Интервью с Ильёй Тё, писателем-фантастом, автором ЭИ Аэлита


1. Илья, Вы один из организаторов электронного издательства « Аэлита». Как появилась идея создать ЭИ? Почему именно вместе с Борисом Долинго? 
Мне кажется, все предпринимательские начинания, касающиеся фантастической литературы, изначально порождаются, как ни странно, любовью к фантастике. Именно ей и только ей.
Желание срубить бабла, конечно, бессмертно. В любой отрасли человеческой деятельности. Однако решиться зарабатывать на фантастике (что само по себе –фантастическая идея, согласитесь!), могут только люди, помешанные на ней.
Как у всякого тинейджера, мусолившего книжки до дыр, у меня были кумиры.
В основном – западные. Российских авторов я « любил»  довольно избирательно. Российские авторы, ИМХО, бедноваты на яркие идеи. Долинго, вернее, его романы « Понять вечность»  и « Мир Терпа»  много лет стояли в редком ряду жемчужин, вызывавших у меня восторг. 
Лично с Борис, как и с другими любимыми авторами, я не был знаком. Мы жили в разных городах. Я воспринимал его не как живого человека, а как героя его романов – Богдана Лиса. Познакомились почти случайно – в сети. Потом увиделись на конвенте. Борис предложил идею – создать ЭИ. Думаю, понятно, исходя из сказанного выше, почему я ответил « да»  человеку из другого города, с идеей бизнеса, которым никогда не занимался? 

2. Как Вы считаете – есть ли у ЭИ то будущее, которое им сейчас пророчат? 
Думаю, суждения тут излишни. Есть западная статистика. США, Великобритания, Франция и т.д. Есть устойчивые тенденции к росту продаж е-книг и ридеров в России. Есть отчет Федерального агентства по культуре. В этом вопросе не нужно гадать. Нужно прыгать.

3.Возможно ли у нас в стране, чтобы пресекли пиратство и по-настоящему защитили права авторов электронных текстов?
Законодательная защита авторов нужна. Пресечь пиратов не сложно. Говорю это как руководитель организации, которую однажды « пресекли»  за использование в торговых залах музыкальных произведений, принадлежащих российским правообладателям. Лично знаком с собственником другой организации, которую жестко пресекли за использование нелицензионных компьютерных программ. Пресекли очень жестко, без оглядок на эквадорские гражданства и прочие гаагские трибуналы. Все вопли о том, что истребить инициативу масс невозможно – полная ерунда. У каждого сайта есть конкретный владелец, который может конкретно сесть. В России, как вы знаете, с этом делом застоя нет. Собственно, и садить никого не надо, хватит СИЗО и даже самой опасности уголовной ответственности, если она реальна.  
В общем, чтобы подавить пиратов, нужна лишь воля государственной власти. Смех в том, что этой воли в отношении литературы никогда не появится. Слишком мелкий вопрос. Це же не нефть.

4.Как Вы пришли в литературу? 
Э-э… Вы будете смеяться, через Бориса Долинго. Графоманством я страдал с детства, но именно Долинго помог мне превратить ранние опусы в романы и опубликоваться. Первые книги вышли под его редактурой. Он же выступил как агент, « протолкнувший»  тексты в издательство. За что, собственно, я бесконечно благодарен.

5. Вы пишите только фантастику или работает и в иных жанрах?
Только фантастику. 
Впрочем, фантастика разнообразна. Есть фантастический детектив, женская фантастика. В принципе вся литература фантастика, т.к. описывает то, чего не было. Так что…

6. В Ваших книгах довольно много, скажем так, жёстких и даже где-то « кровавых»  сцен. Вы жёсткий человек по жизни? 
Не знаю. Вообще, от природы очень мягкий и нежный. Как воспринимают мои работники, коллеги по работе – другой вопрос. Наверное, скорее, жесткий. Но человеческое мясо не ем, сами понимаете. Прямой связи между романами и характером автора нет. Самые « кровавые»  сцены у меня в проектных романах. А проектные романы – то, что востребовано потребителем. Так что книжная « жесткость»  отталкивается больше от читателя, чем от автора. 

