Конечный состав сборника "Аэлита/009"


Долго думал и решал.
Преноминаторы поработали хорошо, но, тем не менее, некоторые работы, включённые в т.н. «шорт-лист», вызвали некоторое недоумение – ну, если честно, не тянули они на включение в сборник. Кроме того, сборник, всё-таки, не простой «навал» неких «хороших» произведений – это должна быть именно некая «подборка». Поэтому пришлось читать весь лонг-лист, и даже посмотреть кое-что, не вошедшее даже в него, и получилось, что пришлось пересмотреть самому где-то70% текстов.
 
Значительная часть работ, выдвинутых в шорт-лист, там и осталась, но изменения есть. Некоторые рассказы пришлось «доработать» – где-то выжать «воду», где-то чуть подредактировать. Плюс в сборник по традиции добавлен рассказ – победитель конкурса ККР-2012 (Кира Калинина – «С любовью, Катя»). Всё-таки сохранён раздел «Сумма технологий» – как мне кажется, работу Виноградов-Шандроленко вполне можно включить в сборник (там есть кое-что познавательное для современных любителей фантастики, хотя имелись и неточности).

Вызывает сожаление сложность, с которой собирался раздел «Повод для улыбки» – в нём самые крупные перестановки по сравнению с шорт-листом. Лишний раз убеждаешься, что юмор вообще дело тонкое, а в фантастике – особенно.

Кроме того, отобраны несколько произведений, авторам которых будет предложена публикация в «Уральском Следопыте». Обратил внимание на несколько авторов, которых хочу пригласить к нам в электронное издательство.

Итак, вот КОНЕЧНЫЙ СОСТАВ СБОРНИКА «АЭЛИТА/009»:

ЗАКОНЫ ВСЕЛЕННОЙ

1. Сухачевский Олег – Паровой человек
2. Гогоберидзе Юрий, Блексин Георгий – Аллегория Элис
3. Бочаров Андрей, Колесник Светлана – И опять за окном дождь
4. Богуцкий Дмитрий – Человек без револьвера
5. Каримова Кристина – Ничего особенного
6. Корчёмкина Ольга – Обречённый на счастье
7. Цуркан Валерий – Страх как норма жизни
8. Калинина Кира — С любовью, Катя! (ККР)
9. Чёткина Екатерина – Специалист нового мира
10. Бочаров Андрей – Модератор Судьбы
11.Шорин Александр – Кукла
12.Гамаюнов Ефим – Луноход-1

КООРДИНАТЫ ЧУДЕС

1. Миронов Дмитрий – Тесты для кандидатов в герои
2. Семыкин Александр – Ловец снов
3. Каиров Эльдар – Как появились птицы
4. Неделько Григорий – Властитель Ночи
5. Лободинов Андрей– Берсерк
6. Темень Натан – Спасатель
7. Батлер Ольга – Асгарэль

ПОВОД ДЛЯ УЛЫБКИ

1. Берестнев Сергей – Гарантия – пожизненная
2. Иванов Юрий – Монокль
3. Пахомов Дмитрий, Токсанов Нурлан – ЛУчший друг
4. Андреева Ирина – Неудачный опыт
5. Зерцалов Иван – Дело о похищенной дубине
6. Скоробогатов Андрей – Живущие в святая святых
7. Духина Наталья – Дыра № 13
8. Поляков Юрий  – А конопляный лес шумел…
9. Сырцова Анна – Конец романа

СУММА ТЕХНОЛОГИЙ

Виноградов Павел, Шандроленко Дмитрий – Будущее уже настало
 
ВОТ. В ОБЩЕМ, СБОРНИК «АЭЛИТА/009» ПОЧТИ СОСТОЯЛСЯ. Осталось его сделать в вещественной форме.
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
 
«УРАЛЬСКИЙ СЛЕДОПЫТ» и ЭИ «АЭЛИТА»
 
Ещё интересными мне показались следующие произведения и авторы:
 
НФ
1. Берендеев Кирилл — Испытательный полёт — 70
2. Берендеев Кирилл — Карта памяти — 70
3. Вавикин Виталий — Головокуржение — 91
4. Васильев Ярослав — День вчера, сегодня, завтра — 75
5. Андрей Горских — Большая игра — 60
6. Колесник Светлана — Цикл жизни — 23
7. ФилипповАлексей -  Опоздавшие — 132
8. Шорин Дэн, Сучкова Вера – Созвездие – 31 (если подправить кое-где «логику» и «фактологию»)
*9. Гогоберидзе Юрий — Апория о дельфине и крабе — 48*

Фэнтези
1. Ардышев Михаил — Живее всех живых — 113
2. Гамаюнов Ефим — Своей дорогой — 19
3. Кай Ольга — Небо над Киевом — 12
4. Копаенко Ирина — Двойники — 41
5. Манзадей Оксана — Башмаки — 29
6. Музыка Людмила — Странник — 61
7. Рада Аэлита — Речиркар — 118
8. Сухачевский Олег — Ключ от всех дверей — 60
9. Чёрный Артём, Решетняк Сергей, Рабиес Александр- Забытая секция — 25
*10.Кир Элена  Тот, кто рядом — 77*

Юмор
1. Тролефф Виталий — Презумпция Виновности — 132
2. Тишанская Марина — Такая досада — 5
3. Гринько Саша — Тараканы — 31
4. Вавикин Виталий — Нано-бум — 6
5. Берестнев Сергей — Высокие технологии — 12
6. Винтер Виталий — Кибергрипп — 15
7. Книга Игорь — Не хо-чет! — 10
8. Книга Игорь — Что-гибудь этакое, искромётное — 11
*9.Поляков Юрий  – Интриганы космоса, или Ожерелье для принцессы – 30*

* ДАННЫЕ РАССКАЗЫ ПРОПУСТИЛ ПРИ ПЕРВОМ РАЗМЕЩЕНИИ ИНФОРМАЦИИ.
 
