной. Но что поделаешь – на то она и любовь, она, как известно, бывает всякой. Тему можно смело считать раскрытой, поскольку и ёжики, и любовь в ней вполне присутствуют.
Из недостатков отметим повальный бич современного брата-писателя, который можно обозначить словом «небрежность». Такое впечатление, что Автору глубоко плевать, поймет его читатель, или нет, а если поймет – то правильно ли. Выражается она в том, что слова в предложениях подобраны неточно. Ясно, что писатель должен уметь найти нужные слова и еще – правильно их расставить. И если со вторым все хорошо, то первое порой хромает. Так, что кажется, что автор просто брал первые попавшие слова, более-менее интуитивно подходящие по смыслу.
Посмотрим пример. «Под ноги огромных скакунов летели букеты цветов. Люди, вошедшие в раж, в надежде коснуться хотя бы краешка плаща одного из исполинов бросались им под ноги и в последние минуты своей агонии дарили всем искренние улыбки»
Здесь явно не к месту, вплоть до того, что режет глаз, слово «раж». Раж вообще-то означает ярость, неистовство, высшая степень негодования. Вряд ли люди могут войти из-за любви. Лучше было бы «в исступлении», «в беспамятстве», «в восторге».
Непонятно также, как у агонизирующего человека может быть искренняя улыбка. При агонии бывают самопроизвольные сокращения мышц, человек уже не владеет своим телом. Вряд ли эти самые самопроизвольные сокращения могут сложиться в улыбку. И искренность тут вообще непонятно куда пришить. Ошибка та же самая – небрежность написания.
 
Небрежность порождает не только неточный выбор слов, но и логические оксюмороны. Так, «под ноги скакунов бросили немногочисленных изменников», по всей видимости, в качестве наказания. Но если строкой выше автор утверждает, что «Смерть от лап Ежа воспринималась как благословение и искупление грехов» и вообще признавалась наивысшим счастьем, то бросание изменников ежам есть ничто иное, как высокая награда. Словом, небрежность порождает путаницу.
Это наблюдается и далее по тексту, где написано, в частности: «Но никто не обиделся, поскольку все знали, что это лишь от скудоумия и недостатка любви». Совершенно непонятно, кто должен был обидеться и почему. Ежи? Или восторженный народ? Или обиделись казненные военные? Причем тут вообще – обида? Загадка осталась неразгаданной. То есть – не удалось понять, что же хотел сказать автор. Причем непонятно не только кто такие «никто», но и непонятно, кто такие «все», и, главное,  какой смысл вкладывался в слово «это». Не удивлюсь, если и сам автор не сможет расшифровать то, что написал.
Ну и далее по тексту. Не к месту в словосочетании «мощнейшим вздохом разочарования» слово «разочарование». Оно было бы правильным, если б ежи дали им меньше, чем ожидалось. А здесь речь идет о том, что народ сожалеет, что ежи улетают. Причем тут разочарование?
Внимательный читатель найдет немало неточностей кроме приведенных здесь. А в общем и целом работа от неточностей, конечно, очень много потеряла. Очень.
 
avatar
Очевидно, не просто дъявол, а какой-то особенный. Да это и не важно, собственно
avatar
это такой фермент, который отвечает за распад ацетальдегида.
Так там в 100 минут еще осталось 11 рассказов. Уже после них. А то — времени никак не хватает…
avatar
Задача 1.
Перестнут умирать именно эти двое?

Задача 2.
В Галактике Млечный Путь не несколько миллионов звезд, а примерно в сто тысяч раз больше — порядка ста миллиардов. Всего галактик во Вселенной тоже около ста миллиардов, то есть в десять тычас раз меньше.
Возраст Всленной — около 13.7 миллиардов лет. Стало быть, видимая часть вселенной ограничена расстоянием в 13.7 миллиардов световых лет — ведь это расстояние будет пройдено светом аккурат за 13.7 млрд лет.
Размеры Вселенной чуть больше (она не бесконечна).
А в остальном все правильно. Тот бог, которого рисует нам церковь — маленький, местечковый божок, к тому же мстительный, злобный и совсем не всемогущий.
avatar
Максим Черепанов «Братья наши старшие»
Тема: «Вампиры и Ктулху»
 
Из рассказа Максима Черепанова мы узнаем, чтонесмотря на июнь, ноги в тонких колготках могут зябнуть, причем отчаянно. А также о том, что Сашка – отчаянная, она не только не боится мороза, но и запросто может, внутренне собраться и оскалиться (видимо, тоже внутренне), а также что-нибудь рявкнуть, порадовав лексиконом базарной торговки с Уралмашевского рынка – тут тебе и «козззёл», и «Отвали, я не такая!». Словом, за словом в карман не полезет и в обиду себя не даст. Настоящая студентка.
И надо же такому случиться, что ей на улице попадается то ли вампир, то ли еще какой-то злодей, из «темных». Автор с ходу дает понять читателю, что злодей – это злодей, а не просто человек. Это ясно из его смущенной, но широкой улыбки, которая Сашке «почему-то выражено» не понравилась. (Очевидно, «выражено» здесь просто опечатка). Кроме того, у «темного» брюнета имеются другие зловещие атрибуты, призванные напугать читателя. В их состав входит БМВ, конечно же, и, конечно, с темным салоном. Наша Саша делает шаг в темноту (по всей видимости, в салон, ведь на улице «белый день»). А потом делает еще один шаг. Уже непонятно, куда. И где. Удивительно, но спустя секунду Сашу опять приглашают в машину. Вот тебе раз! В какую же темноту она тогда делала шаг? Но в конце концов, она все же скользнула в салон,  после чего её поглотила тьма.
Что здесь не так? А то, как сказал однажды Лев Толстой про Леонида Андреева – «меня пугают, а мне не страшно». Почему не страшно, спросите вы. Да все просто. Герои получились не живыми, обстоятельства – тоже. Рассказ пропитан тем самым писательским бичом, которые называется «надуманность». Так бывает, когда Автор не сопереживает своим героям, а просто придумывает их. А придуманный страх – не страшный. Придуманная шутка – не смешная. Как не смешно появление кота и странными усами, которые непонятным образом «свисают ниже морды». Потому что они – искусственные.
Ну а задумка неплохая, душещипательно-добрая. И тема, наверное, раскрыта. Говорю это с неуверенностью потому, что я просто не знаю, кто такой  Ктулху.
avatar
Ну на такие рецензии не стоит обращать внимания, поскольку их могли написать лишь люди, совсем не блещущие ни умом, ни знаниями. Что очень ярко и наглядно показывают самим текстом рецензии. Если «бред сумасшедшего» — это все мысли, которые возникли в голове нашего «критика», то остается только посочуствовать его умственным способностям.
avatar
Это вопрос. Вполне могли быть. Я лишь ПЫТАЮСЬ быть объективным, и понимаю, что в полной мере это просто невозможно.
avatar
У меня необоснованные были?
avatar
Вам спасибо, не мне. Я-то что? Лишь пытаюсь по возможности быть объективным.