photo

Оставаться людьми

55 руб
Оценка: 0/5 (оценили: 0 чел.)

Автор: Пляскин Станислав

вставить в блог

Как получить купленную книгу

После проведения платежа необходимо послать письмо на адрес writer@k66.ru с указанием

названия купленной книги. Вам будет выслан комплект файлов книги в трёх форматах – .pdf, .fb2 и .epub

Описание


Что случится, если у каждого появится возможность свободно менять внешность?
Сможет ли мать защитить своего ребенка, даже если против них – весь мир?
К чему приведет лавинообразное ускорение технического прогресса? Рекламные баннеры у иных планет? Говорящие коты? А может, наоборот – всплеску современного луддизма?
Рассказы написаны в период с 2014 по 2017 годы. Истории разные, о людях, ситуациях, непрерывно изменяющемся будущем. Но почти все они – об одном: как важно все-таки в любой ситуации оставаться людьми

Характеристики

Отрывок Станислав Пляскин
Оставаться людьми

Содержание

1. Скрытые масками
2. В жаркий солнечный полдень
3. Потсдамский душитель
4. Ночь на лесном озере
5. Оставаться людьми
6. Старый клоун
7. Двое за рулём
8. Морковный монстр
9. Рыжий кот
10. Великий маг
11. Мы пришли с миром
12. Не нужон
13. О перемещении в пространстве-времени
14. В решительной атаке
15. Драма параллельных прямых
16. Чувствовыжималка
17. Магазин новинок
18. Новое и только для Вас
19. Спасти сына!
20. К вопросу содержания заключённых
21. О трудностях работы с джиннами
22. 2025
23. Мешок яблок
24. Случай в горах
25. Убившие смерть
26. Смерть как дорога
27. О Тайных Знаниях
28. Джек и бобовое зёрнышко 2.0 
Скрытые масками

– Ты там скоро? Почему трекер отключил? Я тебя не вижу на карте.
Голос прогремел в голове, когда сигнал вызова ещё не затих. Аватар звонящего вплыл в поле зрения, загородив почти весь обзор. Евгений, чёрт его дери. Должность руководителя отдела позволяла связываться с подчинёнными автоматически, не дожидаясь, пока те примут вызов. Мика, придирчиво разглядывавший своё отражение в витрине, от неожиданности едва не подпрыгнул, непроизвольно шагнув назад. За спиной раздражённо загудело. Обернувшись, он едва успел смахнуть ехидную рожу начальника в сторону, и тут же смущённо отступил, бормоча невнятные извинения. Крупная розовая туша, подтянув щупальца, презрительно фыркнула и, окинув его пустым взором, неторопливо поползла дальше. Мика посмотрел существу вслед, заодно развернув вкладку с его статусом. С фотографии широко улыбался чуть полноватый мужчина сорока с небольшим лет. Примерный семьянин, старший менеджер в фармацевтической корпорации, компанейский человек. Странная маска. Скорее всего, ревнивая жена тайком нацепила её поверх основной, чтобы отпугнуть потенциальных соперниц. Из-под личины монстра просвечивала ещё одна – высокий статный красавец-сердцеед.
– Эй, и чего молчишь? У меня отображается, что ты меня слышишь!
Странный гибрид осьминога с медузой неспешно удалялся прочь. Мика отвернулся, переключаясь на разговор.
– Я уже почти приехал, ещё минут пятнадцать.
– Включи трекер.
Мика поколебался мгновение, но всё же активировал GPS-передатчик, внутренне сжавшись в комок. К его удивлению, Евгений отреагировал довольно спокойно, хотя шкала настроения в окошке с его аватаром начала стремительно краснеть.
– Так ты в Торговых рядах? Ну, и стоило обманывать? Эх, Валтонен, выведешь ты меня, уволю к чертям собачьим, будешь знать. Что ты там забыл?
Мика раскрыл галерею, и, выставив на паре последних фотографий галочки, расшарил их в рабочую папку. На первой синеватым отливом мерцало дизайнерское кольцо, выполненное из десятков тончайших металлических нитей. На втором же фото был запечатлён сам он в отражении зеркал торгового аппарата. Вернее, его новая маска: высокий, атлетического сложения мужчина с благородной сединой, облачённый в строгий чёрный костюм-тройку и ослепительно-белую рубашку. На ногах сияли начищенные до блеска туфли.
– Простенько, зато недорого, да… Неужто решился? – в голосе Евгения послышалось удивление, даже сочувствие.
– А чего тянуть? Пора бы уже, мы с Марьяной три года вместе.
– Да, это срок, конечно. – Евгений хохотнул. – Ладно, своей начальственной волей благословляю и даю отгул на сегодня. Планёрку ты всё равно пропустил. Давай, завтра отчитаешься, как прошло.