Специально указываю рядом с произведениями их объём в тысячах знаков (с пробелами). Авторы произведений из данного списка, имеющих объём до 90 тыс. знаков (максимум до 95), приглашаются в «Уральских Следопыт». Если это предложение заинтересовало, то прошу познакомиться с условиями приёма произведений в журнал (здесь: http://iaelita.ru/page/info/uralstalker/ ) и прислать необходимые сопроводительные материалы. В принципе, сами тексты у меня есть, но если авторы хотят что-то подредактировать, то они могут это сделать и прислать тексты повторно.
 
Авторы более крупных приглашаются в издательство «Аэлита» – если им интересно, они могут сделать подборки своих произведений в дополнение к указанным (так, чтобы объём сборника получился хотя бы не менее 160 т.зн.) и присылать их по адресу, указанному здесь: http://iaelita.ru/page/info/rulesauth/ (предварительно ознакомившись с условиями приёма работ в издательстве).
 
Пара слов по повести «Презумпция виновности». Мне само произведение понравилось, но написано оно ужасно: автор либо не знает грамматику-орфографию-пунктуацию, либо просто пренебрежительно относится к тем, кто будет его текст рассматривать (хотя, если так, то это уже, пардон, мазохизм какой-то, т.к. не все такие добрые и объективные, как я — среднестатистический редактор подобный текст выкинул бы в «корзину» после первой пары страниц). Рекомендую автору выполнить редактуру-корректуру либо самому, либо где-то на стороне, потому что в таком виде в наше издательство повесть не возьму (а редакторов, которые мне помогают, загружать таким объёмом правок не хочу).
 
 
Поздравляю авторов, произведения которых вошли в сборник!
Ну и приглашаю (всех, а не только указанных авторов) к сотрудничеству с «Уральским Следопытом» и электронным издательством «Аэлита».
 

160 комментариев

avatar
  • Afalina
  • 0
Очень приятно найти свою фамилию в данном списке! Огромное спасибо за проделанную работу предноминаторам и, конечно, Борису! С нетерпением буду ждать фестиваля!
avatar
С фестивалем ещё не понятно, что. Возможно, будет по весьма сокращённой программе: ККР, 100 минут, презентацичя сборника А-009 и нескольких книг нашего издательства, в ыпущенных в бумаге. Денег, похоже, на призы премий и привозы разных ВИПов не будет.
avatar
  • Afalina
  • 0
Конечно хотелось бы, чтоба Аэлита прошла в прежнем формате, но как уж получится. Я в любом случаю планирую быть там. Хочется со всеми увидеться:) Тем более, что в прошлом году пропустила.
avatar
Тут авторы задают вопросы (на АЛФ — СИ):
<<543. автор 2013/02/14 00:28 [удалить] [ответить]
  Иллюстрации к рассказам будут? Договор пришлёте на имейл? >>

Договоры, разумеется, как всегда, будем рассылать авторам по e-mail. Его надо будет распечатать, заполнить, подписать, отсканировать и вернуть нам сканированный файл.

Что касается иллюстраций — странный вопрос (или Вы полагаете, что нам кто-то оплачивает услуги художников?!) Легко видеть, что иллюстраций в сборнике «Аэлита» не будет (да их и никогда не было там). Нет у нас таких подвижников художников, чтобы рисовать иллюстрации ещё и к рассказам. Нам бы успевать иллюстрации обложек к книгам издательства делать. А тут аж 28 картинок понадобилось бы.
avatar
  • Vavikin
  • 0
Борис, доброго времени!
Хотел выразить благодарность, не только за оказанное доверие к моим произведениям, но и за наставления, которые Вы дали мне несколько лет назад, когда я еще только начинал рассылать свои рассказы по журналам. Наверно Вы единственный редактор, встретившийся на моем творческом пути, который не отмахнулся от начинающего автора, а наоборот помогли советом.
Спасибо.

С уважением,
Виталий Вавикин 
avatar
:-)) Спасибо на добром слове!
Я просто делаю, что могу, не более. Ну и, кроме того, я сам автор, был «начинающим» и поэтому знаю, что это такое.
avatar
Борис, я никак не ожидала, что такая траектория случится у моего рассказа: из длинного списка, минуя короткий, и — прямиком в сборник.  Спасибо, что оценили «Асгарэля»!
С уважением, Ольга   
avatar
Да не за что. Рад, что Вас порадовал.)))) Хотя, увы, скольких порадуешь, стольких (или даже больше) в данной ситуации огорчишь. Но, поскольку значительное число произведедний я отобрал ещё и для публикации в УСе, надеюсь, что порадовал я тоже не малое число авторов. ))))
avatar
Все правильно — хороший конкурс, полная  шкала эмоций)) 
Можно задать технический вопрос по поводу сборника? Так совпало, что этот же мой рассказ  стал финалистом в другом самиздатовском конкурсе, и один литературный журнал хочет его опубликовать. Ни о каких авторских правах  речь там не идет, но не помешает ли это публикации в Аэлите? Если есть противоречие, я, конечно, воздержусь от сотрудничества с  журналом. 
avatar
  • Valex
  • 0
БАЗА
(СОЦИАЛЬНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ   РОМАН)
В.П.АЛЕКСЕЕВ
 