7. Вы разносторонний по деятельности человек – преподаватель Университета, бизнесмен, писатель. А что главное?
Главное семья. Работа нужна для получения материальных средств, Преподавание – скорее, дань тому времени, которое я потратил на аспирантуру и диссертацию. Фантастика – для души, для самого себя, нечто индивидуальное, а также попытка донести свои идеи до мира. А семья… Знаете, наверное, можно описать  это « чисто арифметически», убого и цинично. Если бизнес лопнет, из университета выгонят, и я не стану величайшим автором эпохи – ничего  страшного, переживу. Но если что-то случится с моей семьей – даже представить такое невозможно. Вот весь выбор.

8. И последний вопрос: встречалась информация, что Вы живёте в Сеуле, Ю.Корея. Это правда? 
Есть квартира в Сеуле. Но в Сеуле появляюсь редко. Весь прошлый год, например, провел в Новосибирске. Позапрошлый, почти весь – в Хабаровске. Сам из Владивостока. Хочу переехать Торонто. Вот как-то так.
 
 
Отрывок 1 из книги «Тюрьма для Господа Бога», 1-й книги цикла «Твёрдый космос»:
«…Сначала Гордиан пытался считать повороты, однако вскоре отвлекся и потерял направление. Новое тело обладало не только иными физическими показателями, но и иным мозгом. Навыки фотографической памяти, присущие каждому Тшеди, отсутствовали напрочь. Оставалось просто внимательно смотреть по сторонам, концентрируясь на отдельных деталях.
Общее впечатление от окружающего оставалось довольно удручающим. Клонов окружали все те же серые бетонные стены, что и в «отстойнике», но здесь помещения оказались очень просторными – то были настоящие крытые улицы и площади. Окон не имелось, а мягкий электрический свет исходил от крупных квадратных светильников, свисавших с потолков.  Несколько раз процессия проходила мимо металлических дверей с виду похожих на сейфовые – с толстенными стенками и мощными многоярусными замками.
Мимо пробегали люди в длинной черной однотипной одежде с каким-то гербом, вышитым цветными нитками на тканом щитке в левой части груди. Гор присмотрелся и, пройдя мимо нескольких таких встречных, с удивлением уловил суть изображения – то был стилизованный змееподобный дракончик, сгорающий в пламени. Символ оказался ему совершенно не знаком, а одежда отличалась от общепринятой формы работников Нуля. Это еще раз навело Гордиана на мысль о пиратском происхождении его нового тела, поскольку по всем известным вселенным, клонированием официально занимались только фабрики Нуль-Корпорации, или, как ее называли официально, «Корпорации Нулевого Синтеза».   
У всех сотрудников, попавшихся навстречу закованной в наручники процессии, имелись шунты, причем не запаянные, а, судя по внешнему блеску хромированных «шапок», вполне рабочие. 
В каком-то смысле все это обнадеживало Гордиана: в таком крупном и хорошо оборудованном комплексе просто не могло не быть столь важной для изолированной базы техники как аппарат межкластерной связи. А металлические сейфовые двери, защищающие отдельные помещения, явно имели электронную начинку. Такие двери хороши против обычных взломщиков, но не подобных Гордиану хакеров-Тшеди. Как только его способности восстановятся до хоть сколько-нибудь приемлемого уровня (если восстановятся), то для него не составит труда, нейтрализуя проходящих мимо сотрудников через их нейрошунты, вскрыть замки, проникнуть внутрь и добраться до аппарата связи, — подумал Гордиан.
Несмотря на категорическую смену тела, черепной коробки и даже самого мозга (господи, где они теперь, перемалываются должно быть в каком-нибудь уьилизаторе), пароли доступа к закрытым тревожным линиям все еще сохранялись в его памяти вместе с основами личности и образования. Тут по счастью способности Тшеди были не нужны, и система передачи информации в процессе реинкарнации сработала вполне хорошо. И это означало: если Гор сможет добраться до аппарата связи, он сможет войти в глобальную Сеть. А если войдет в Сеть – сможет связаться с Эс.Си.Руксом или с ближайшим Диадохом Сектора. Да с кем угодно!
Гор знал, что восстановление пси-способностей, если оно вообще будет иметь место, может занять от месяца до нескольких лет. С одной стороны – совсем не долго, но с другой стороны — их еще необходимо было прожить!..»
 