Проход между павильонами, шириной с не самую узкую московскую улицу, был до отказа забит разношёрстной публикой. Чипы дополненной реальности, позволившие скрываться под виртуальной маской не только в Сети, появились лет десять назад. И с тех пор мир вокруг наводнили накачанные варвары и роковые красавицы вперемешку с инопланетянами разной степени отвратительности. Пронеслась волна протестов со стороны взбешённых консерваторов. Они настаивали на запрете этой технологии под самыми разными, порой совершенно надуманными поводами. Больше всего ярились правозащитники, напиравшие на недоступность чипов для малоимущих слоёв, а следовательно и полного запрета на их использование. В ответ разработчики пошли на беспрецедентный шаг, начав бесплатную установку чипов всем желающим. Являясь бюджетной моделью, чип имел некоторые недостатки, вроде выскакивающей отовсюду рекламы, но, в целом, был неплох. Конечно, оставались опасения, что боящиеся передовых технологий среднестатистические граждане не позволят ковыряться у себя в головах. В этом случае разработку пришлось бы отложить в неопределённо долгий ящик. Правозащитники потирали руки в предвкушении очередной лёгкой победы. Но, неожиданно для всех, операции стали пользоваться колоссальным успехом, и уже через полгода чипами дополненной реальности обзавелись девяносто процентов населения Земли. Исключение составили малочисленные общины ортодоксальных сектантов и жители всё ещё дикой Африки.
Конечно, не всё шло гладко. Пронеслась череда громких бракоразводных процессов. Пойманные на горячем, супруги клялись, что были введены в заблуждение, приняв человека в маске за настоящего супруга. К тому же оставались лазейки, позволявшие проникать в код. Большим спросом начали пользоваться программы по редактированию маски пользователя без его ведома. Они скупались ревнивыми дамами и просто откровенно скучающими личностями.
Мика ещё раз проводил взглядом незадачливую жертву высоких технологий и двинулся к выходу из Торговых рядов. Работая в компании, занимающейся разработкой защиты от подобных угроз, он регулярно проверял на себе последние версии перед релизом. Не то, чтобы он не доверял Марьяне: обязывало служебное положение.
Ещё на эскалаторе Мика вызвал такси, приветливо распахнувшее пассажирскую дверь при его появлении. Усевшись, он расслабленно прикрыл глаза. Под веками закружилось, позволяя любоваться собой со всех сторон, тонкое кольцо. Улыбнувшись краями губ, Мика открыл телефонную книгу, курсор пробежал по списку в поисках нужного контакта.
– Привет. – Марьяна откликнулась как всегда быстро. – Ой, а ты почему не на работе?
– Привет. Да вот сегодня решил выходной взять. Как у тебя дела продвигаются?
Мика перенёс окно контакта на лобовое стекло, там оно не закрывало половину обзора. Ещё одна перспективная разработка: закреплять картинку на подходящем предмете, чтобы она не болталась постоянно в поле зрения. Всё-таки это крайне неудобно. А ещё намекнуть Евгению, что его задумка с выскакивающим аватаром не совсем чтобы очень…
– Неплохо. Я сегодня пораньше освобожусь, семинар в два, отчёт я на Вику скинула, так что к четырём буду свободна. Как всегда, к тебе, или какие-то планы?
Мика промотал до самого низа список приличных, но недорогих заведений города, отметив два. Поколебавшись, выбрал ещё одно, на самой границе его финансовых возможностей. Он слегка поморщился, когда ссылка улетела в чат. Наверное, не стоило этот третий, но теперь поздно.
– Предлагаю сегодня совершить культпоход в одно из мест на твой выбор. – Мика постарался произнести это как можно более равнодушным тоном. – В программе – вино, живая музыка и прочие излишества.
– Ой, я даже не знаю, что сказать… А форма одежды? – было слышно, что Марьяна слегка взволнована.
– Свободная в пределах разумного. Ты собираешься явиться в спортивном костюме?
– Какой же ты вредный, гражданин Валтонен! Хорошо, к четырём определюсь, жди и мучайся. Ты-то сам в чём пойдёшь?
Мика выловил из альбома то же фото себя в отражении. Кинув его Марьяне, он тут же отключился, но успел услышать её удивлённый вскрик.