Часть   1.
ГЛАВА 1
Никем   не   замечаемый   Джон   Грей   спокойно   вышел   из   портала,  оглянулся   и   сделал   несколько   шагов   к   окну   регистрации.  Он   прибыл   на   космическую   базу   глубокого   залегания   Б13-001А   за   день   раньше   фактического   вызова.  Не   потому,  что   спешил,  а   потому   что   все   подобные   базы   находились   настолько   далеко   от   обитаемых   миров,  что  синхронизировать   моменты    прибытия   и   отбытия   до   сих   пор   не   удалось.
−Мне   нужен   номер   напротив   той   колонны.
В   любом   другом   месте   подобная   просьба   вызвала   бы   по   крайней   мере   несколько   вопросов.  Только   не   здесь.  Авторегистраторы   привыкли   ко   всему   за   века   функционирования   Базы.
−Ваше   имя?
−Джон   Рабинович   Грей   Иванковский.
−Планета   пребывания?
−Земля.
−Дата   пребывания?
−Я   должен   был   прибыть   завтра,  седьмого-тринадцатого-сто   сорокового.
−Цель?
−Пока   тайна.
−Не   шпион?
Авторегистратор,  установленный   в   курортной   зоне   Базы,  призван   поддерживать   весёлое   настроение   отдыхающих   и   потому   был   настроен   на   шутки.  Джону   было   немного   не   до   того,  но   он   должен   был   понимать   всех.  Такая   у   него   работа.
−Нет,  всего   лишь   мафиози.
−Указанный   Вами   номер   забронирован.
−Насколько   я   знаю,  он   двухместный?
−Да,  Дон   Карлеоне. Но   Вашим   соседом   там   будет   иурлянин.  Не   все   желают   иметь   с   ними   дело.
−Иурлянин?  Это   здὀрово! – неожиданно   обрадовался   Джон. – Я   был   на   Иурее   лет   200   тому   назад.  Самые    приятные   воспоминания!
−Я   рад,  не   все   так   реагируют.  Но,  говорят,  они   не   сдержаны   на   язык.  Это   не   помешает   Вашей   миссии?
−Я   сделаю   ему   предложение,  от   которого   он   не   сможет   отказаться.
−Ну,  смотрите!
Подходя   к   номеру,  Джон   ещё   раз   осмотрел   место   завтрашнего   преступления,  недоумевая,  как   он   пропустит   его   завтра?  Вполне   открытое   место,  16-гранная   колонна,  вокруг – ни   скамеек,  ни   углов,  ни   пространственных   заворотов…  Всё   нормально!  Вестибюль   просматривается   градусов   на   170.  Можно,  конечно,  спрятаться   за   дверной   косяк   номера.  Но,  ведь,  даже   время   преступления   известно!
Отправляя   на   дело,  шеф   весело   сказал:
−Ну,  что,  Джон?  Хочешь   отдохнуть   с   музыкой?
−У   меня   поджилки   трясутся, − в   тон   ответил   Джон. – Что   за   музыка?
−Убийство   в   курортной   зоне   базы   Б13-001А.
−Где-где?  Это   что,  шутка?
−Какие,  уж,  тут   шутки! – возмутился   шеф. – Какому-то   идиоту   приспичило   кого-то   грохнуть   в   самом   неподходящем   для   этого   месте.  Гляди! – Макар   развернул   оптическую   голограмму   вестибюля   курортной   зоны. – Здесь   портал,  здесь   касса,  а   в   середине – кровавый   труп!
−Наганыч,  это   скандал!  Миллион   лютиковых   лет   не    было   убийств!
−Вот   поэтому   я   тебя   и   посылаю.  Если   же   ты   сможешь   этого   негодяя   грохнуть   заранее,  я   выдам   тебе   путёвку,  что б   ни   одна   живая    душа   не   догадалась   о   цели   твоего   визита.
−Ну,  спасибо,  босс!  Так   бы   Вы   не   дали   бы   путёвку.
−Носи – не   стаптывай.  Отлично,  ведь,  понимаешь,  что   кроме   тебя   некого   послать,  последнего   маньяка    ликвидировал   ты…
−Э,  когда   это   было! – три   цикла   тому   назад!
−А   что,  мастера   регенерации   тебе   память   отшибли?  У   меня   другая   информация.
Так   Джон   Грей   оказался   здесь.
Он   прошёл   в   свой   номер   и   снова   оглянулся   на   место   завтрашнего   преступления.  Ничего   примечательного:  столб   как   столб,  плиты   как   плиты,  плющ   как   плющ…
Только   закрыв   за   собой   дверь,  Джон   неожиданно    осознал,  какую   же   глупость   он   сморозил!  Ведь   если   преступление   планировалось   заранее,  преступник   мог   видеть,  как   он   оглядывается.  Значит,  врасплох   теперь   преступника   не   застать.  Придётся   караулить.