Отрывок из книги «Война для Господа Бога», 2-й книги цикла «Твёрдый космос»:
«…Гор снова прижал щеку к прикладу и прицелился еще раз. Сейчас снять второго, забрать Мию и ходу назад. Храм слишком близко – мало ли что, вдруг камуфляжникам выйдет подмога?
Но пока он целил, ситуация изменилась. Второй автоматчик, видимо поняв, что еще секунда две и его снимут как и первого выстрелом в спину, немного притормозил и перестал нахлестывать лошадь со связанной по рукам девушкой. А просто подхватил невольницу одной рукой и перекинул себе через седло. Его конь чуть присел под новой тяжестью, но тут же выпрямился и помчался дальше давясь пеной. Гор чертыхнулся. Теперь он не мог стрелять. И хотя конь улепетывающего всадника скакал с двойной ношей почти в два раза медленнее, чем настигающие его консидории, стрелять без риска попасть в Мию Фехтовальщик не мог. Ну и к черту! Еще несколько минут, боссонцы настигнут придурка и зарубят мечами. Гор взлетел в седло и помчался вдогонку умчавшейся вперед погони.
Копыта стучали по утоптанной дорожной глине, кровь била в виски. И постепенно до Фехтовальщика начал доходить смысл поступка убегавшего автоматчика. Тот не просто хотел продлить свою жизнь на минуты, совсем на оборот, он выигрывал эту скачку! Вокруг Храма сплошным черным кругом была выжжена земля. Круг был очень ровным и сейчас, по мере приближения отряда к этой пепельной границе, становилось очевидно что этот круг – не просто подпаленная от сорняков трава, а нечто другое.
Вот всадник со связанной девушкой пересек эту границу. Вот он скачет по выгоревшей траве, постепенно замедляя ход. Вот первые консидории, уже вынимая из ножен свои мечи и сабли влетают в «черную зону», чтобы через несколько мгновений обрушить их на голову убегающего автоматчика. Всего несколько бешеных секунд и они настигнут его!
На крыше Храма блеснула кровавая вспышка. Огромный толстый луч, выпаривая из немного влажной земли серый дым, прошелся вокруг храма по кругу. Луч ловко обогнул конного автоматчика с телом Мии, лежащим поперек седла и уперся полыхающим огненным «зайчиком» во въехавших в «зону» преследователей.
Панцеры закричали! В одно мгновение, жгущий оранжевый огонь охватил их тела и у Гора, продолжавшего, что есть мочи, скакать к черному кругу, перехватило дыхание.
Люди обугливались прямо на глазах, превращаясь из сочных сильных мужчин в сухие остовы скелетов со сморщившейся и обугленной плотью! По счастью в «зону» въехало немного консидориев, около десятка, не более, однако остальные, мчавшиеся прямо за ними не успевали осадить коней. Дергая за уздцы и валясь с животными наземь, они «тормозили» как могли и все же еще один или два ряда всадников были заброшены инерцией прямо на  пепельную траву и пропеченные трупы товарищей. Луч дернулся еще раз, и сухие остовы новых тел попадали наземь!
Гор открыл рот. Видимо он что-то кричал своим товарищам, однако те и сами поняли, что дело дрянь. Пешком и конными, консидории врассыпную отхлынули от «выжженной зоны», подальше от Храма, спасаясь страшной, не виданной смерти.
В это время смертоносный луч, пройдя несколько раз туда-сюда по самой кромке черного круга, погас так же внезапно, как и появился несколько мгновений назад. Видимо дальше темной границы (а это был почти километр от стен Храма), техника церковников не добивала…»
 ВОПРОСЫ ИЛЬЕ ТЁ И НАШЕМУ ИЗДАТЕЛЬСТВУ ВЫ МОЖЕТЕ ЗАДАТЬ В «КОММЕНТАРИЯХ» К ДАННОМУ ИНТЕРВЬЮ.

Спецкор ЭИ Аэлита
Бастинда Саркози