Было в Марьяне нечто загадочное, что-то такое, чего он не смог разгадать за годы, проведённые вместе. Мелкие женские странности, что и не странности вовсе, не в счёт. Они жили душа в душу, даже почти не сорились, и только одно оставалось для него загадкой: Марьяна никогда не пользовалась маской. Нет, она видела маски других, пользовалась и другими преимуществами дополненной реальности, но вот сама предпочитала не замещать себя чужим образом. Каждое утро она проводила за наведением «боевой раскраски», могла часами выбирать одежду, и ждать, пока она распечатается на домашнем принтере, вместо того, чтобы просто накинуть маску. Мика и сам не ходил по дому в обносках, но не понимал её упорства.
Даже на прямые вопросы об этом она умудрялась отвечать крайне расплывчато. Любой разговор о масках всегда заканчивался, стоило только повернуть не в том направлении. Ей это просто не нужно. Всё.
Мика снова заглянул в контакты.
– Привет, Марк. Угадай, кто тебе звонит?
– Эм… Самодовольный финн? Нет? А кто тогда?
– Будущий жених!
На том конце удивлённо бухнуло, в строке чата заскакали ошарашенные смайлы.
– Да неужто решился?
– Ага. Так я тебе чего звоню, собственно…

Когда-то, ещё в самом начале отношений, Мика был не уверен в том, что Марьяна с ним честна. Тогда-то и случился у них с Марком разговор. Друг детства, сейчас он работал в одном из министерств в системе безопасности. Суть разговора заключалась в проверке Марьяны на предмет скрытного ношения маски. Марк подтвердил, что, в принципе, такая возможность имеется, но связана с кучей сложностей.
– Ты вообще как думаешь: стирать свою личность, ставить защищённую маску… Оно того стоит? Не такая уж ты и важная птица, чтобы из-за тебя так стараться.
– Ну, а вдруг. Я же все разработки по защите веду.
– Тем более. Сам проверить не смог? Ладно, есть у меня идея одна, но только давай договоримся: ты подходи либо когда подозрения будут серьёзные, либо если что непредвиденное случится. Мне рисковать ни к чему.
И вот, спустя три года, случилось оно – непредвиденное. Мика созрел.

Её передвижения отображались на микрокарте, наброшенной на белоснежную скатерть. Стоило ей выйти из дома, как всё было готово. Голографические платформы с призрачными музыкантами заняли позиции под соседними столиками, а официант с кольцом замер невдалеке, боясь пропустить сигнал. Она влетела в зал, пылающая, блестя восторженными глазами, как будто всё уже зная. Возможно, они действительно как-то чувствуют?
– Привет, любимый! – Марьяна чмокнула Мику и заняла своё место за столом. – Ты уже сделал заказ? Я только переодеться заскочила и сразу сюда, голодная, как волк!
Она двигала глазами, изучая одной ей видимое меню, а он неотрывно наблюдал за ней. Марк, не подведи! Под стулом, над столом и вокруг сновали крохотные, не больше пылинки, сканеры. Они буквально видели их насквозь, сопоставляя всё, включая плотность костей и сердечные ритмы. Марьяна сделала заказ и, откинувшись на спинку стула, посмотрела на него. Мика залюбовался её безупречной причёской, идеальным макияжем. Строгое тёмное платье отлично вписывалось в интерьер, как нельзя лучше подходя к его сегодняшней маске.
– Марьяна, ты чудесна, как никогда!
Она заметно покраснела от удовольствия:
– И когда я только всё успеваю, правда?
– Правда. – Мика не сводил с неё восхищённых глаз. – Я позвал тебя сюда не просто так…
В правом углу скатерти, чирикнув, запрыгало письмо. В раскрывшемся сообщении было только два слова: «действительно она». Сердце радостно ёкнуло, забившись чаще.
– Мы с тобой вместе уже три года…
Марьяна подалась вперёд, тонкие пальцы схватили аккуратно сложенную салфетку.
– И сегодня я хочу сделать тебе официальное предложение руки и сердца! Тем более что ты прошла проверку, и я теперь уверен в тебе, как никогда.
Острое ощущение непоправимой беды нахлынуло за мгновение до того, как Марк просигналил по внутренней связи:
«Ты чего несёшь, дурак???»
Но было уже поздно. Лицо Марьяны застыло, как зависшая маска. Удивление во взгляде медленно сменялось пониманием. Она осторожно опустилась на стул, пальцы продолжали теребить несчастную бумажку.
– Значит, проверку… И что же ты узнал, милый? – её лицо приняло крайне заинтересованный вид.
Уже осознавая, что натворил, он в панике соображал, как выйти из сложившегося положения. Вариантов было море, но все они отпадали за несостоятельностью. Наконец, он замер, умоляюще глядя ей в глаза:
– Я узнал, что ты не обманывала меня, что ты действительно не носила масок, что я дурак…
– Вот. Последнее ты точно подметил. Значит, тебе недостаточно было моего слова? Чем я заслужила твоё недоверие? Ты считаешь, что все должны носить эти проклятые маски? А? Чего ты молчишь?
Ему было нечего сказать. Действительно, в мире, носящем маску, невозможно представить, что кто-то добровольно откажется от возможности быть уникальным.
И при этом быть как все.
Она не хотела быть одной из.
Она медленно поднялась из-за стола и спокойно направилась к выходу.
Она скрылась за дверью, исчезая одновременно и из его жизни.
В чате буйствовал Марк, россыпью злых смайлов привлекая внимание, а Мика наблюдал, как тает на карте точка, ещё недавно бывшая человеком. Ещё шаг. Ещё. И затем – пустота.