Размышления   прервал   мягкий   звук   раскрывающейся   двери-купе.  В   номер   ввалилось   бесформенное    желеобразное   тело.  Судя   по   фиолетовым   оттенкам,  иурлянин   испытывал   крайнее   смущение,  приготовившись   молчать   и   посапывать,  если   землянин   того   потребует.  Однако   Джон   не   шутил,  когда   говорил,  что   рад   такому   соседству   и   весело   просвистел   на   соловьином   языке   гостя:
−О,  кого   я   вижу!  Сколько   лет,  сколько   зим!
−Простите,  мы   с   Вами   знакомы? – веселее   просвистел   собеседник.
−Может,  да,  может,  нет…  Какая   разница!  Я   был   на   Иурее   в   самый   тяжёлый   для   меня   период   жизни.  Тогда   в   космической   катастрофе   я   потерял   всё,  всех   своих   родных,  близких,  друзей.  Честно   говоря,  мне   жить   не   хотелось.  Тогда   Ваши   земляки   меня   не   только   вылечили   физически   и   психически,  но   и   приохотили   меня   к   Вашей   великой   культуре!
−Но   наша   культура   не   всем   нравится, − заметно   пожелтел   от   радости   собеседник.
−Только   не   мне! – воскликнул   Джон   и   засвистел   самую   популярную   на   Иурее   мелодию.
−Прекрасно!  Но   меня   предупреждали,  что   у   Вас   какая-то   тайная   миссия?
−Увы,  скоро   она   станет   явной, − с   досадой   сказал   Джон,  показав   своё   удостоверение. – Через   7   часов   здесь   произойдёт   убийство.
−Убийство?  В   наше   время? – посерел   иурлянин.
−Представьте   себе!
−Но   почему   Вы   так   уверены,  что   оно   произойдёт?  Ведь  Вы   прибыли   заранее!
−Пока   я   шёл   от   портала   к   регистрационному   окну,  а   оттуда – к   номеру,  я   имел   неосторожность   несколько   раз   оглянуться   на   место   преступления.  Об   этом   я   подумал   только   в  номере!  Значит,  если   это   убийство   запланировано,  преступник   мог   видеть,  что   я   оглядываюсь,  и   скорректировать   план.  Теряем   квалификацию!
−Но,  судя   по   голограмме,  убийца,  скорее   всего,  не   профессионал!
−Вы   играете   в   шахматы?
−Чуть-чуть.
−Тогда   должны   понимать,  что   о   сопернике   лучше   думать,  что   он   умнее   тебя.  Если   хоть   на   миг   усомнишься   в   этом,  можешь   очень   жестоко   просчитаться!  А   здесь   речь   идёт   о   жизни   человека!
−Так   что   же   делать?
−Следить!  Будем   делать   то,  что   у   Вас   лучше   всего   получается:  заварим   чаёк   покрепче   и   устроим   длинную   беседу.
−Нет,  так   не   пойдёт.  Так   мы   можем   уснуть   в   самый   неподходящий   момент.  Давайте   лучше   сейчас   поспим.
−Впервые   вижу   иурлянина,  который   предпочёл   бы   спать!
−Значит,  Вы   нас   плохо   знаете!  Мы   всегда   настроены   позитивно,  но   позитивно   в   истинном   смысле   этого   слова,  а   не   в   популистском   его   значении…
Джон   не   заметил,  как   уснул   под   таинственный   пересвист   незнакомца,  сыпавшего   глубоко   научными   и   философскими   терминами.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА  2
Всё   было   как   тогда,  2   цикла   назад,  ещё   когда   шёл   отсчёт   бесконечных   миллионолетий   от   рождества   Христова.  Туристический   звездолёт   неожиданно   взорвался.  Погибли   все,  кроме   него.  Турист   Джон   Грей   в   это   время   выполнял   выход   в   открытый   космос.  Те   несколько   сотен   эльков,  которые   Джон   заплатил   за   дополнительный   выход   в   космос,  оказались   платой   за   его   спасение.  Джон   ещё   долго   жалел,  что   не   смог   уговорить   выйти   с   ним   никого:  ни   жену,  ни   детей,  ни   внуков,  ни   друзей…  Тогда   они   в   первый   раз   сложились   и   решили   провести   новогодние   праздники   в   космическом   путешествии   по   Кольцу   Содружеств.  Не   привелось…
Иурляне   долго   приводили   в   чувство   единственного   пассажира   туристического   звездолёта  «Прогресс – Альфа»,  потерпевшего   катастрофу   в   одной   астрономической   единице   от   Иуреи.  Физические   страдания   уже   потерявшего,  было,  сознание   Джона   залечили   быстро.  Куда   сложнее   оказалось   залечить   его   душевные   боли.  За   восстановлением   биологического   гуманоида   с   Земли   с   неподдельным   интересом   наблюдали   все   жители   Иуреи,  от   мала   до   велика.  Джон   искренно   удивлялся   такому   интересу.  Что   он   им?  Им   он   не   представлял   даже   гастрономического   интереса,  ибо   плазменная   жизнь   не   может   питаться   материей.  Уровень   развития   их   цивилизации   был   на   порядок   выше   земного   уровня.  Как   партнёр,  Грей   не   представлял   интереса   даже   детям.  Тем   не   менее,  к   палате,  где   лежал   Джон,  по   вечерам   стояла   очередь   из   желающих   его   навестить.  Только   для   него   устраивались   концерты,  художники   показывали   свои   картины,  поэты   читали   свои   стихи,  дети   вовлекали   в   свои   игры…  Ничего   не   помогало!
И   вот   тогда   врачи   решились   на   крайнюю   меру.  Искусство   иурилянского   гипноза   к   тому   времени   было   известно   уже   23   лютиковых   тысячелетия!  Уже   10   тысяч   лет   назад   оно   оказалось   под   запретом.  Это   произошло   после   того,  как   один   хитроумный   ловкач   завладел   Иуреей   с   помощью   гипноза   и   люди   довольно   много   веков   безуспешно   пытались   избавиться   от   его   самозваного   правления.  Осознав   всю   опасность   гипноза,  Парламент   запретил   его   использование   на   всей   планете.  За   пределами    Иуреи   по-прежнему   было   можно   использовать   гипноз   в   целях   защиты   от   агрессоров.
Но  тогда   одним   прекрасным   вечером   Джон   Грей   лежал,  как   всегда,  лицом   к   стене   и   мысленно   прощался   с   жизнью,  когда   распахнулась   палатная   дверь   и   на   пороге   появились   ещё   2    иурелянина.  «Опять   пришли! – недовольно   подумал   Джон. – Сейчас   будут   или   петь,  или   танцевать,  или   свистеть».  Однако   эти   двое   решили,  видимо,  сделать   нечто   новое.  Один   из   них   установил   какой-то   громадный   металлический   шар,  отливающий   серебром,  в   углу   палаты   за   дверью,  а   другой   начал   свой   длинный,  монотонный   речитатив,  если   так   можно   назвать   посвист,  красивый,  но   посвист   иурелян.  К   тому   времени   Джон   Грей   довольно   сносно   овладел   красивым   языком   Иуреи,  в   остальном   мире   пренебрежительно   называемый  «птичьим».  Вот   тогда-то   Джон   Грей   впервые  «полетел»!
Куда   он   летел?  Он   летел   к   счастью!  Ощутив   какую-то   необыкновенную   лёгкость,  маленький   Джонни   летел   одновременно   во   всех   направлениях;  вверх,  вниз,  влево,  вправо,  вперёд   и   назад.  Джонни   одновременно   увеличивался   и   уменьшался.  Он   слышал   мамин   голос,  смех   друзей.  Рядом   с   ним   летели   птицы,  бабочки,  какие-то   эльфы,  которые   бывают   только   в    сказках…
Проснувшись   на   следующее   утро,  он   впервые   захотел   жить.  Грей   как   бы   заново   услышал   мелодичные   перепевы   птиц,  так   кстати   гармонирующие   с   языком   иурелян.  Оказалось,  что   жить   не   так,  уж,  плохо!  Оказалось,  дети – действительно   цветы   жизни.  Оказалось,  можно   помнить   о   былом   и   при   этом   думать   о   завтрашнем.  Грей   впервые   потянулся   к   изумрудно-янтарному   листику   иурелянского   деревца   за   окном.  Какая-то   доверчивая   птаха,  чирикая,  села   на   его   ладонь.  «−Доброе   утро,  соловушка!», − прошептал   Иванковский   по-русски.
−Доброе   утро,  гражданин   Грей! – услышал   он   знакомый   посвист   за   спиной. – Как   Вам   спалось?
−Отлично! – сказал   Джон   на   полюбившемся   языке   Иуреи. – Хочется   обнять   весь   мир.  Что   это   было?
Именно   тогда   Джон   узнал   о   иуреанском   гипнозе   и   о   том,  что   его   запретили   давным-давно.
−Да, − горестно   согласился   Джон, − люди   из   всего   способны   сделать   дрянь.  И   не   только   у   вас.
−Джон,  Вы   опять   начинаете   хандрить? – тревожно   спросила   Фью,  начиная   очередное   дистанционное   тестирование.
−Люблю   вашу   природу,  люблю   ваших   людей,  люблю   ваш   язык,  вашу   культуру…  Но   особенно   люблю   это   покалывание   во   всём   теле,  называемое  «тестированием».  Вы   специально   мне   внушили   это   чувство   или   так   и   есть?
−Так   и   есть, − охотно   ответила   Фью. – Но,  с   Вашего   позволения,  Вам   предстоят   ещё   2   сеанса   гипноза.  Сегодня   вечером   и   завтра.  Как   Вы,  не   возражаете?
Широко   улыбаясь,  Джон   отрицательно   покачал   головой   и   развёл   руками.
 