В жаркий солнечный полдень

Уставшее от полуденной жары, но ещё полное сил, солнце заливает двор ярко-жёлтым. Тени загнаны в такие узкие рамки, что, кажется, не способны укрыть в себе даже мышь. Только под густыми ветвями старых деревьев сохранилось нечто, похожее на лёгкий сумрак. Двор пуст, только тут, в маленькой песочнице, копошатся дети – двое мальчиков лет шести, и девочка. Выше каждого из них на голову, она, на правах старшей, раздаёт указания. В поисках сырого песка один мальчик выкопал яму, из которой торчат одни ноги. Каждый раз, вынимая очередное ведёрко, он гордо вручает второму. Тот, под руководством девочки, аккуратно переворачивает его дном вверх на деревянном бортике песочницы. Несколько лёгких ударов совочком – и новая пирамидка готова. Ими опоясан почти весь периметр, самые первые высохли, тонкими струйками песка осыпаясь по сторонам бортика. Дети увлечённо щебечут о своём, не обращая внимания ни на что вокруг. Да и обращать не на что: двор пуст.
За одним из деревьев что-то негромко шуршит. Ещё секунду назад никого не было, но сейчас стоит, прижимаясь к бугристой коре, высокий неприятный мужчина средних лет. Неожиданная в жару чёрная обтягивающая футболка и такие же джинсы, на ногах – чуть запылившиеся кроссовки в цвет. Лицо бледное, в обрамлении нечёсаных тёмных волос смотрится почти белым. Настороженно осмотревшись, мужчина осторожно огибает ствол, направляясь к играющим детям. У самого бортика присел на корточки, рассохшаяся пирамидка с негромким шорохом осыпалась под пальцами.
Дети не обратили на него внимания, полностью поглощённые процессом. Девочка поморщилась, заметив потерю пирамидки, но тут же снова переключилась на игру.
– Здравствуйте, дети. – Мужчина постарался изобразить улыбку. – Я – дядя Олег.
Мальчик, ожидающий следующее ведёрко песка, повернулся к мужчине. В глазах – любопытство. Девочка резко дёрнула его за локоть, заставляя отвернуться:
– Алёша, не отвлекайся! Тебе родители говорили, что с незнакомцами разговаривать нельзя, потому что от них – беды!
Мужчина картинно взмахивает руками, в глазах – наигранный испуг:
– От меня никаких бед!
– Побожись!
– Чтоб мне лопнуть!
Девочка в сомнении поджала губы, руки картинно упёрты в бока – подсмотрела позу у матери, та всегда так встаёт, чтобы выглядеть внушительнее. Второй мальчик прекратил копать, высунувшись из ямы, с любопытством разглядывает незнакомца.
– А моя мама говорит, что от всех незнакомцев. – Девочка даже притопнула, мальчики опасливо покосились, на мужчину смотрят с тем же интересом, но уже чуть настороженно. Незнакомец снова улыбается, на этот раз не так резиново.
– Так в чём же дело, давайте познакомимся! Я уже назвался, а как вас зовут?
– Меня зовут Валера… ой! Ты чего дерёшься!? – мальчик, вылезший из ямы, хныкнул, получив неслабый подзатыльник. Опустившись на корточки, он схватился за больное место руками.
– А ты не лезь вперёд старших! – девочка грозно зыркнула на обоих. Мальчики возмущённо засопели. Отряхнув песок, она протягивает руку мужчине: – Я Ника. Эти вот – Алексей и Валерий.
– Очень приятно, – мужчина осторожно пожимает руку. Пальцы потные и неприятно холодные. – Так вы в этом дворе живете?
– Да, мои окна воооон там, – девочка указывает пальцем. – А у этих оболтусов окна на ту сторону выходят, отсюда не увидеть.
– Я могу показать! И Алёша тоже. – Валера перестал хныкать, стоит, суетливо отряхивая песок с коленок.
Мужчина ненадолго задумался, по лицу ползёт череда мыслей. Наконец отрицательно мотнул головой.
– Нет. Лучше расскажите, пускают вас родители в интернет? Если да, в какие игры играете?
– У нас много игр, гонки там, стрелялки всякие, да, Валера?
– Да, мы с Алёшей каждый день по сети играем.
Девочка, недовольная, что опять перебили, оттесняет мальчиков.
– А я в Семейки играю. У меня там тридцатый уровень. Хотите, научу? Или добавляйтесь.
– Нет, ребята, у меня другое предложение… – мужчина протягивает руку к девочке, но неожиданно из-за того же дерева выходит второй мужчина. На нём светлые джинсы и лёгкие кроссовки, на серой футболке забавный принт в виде рыжей кляксы со стилизованной буквой «А» в центре. Короткие светлые волосы бобриком и прямой взгляд светлых глаз довершает картину.
– Ты опять тут? Куда руки тянешь?
Мужчина в чёрном на секунду замер. Одно быстрое движение – и он уже в стороне, одинаково далеко от детей и от парня в светлом.
– Нет, это ты опять тут. Следишь?
– Слежу. Тебе уже сказано было, чтобы к детям не смел приближаться. Долго ещё ловить тебя по дворам?
Назвавшийся Олегом предупреждающе ощерился, заметив движение в свою сторону. Вытянув руки, прошипел:
– Это моя работа, не лезь!
– А моя работа – таких гонять. Ещё встречу – будешь иметь дело с органами. А теперь проваливай.
Под пристальным взглядом парня и заинтересованным – детей, Олег поплёлся за дерево. Когда он скрылся, светлый наклонился к детям:
– Ребята, вы, наверное, забыли, что незнакомцы опасны?
– Но ведь мы же познакомились! – голос девочки полон убеждённости в своей правоте. – Значит, он больше не чужак.
Парень тяжело вздыхает. Каждый раз одно и то же… Присев на корточки, как ещё недавно сидел мужчина в чёрном, он готов начать долгую лекцию о правилах поведения с незнакомыми людьми, но его прерывает удивлённый мальчишеский вскрик:
– Ой… Алёша пропал!