avatar
  • Valex
  • 0
 
ГЛАВА  3
−Джон,  Джон,  проснитесь! – услышал   Грей   посвист   нового   соседа   и   открыл   глаза.
−Что,  уже? – встревожился   инспектор.
−Да   как   сказать?  Не   совсем,  полчаса   ещё   есть, − виновато   ответил   иурелянин. – Но   я   подумал,  биологическому   гуманоиду   нужно   время,  что б   привести   себя   в   порядок.
−Правильно   Вы   подумали! – сказал   Грей,  с   удивлением   обнаружив   себя   раздетым   и  начав   одеваться. – Кстати,  почему   Вы   знаете   моё   имя,  а   я   Ваше – нет?  И   зачем   Вы   меня   раздели?
−Я   Вас   не   раздевал.  Вы   сделали   это   в   бессознательном   состоянии.  Я   всего   лишь   внушил,  что   Вы   желаете   принять   максимально   комфортную    позу.
−За   подобную  «позу»  Вы   могли   бы   сейчас   получить   по   физиономии,  если   бы   я   был   девушкой!
−Ну,  простите!
−Ладно.  Так   как   Вас   зовут?
−Сью.
−Как-как? – ухмыльнулся   Джон.
−Сью.  А   что   тут   смешного?
−Ничего,  просто   аналогия.  На   Земле   это – женское   имя   в   англо-язычных   местностях.  Так,  ладно,  шутки   в   сторону!  Можете   мне   помочь?
−Всем,  чем   могу.  Моя   смена   наступит  после   завтра.
−Выходим,  я   прячусь   за   дверь,  Вы   растекаетесь   по   потолку.
−Накинуться   при   приближении?
−Сообщить!  Не   забывайте,  что   для   грубой   материи   Вы – фантом!  Где   Ваш   фон?
−Он   мне   не   нужен.  Я   могу   телепортировать   сигнал   Вам   в   голову.
−Хорошо…
Это   было   последнее   слово   спонтанного   диалога.  Потому   что   когда   открылась   дверь,  оба   собеседника   увидели   то,  что   только   что   рассматривали   на   голограмме.  У   центральной   колонны,  прямо   на   зелени,  культивируемой   обычно   на   Базах,  в   самой   неестественной   позе   лежал   окровавленный   труп.  Главный   следователь   по   особо   важным   делам   опоздал.
Джон   медленно-медленно   стал   сползать   на   корточки.  Сью   у   него   за   спиной   темнел   и   сдувался,  как   развязанный   воздушный   шарик.  Правой   рукой   Джон   инстинктивно   потянулся   пощупать   пульс,  но   это   уже   было   лишним.
−Жена   Цезаря   вне   подозрений, − зачем-то   по-русски   прошептал   Джон.
−Что? – угрожающе   спросил   Сью.
−Да   так, − просвистел   Грей   на   языке   Иуреи, − земная   идиома.
−Если   Ваша   идиома   относится   ко   мне,  то   она   по   меньшей   мере   бестактна!
−Ну,  извините!  У   меня   работа   такая – всех   подозревать!
−А   моя   работа – соблюдать   баланс   между   материями    и   энергиями!  Вот   возьму   и   перекачу   Вас   в   седьмое   или   восьмое   измерение!
−Стоп,  стоп!  Если   Вы   приехали   работать,  то   почему   остановились   в   курортной   зоне?
−Потому   что   напарник   ещё   не   уехал!  Вы   же   знаете,  какое   здесь   место.
−А   почему   Вам   известно,  что   Ваш   напарник   не   уехал?  Отсюда   даже   межпространственные    фоны   не   берут.
Пунцово-красный   от   злости   Сью   нетерпеливо   объяснил:
−Мы   с   ним   договорились,  что   если   я   ещё   не   отбыл   домой,  я   ему   бронирую   этот   номер.  Если   он   ещё   работает,  он   мне   бронирует   этот   же   номер.
−Но   почему   именно   в   курортной   зоне?
−А   Вы   бывали   в   научно-исследовательском   секторе?  Это   громко   называется – Сектор!  А   на   самом   деле,  нам   приглашённых   специалистов   негде   разместить!
−Это – камень   в   мой   огород, − спокойно   сказал   уже   пришедший   в   себя   Джон,  делая   всякие   стандартные   замеры. – Это   я   в   прошлом   цикле   проектировал   Базы,  извините.  Но   мы   никак   не   предполагали,  что   информации   будет   так   много,  что   потребуется   расширить   штат   научных   сотрудников.
Чувствуя,  что   Джон   пришёл   в   себя   и   не   интересуется  «пустым   разговором   с   иуреянином»,  Сью   развернулся   и   полетел    в   номер,  который   тотчас   же   закрылся.  В   конце   концов,  у   каждого   своя   работа.  Напарник   передаёт,  что   возникли   какие-то   проблемы   с   двенадцатым   номером,  а   он   будет   перепираться   с   каким-то  «копом»?  Да   ни   за   что!  Надо   себя   привести   в   порядок.
А   Джон,  собрав   всё,  что   требовалось   и   отослав   данные   по   электронке   в   Центр,  пошёл   к   директору   Базы   отметить   прибытие.  Согласно   расчётам,  вызов   был   сделан   спустя   несколько   минут   после   убийства,  что   так   же   подозрительно:  сколько   они   с   Сью   ругались – вокруг   никого   не   было!  Кто   мог   так   быстро   вызвать   полицию?  Либо   тот,  кто   убил,  либо   тот,  кто,  увидев   на   мониторе   видеонаблюдения   невиданное   миллионы   лет   зрелище,  сразу   решил,  что   что   человек   мёртв   и   никакой   помощи   уже   не   требуется.