Алёша догнал Олега на выходе со двора. Понимая, что его могут услышать Ника и тот странный мужчина в белом, он не стал кричать, а просто схватил за руку. Олег обернулся, в глазах вопрос.
– Дядя Олег, не уходи.
– А что случилось? – мужчина неуверенно улыбается, настороженный взгляд блуждает поверх головы мальчика.
– Дядя Олег, про какое предложение ты говорил?
Олег мгновенно успокаивается. Наклонившись, кладёт руку на плечо ребёнка. Мелькает слабая вспышка, глаза Алёши принимают отсутствующее выражение. Олег же, напротив, максимально сосредоточен.
– У меня есть к тебе предложение, как к человеку, проводящему за игрой долгое время. Наша компания рада представить тебе новую стрелялку от первого лица. Если ты имеешь личный аккаунт в банковской системе, можно заключить сделку прямо сейчас, или можешь взять номер карты родителей. Всё совершенно честно и без дураков. Наша игра полна зрелищных боёв и захватывающих приключений…
Договорить он не успел. Неслышно подошедший сзади светлый приставил к его голове ствол. Ещё одна короткая вспышка, и обессилевший Алёша опускается на вытоптанную тропинку. Из глаз медленно уходит пустота.
– А где дядя Олег? – Алёша непонимающе оглядывается.
– Убежал. Так и скажи ребятам, хорошо? – светлый доверительно заглядывает мальчику в глаза. – А теперь беги к остальным.
Алёша продолжает удивлённо оглядываться, но послушно спешит прочь. Когда мальчик скрывается за кустами, светлый удовлетворённо улыбается и делает лёгкое движение рукой. В воздухе, на уровне пояса, возникают контуры виртуальной панели.
– Центр, троян OL3G локализован… снова. Продолжаю патрулирование. – Несколько пассов над панелью, и светлый растворяется в воздухе.

Яркое послеполуденное солнце. Чуть удлинившиеся тени всё так же практически не дают прохлады. Под сенью мощных крон играют в песочнице дети…

Потсдамский душитель

Фрау Даниелла Аккер, мастер полиции, сжалась в высоком неудобном кресле, в котором с лёгкостью затерялось её крупное тело. Опустив голову, она старательно изучала узор на ковре. Колоссальное ворсистое чудище захватило пол от стены до стены, в нём утопали ножки тяжёлой мебели, а кончики туфель вовсе скрылись в неведомых глубинах. Не в первый раз фрау Аккер удивлялась вкусу шефа Потсдамской полиции. Невысокий сутулый человечек — какие обиды и комплексы он старался скрыть за монументальной мебелью и мерзким ковром, перемещения по которому всегда напоминали ей болота Верхней Швабии?
Сам шеф сейчас расхаживал перед ней по протоптанной вдоль стола колее, и, гневно сверкая очами и метая молнии, вершил правосудие. Лысая макушка покрылась испариной, пуская по углам стада солнечных зайцев. Обильно жестикулируя и брызжа слюной, гер Фосс вещал.
– До каких пор, фрау Аккер, мне ещё ждать? Вам было запрошено на расследование этого дела два месяца. Целых два месяца, фрау Аккер! Третий раз подряд! Во мне зреет недовольство, и скоро кое-кому из присутствующих придётся пожинать его плоды! И я, кажется, знаю этого человека, да, фрау Аккер?
Даниелла Аккер продолжила молча изучать ковёр, на всякий случай изгнав из взгляда остатки разума. Раздражающая привычка повторять фамилию появилась у шефа недавно, и проявлялась только в отношении неё. Даниелла связывала её с отказом выйти за гера Фосса замуж. Ответа же на его вопрос просто не было.
Она действительно потратила на расследование дела о серийном убийце более полугода. Всё осложнялось ещё и тем, что несколько раз в месяц появлялась новая жертва. При этом маньяк не оставлял ни единого следа, за исключением упаковки от колготок, которыми жертвы были задушены. Женщины, молодые и не очень, блондинки и совсем тёмные… его не интересовали ни раса, ни социальное положение. Единственное, что связывало убитых – все они были полноваты. Не до такой степени, когда у женщины возникает непреодолимое желание носить лосины, но от слегка до вполне упитанных.
Фрау Аккер отвлеклась от мрачных мыслей и на секунду вынырнула проверить, не закончил ли шеф. А тот, уже заметно уставший, резюмировал:
– Таким образом, фрау Аккер, мы приходим к невесёлой альтернативе. Либо вы закрываете дело до конца недели, либо ваше личное дело будет открыто в отделе кадров в последний раз. Вы можете быть свободны, фрау Аккер, но помните: моя рука занесена, но пока неизвестно, пряник в ней, или кнут.
Даниелла всегда обладала отменной реакцией. Дверь в кабинет шефа полиции закрылась одновременно с его ртом. Гер Фосс недовольно дёрнул щекой ей вслед, вынимая из кармана брюк платок. Промокнув лысину, бросил его, заметно потяжелевший, на стол, и побрёл сквозь заросли ковра к своему креслу.