Впрочем,  думал   Грей,  шагая  по   коридорам,  возможно,  что   наблюдатель   сначала   вызвал   полицию,  а   затем   послал   туда   медиков.  Те,  увидев   двух  «свистунов»  у   трупа,  поняли,  что   его   уже   не   спасти,  а   нас   приняли   за   полицию,  развернулись   и   ушли.  Эти   версии   легко   проверяется   видеонаблюдением,  достаточно   просмотреть   запись.
−Здравствуйте, − представился   Джон,  войдя   в   кабинет   директора. – Следователь   по   особо   важным   делам   Джон   Рабинович   Грей   Иванковский.
В   эргономичном   кресле   последней   модели,  медленно   втягивая   под   себя   вытянутые   до   этого   ноги,  восседал   довольно   молодой   мужчина,  поддерживая   большими    пальцами   рук   свой   острый   подбородок.
−Пол   Робинсон, − сухо   представился   директор,  даже   не   делая   попыток   протянуть   руку   вошедшему. – Однако   оперативно.  Никогда   не   привыкну   к   особенностям   местного   временного   континуума:  то   приходится   годами   ждать   нужного   человечка,  то   он   уже   тут   как   тут!
«Прыщ!  Возомнил   себя   пупом   Вселенной! – неприятно   подумал   Джон. – Кто   ему   дал   право   чувствовать   себя   выше   остальных?»
−У   меня   к   Вам   сразу   просьба, − тоже   с   места   в   карьер   сказал   следователь. – Можно   просмотреть   последние   записи   событий?  Создаётся   такое   ощущение,  что   я   чего-то   пропустил.
−Да   пожалуйста! – Пол   раскинул   пальцы   веером,  не   отрывая   рук   от   своего   подбородка. – Только   там   ничего   особого   нет,  я   смотрел.
−Быть   не   может! – съязвил   Джон,  включая   головизор. – Его   что,  дистанционно   убили?
−А   что   Вы   язвите,  гражданин   следователь?  Согласно   записям,  Вы   прибыли   вчера,  а   убийство   произошло   сегодня,  сейчас.  А   Вы   вместо   того,  что б   расследовать   дело,  предпочли   битый   час   пересвистываться   с   приятелем   у   трупа.  Согласитесь,  это   странно!
−Согласен.  Только   он   мне   не   друг,  а   подозреваемый.  Такой   же,  как   и   Вы.  Смотрите!  Пока   я   спал,  а   Сью   меня   караулил…
−Сью?  Это   из  «В   джазе   только   девушки»,  что   ль? – насмешливо   перебил   Пол.
−Нет,  из  «Mein   Kampf»! Вы   случайно   не   расист?  Так   вот,  пока    мы   с   Сью   находились   в   номере,  будущая   жертва   вышла   в   вестибюль,  к   ней   сзади   подкрался   мужчина   в   маске,  убил,  быстренько   распотрошил   труп,  разбросал   внутренности   по   стенам   и – был   таков!
−Ну,  и    что?
−А   то,  что   его   рост   подозрительно   схож   с   Вашим!
Робинсон,  наконец-то,  опустил   руки   от   подбородка.  При   этом   его   глаза   налились   какой-то   злостью:
−Вы   что   себе   позволяете?  Вы   где   находитесь?  Мне   нечего   больше   делать,  как   каких-то   придурков  «мочить»?  Я – директор   крупнейшей   космической   базы…
−Знаю   я,  какая   это   база! – вскричал   Джон, − сам   проектировал   её   цикл   назад!  Работнички…  Сью   обвиняет,  этот   спекулирует…  А   представьте,  как   было   трудно   учесть   все   интересы   специалистов,  они   же   подчас   противоречили   друг   другу!
−Вы   её   только   строили,  а   я   ею   руковожу!
−Это   не   даёт   Вам   право   относиться   к   людям,  как   к   червям   навозным!  Хоть   бы   зад   свой   приподнял   к   приходу   посетителя!
−А   кто   он   мне   такой?
Ну,  это   уже   слишком!
Джон   вышел   из   кабинета   в   очень   плохом   расположении   духа.  Что   он   на   всех   взъелся   из-за   пустяков?  Зачем   обидел   Сью,  оскорбил   недоверием   Пола?  Подумаешь,  проворонил   убийцу.  Так   никто   же   не   виноват,  кроме   тебя!
Что-то   пошло   не   так.  А   что?
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА  6
С   тех   пор,  как   человечество   осознало   себя   и   своё   место   в   этой   Вселенной,  осознало,  насколько   эта   Вселенная   хрупка,  вставал   вопрос   о   возможности   её   сохранения.  Сначала   это   был   чисто   теоретический   вопрос.  Стало   ясно,  что,  перекачивая  «тёмную   энергию»  в  «тёмную   материю»  и   обратно,  баланс   Вселенной   можно   соблюдать   бесконечно   долго.  Только   зачем?  Люди   были   ещё   смертны,  а   на   создание   баз   глубокого   космического   залегания   ушли   бы   несметные   суммы   и   силы.  Да   и   потом,  неожиданно   выяснилось,  что   некая   древняя-древняя   цивилизация   с   самого   зарождения   Вселенной   успешно   занимается   её   сохранением   и   развитием.