Обложившись кипами бумаг, Даниелла не заметила, как наступил вечер. Фрагменты мозаики складывались в единую картину, вот только отсутствовал маленький кусочек. Нигде, ни в показаниях свидетелей, ни в результатах осмотров и обысков, не было ни единого следа самого преступника. В воздухе коршуном парила перспектива неизбежного провала.
Отшвырнув карандаш, фрау Аккер откинулась в кресле и прикрыла глаза. Плюнуть на всё и объявить это чередой самоубийств? Каких-нибудь ритуальных, пусть другие ломают голову… Но что-то неуловимое, на краю сознания, не позволяло сдаться, раз за разом заставляя пересматривать обстоятельства дела.
Полноватая женщина приносит домой колготки и наутро её находят мёртвой. Всё. Ни следов, ничего. Колготки они покупают сами, в одном магазине, тому есть доказательства в виде показаний продавца и видеозаписей…Продавец вне подозрений, у него алиби на все три десятка случаев.
Быть может, стоит ещё немного копнуть в этом направлении? Может быть, но не сегодня. Даниелла потёрла усталые глаза и выключила лампу.
В здании уже почти никого не было, когда она, перекинувшись парой слов с дежурным офицером, вышла на улицу. Домой? Пожалуй, но сначала нужно зайти в магазин, Габи не простит ей ещё один вечер на макаронах. Поправив сумку, фрау Аккер торопливым шагом двинулась по улице, продолжая рассуждать.
Жертвы покупали колготки сами. В одном и том же месте, так? Но продавец имеет неопровержимое алиби. Помощник продавца? Кто-то ещё, наблюдающий за входом? Но уличные камеры тоже не заметили ничего подозрительного. Как и камеры в подъездах. Уж не призрак ли это? Чушь какая. Даниелла в который раз вернулась к идее о призраке. Круг замкнулся, и мысли привычно пошли на очередной виток.
Ведь преступника не видел никто. То есть, совсем никто. Не было его. И в то же время налицо десятки однотипных смертей…
– Чёрт с ним, завтра же закрою это дело! – Даниелла зло пнула не вовремя выползшую на дорогу жестянку. Та, металлически прискуливая, унеслась в темноту. – Пусть теперь другие голову ломают, тот же Вагнер…
Она остановилась, ища в сумочке телефон. Нужно вотпрямщас позвонить этому зазнайке и осчастливить грядущим висяком. Подняв трубку, Даниелла замерла. Её прозрачный силуэт отразился в витрине того самого магазина. Дыхание перехватило, двойник в стекле по-рыбьи разевал рот, как будто пытаясь что-то ей сказать. Гудки в трубке сменились низким самодовольным голосом, выводя Даниеллу из ступора:
– Вагнер. Слушаю, фрау Аккер.
– Вы точно заставите меня сменить фамилию! – зло прошипела она, сбрасывая вызов. Пряча телефон, она посмотрела на вывеску. Какого чёрта? Как она оказалась здесь? Глубоко вдохнув, она рванула на себя дверь. Ничем не примечательный магазин, один из многих. Ряды одежды и обуви, недорогой и, на вкус Даниеллы, слишком вызывающей. Стойки с очками и журналами. И посреди всего этого – скрытый за прилавком крохотный бледный человечек с пошлым ртом и блуждающими глазками. Он терялся на фоне Даниеллы, и она в который раз пожалела, что не удалось его посадить под любым надуманным предлогом. Крайне скользкий и неприятный тип.
– О, фрау Аккер, какими судьбами? – проплямкал он, расплываясь в приторно-сладкой улыбке.
– Расследование, гер Зальцман. В противном случае ноги моей не было бы в этом клоповнике.
Даниелла подошла вплотную к прилавку, на голову возвышаясь над Зальцманом и фальшиво улыбаясь. Тот сделал вид, что не заметил колкости.
– Быть может, я могу вам помочь? – он опустил крохотные и наверняка влажные ладошки на прилавок, бережно поглаживая разложенные на нём журналы. Юные пышные девы с обложек, казалось, вот-вот начнут брезгливо расползаться из-под его пальцев.
– О, я не думаю. Если только вы продадите мне колготки…
– …такие же, какие брали жертвы? – глаза гера Зальцмана странно блеснули. – Намечается следственный эксперимент?
– Именно. И хотелось бы побыстрее.
– Сию секунду, госпожа мастер полиции.
Он стремительно отвернулся, скрывшись в подсобке, но Даниелла могла поклясться, что глаза гера Зальцмана полыхнули красным.
Потом был продуктовый магазин и стремительный бросок к дому. Габи было слышно ещё на лестнице. Стоило открыть дверь в крохотную квартирку, как огромная толстая кошка тигрицей ринулась отнимать пакет с едой. Кое-как отбившись, Даниелла оставила оккупированную кухню на разграбление, а сама отправилась в гостиную, она же спальня. Выложив на прикроватную тумбочку пистолет, она не торопясь переоделась в домашнее. Затем во встроенном баре смешала себе водки с содовой. Привалившись спиной к стене, смаковала пойло, оказавшееся непозволительно тёплым. Пройдя на кухню, где едва разминулась с рычащим и чавкающим хищником, она выплеснула содержимое стакана в раковину. Всё, хватит тянуть. Руки предательски тряслись, когда Даниелла вынимала из дешёвого пакета упаковку с колготками. Едва те оказались на свободе, она отбросила и их, и пустую пачку. Под долгим пристальным взглядом они не сдвинулись ни на миллиметр, замерев на кровати. Подождав для верности ещё, Даниелла успокоенно вздохнула и снова пошла на кухню, благо кошка уже укатилась.
Вытащив из холодильника бутылку минералки, она возилась у бара, когда что-то неприятно кольнуло между лопаток. Когда она шла с кухни…
Развернувшись в прыжке, Даниелла уставилась на кровать. Колготок на ней не было.
Едва удержавшись на подкосившихся ногах, она осторожно подошла к кровати. Пусто. За ней у стены – тоже. Одинокая пачка лежала на полу, Даниелла бросила её обратно на покрывало и, опустившись на колени, заглянула в подкроватный мрак. Ничего. Только запах пыли и грядущих кошачьих неприятностей.
Уже поднимаясь, она заметила короткое смазанное движение. А в следующий миг на её шее затянулась эластичная петля, конец которой тонул в темноте под кроватью. Уперевшись руками и ногами, Даниелла что есть силы подалась назад, но безрезультатно. Сантиметр за сантиметром колготки, превратившиеся в тонкий трос, уползали, скрываясь в тени. Рванувшись, женщина смогла приподнять кровать, но у неё уже начинала кружиться голова. Почти теряя сознание, она тащила за собой петлю, слепо шаря вокруг, пока рука не нащупала металл пистолета. На последних крохах сознания она дослала патрон и, щёлкнув предохранителем, одну за другой начала скармливать мраку пули. Мрак поперхнулся, исторгнув наружу оплавленное нечто, бывшее недавно колготками.
Потом Даниелла долго лежала, приходя в себя и благодаря полицейских богов за выучку. Кряхтя и потирая багровый след на шее, она заползла на кровать, размышляя, стоит ли ей звонить в отдел, или за неё это уже сделали чуткие до тошноты соседи. В бок кольнуло. Изогнувшись, Даниелла вытащила на свет упаковку. Взгляд скользнул по буквам и замер.
«Сотонанг Люцифенг. КОЛГОТКИ УТЯГИВАЮЩИЕ».

Ночь на лесном озере

Солнце скрылось за лесом. Его последние лучи ещё освещали тёмно-красным вершины сосен, но на лесное озеро уже опускался мрак.
Задремавший в старой лодке рыбак клюнул носом, едва не выронив в тёмную воду удочку. Вздёрнувшись, дико заозирался, не сразу вспомнив, где находится. Со всех сторон подступала тьма, только небо над головой ещё пунцовое, с проступившими звёздами, но и оно всё больше наливалось фиолетовым. Пора возвращаться. И так теперь тащиться назад по темноте? Кто же мог предположить, что тёплая бормотуха и утонувший кулёк с закуской сыграют с ним злую шутку?
Смотав леску с объеденным червём, он сложил старый спиннинг и зашарил по лодке в поисках вёсел. Память – как пустой мешок с дырой. Рыбак не мог вспомнить, укладывал ли он их на дно или оставил болтаться в уключинах. Сколько раз давал зарок: не прикладываться к бутылке, пока всё не подготовит! Ладно, ругай – не ругай себя, а всё результат один: вёсел в лодке нет.
Рыбак огляделся, но рассмотрел только отражения крупных холодных звёзд в спокойной воде. Уже не надеясь на благополучный исход, опустил пальцы в тёплую прогретую воду и, насколько хватало рук, пошарил вокруг. Ничего. Поёрзав на вдруг ставшей ещё неудобней лавке, рыбак поплотнее запахнул куртку. Беда. Нужно грести к берегу, только вот чем? Конечно, можно руками, только разобраться бы сперва, в какую сторону. Озеро с трёх сторон окружено высокими обрывистыми берегами, которые словно змеями увиты толстыми корнями, в сплетении которых можно запросто запутаться, и тогда до самого утра придётся сидеть в деревянной клетке.
Сориентироваться по звёздам? Рыбак вскинул голову, прищурившись, взглянул на холодные белые точки. Знать бы ещё, как. Дед пытался научить, но без энтузиазма, сам не верил, что может пригодиться. Внука гарантированно брали в техникум, а это уже городская жизнь, в которой ночному небу места нет. Его уверенно вытеснили фонари, свет люстр и ночников. Полной темноты не было никогда: даже оставаясь у себя в комнате, он мог спокойно ориентироваться в пробивающемся сквозь шторы свете ночных улиц.
Опустив руку в воду, рыбак сделал осторожный гребок, зачерпнул увереннее, тут же гребнул снова. Лодка медленно, лениво тронулась…

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.