Поэтому   как   только   люди   доросли   до   возможности   влиять   на   ход   эволюции   Вселенной,  этот   вопрос   моментально   приобрёл   экономическую,  а   затем   и   политическую   окраску.  Чего   хотят  «хранители»?  Почему   с   первых   же   шагов   становления  они   внушали   всем   планетарным   и   звёздным   мирам   мысль   о   Боге,  о   Богине,  о   Создателе?  Недоверчивым   политикам   и   властителям   это   казалось   подозрительным;  а   вдруг?  А   вдруг   они   выращивают   нашу   Вселенную   с   какими-то   гастрономическими   целями?  Вдруг   какой-нибудь   флюкс  (или   флокс)  внезапно   сломается?  Вдруг   однажды,  когда   их   вселенная   сколлапсирует   или   разорвётся,  они   придут   и   предъявят   права   на   этот   мир?
Здравомыслящие   люди   утверждали,  что   это   бред,  что   ничего   подобного   не   произойдёт,  иначе   Создатели   давно   предъявили   бы   свои   права.  Тем   не   менее,  действительно,  не   помешает   взять   судьбу   в   свои   руки.  Историки,  философы,  учёные,  космонавты,  скадермены   приводили   массу   примеров,  когда   ненужные,  на   первый   взгляд,  технологические   решения   вдруг   давали   мощный   толчок   новым   виткам   эволюционного   развития.  И   почти   всегда   прорыв   осуществлялся   там,  откуда   не   ждали.
Последние   заявления,  видимо,  дали   почву   для   размышлений   масонам   и   аналогичным   инопланетным   организациям.  Многотысячелетняя   операция   по   ликвидации   института   государства,  даже   из   памяти   людей,  подходила   к   концу.  Оставался   небольшой   штришок   и – можно   будет   распускаться!  Люди,  наконец-то,  научились   жить   своим   умом,  не   надеясь   на   царя   ли,  президента   ли,  парламент…  Но   где   этот   штрих   взять?  И   вот   тут   подвернулась   идея   с   базами.
Поставив   всё   на   кон,  Главный   Мастер   Последней   объединённой   Ложи   рассуждал   так:  «Может   быть,  создание   космических   баз   глубокого   залегания    ничего   не   даст.  Но   в   последнее   время   развитие   технологий   настолько   замедлилось,  а   пресыщенность   жизнью   настолько   увеличилась   у   людей,  что   это   грозит   неизбежной   стагнацией   развития,  а   любая   стагнация   грозит   гибелью.  Разве   для   этого   наши   предки   клали   животы   всех   подряд,  проклинаемые   всеми,  кому    не   лень?  Нет,  уж,  партию   надо   доиграть   до   конца.  А   лучший   способ   сделать   это – убедить   людей   в   необходимости   постройки   этих   баз.  Негоже   разумным   существам   надеяться   на   кого-бы-то-не-было».  Сделав   предпоследний   ход   на   Великой   Шахматной   Доске,  Главный   Мастер   вызвал   к   себе   нескольких   последних   масонов.  В   том   числе   и   Джона   Грея.
Задача   формулировалась   предельно   кратко   и   понятно:  базам   быть!  Надо   лоббировать   идею   космических   баз   глубокого   залегания   везде,  где   только   можно.
−Но   многие   цивилизации   разработали   концепцию   индивидуального,  локального   спасения   своих   звёздных   систем   в   случаях   Коллапса   или  «Большого   разрыва», − возразил   тогда   Джон. – Наша   миссия   окончена,  Мастер!
−Наша   миссия   не   кончена, − внятно   сказал   Главный   Мастер. – У   свободного   человечества   всё   ещё   может  «сорвать   крышу».  Вселенная   слишком   большая.  В   ней   всегда   найдётся   уголок   для   какого-нибудь   придурка,  который   захочет  «от   нечего   делать»  перезапустить   ход   эволюции,  повернуть   её   вспять.
Легко   сказать:  «Базам   быть!»,  как   это   сделать?  Войти   в   академические   круги   и   заявить,  что   какой-то   там   масон   велел   вам  разработать   концепцию   баз   глубокого   залегания?  Они   в   лучшем   случае   на   смех   поднимут!  Настоящие   учёные   должны   быть   консерваторами,  что б   не   принимать   желаемое   за   действительное,  это   понятно.  Но   тем   сложнее   продвигать   среди   них   свои   идеи!
Тогда   было   решено   поставить   их   перед   фактом.  На   эльки,  вырученные   Джоном   от   продажи   своих   книг   и   собранные   членами   Последней   Ложи,  была   открыта   якобы   частная   конструкторская   компания,  в   которой   Джон   в   течении   всего   очередного   цикла   разрабатывал   стандартный   проект   этих   баз.  В   то   время   даже   те   учёные,  которые   согласились-таки   сотрудничать   в   разработке   концепции   баз,  откровенно   считали,  что   время   больших   открытий   прошло   и   научно-исследовательский   сектор   не   будет   большим.  Полагали,  что   бὀльшую   часть   этих   баз   займут   установки   по   замерам,  отслеживанию   и   перекачке   компонентов   Вселенной   из   одного   в   другое.
Казалось   бы,  ура!  Уже   во   время   проектирования   этих   баз   были   сделаны   кое-какие   открытия.  Компания   Джона   Грея   моментально   запустила   их   в   производство   новых   товаров.  О   базах   заговорили   более   серьёзно.  Но   тут   космическая   цивилизация   Омеги-31   Ориона   построила   линейный   ускоритель   частиц   длинной   в   150   световых   лет!  Когда   открытия   пошли   одно   за   другим,  когда   компания   Джона   стала   терять   рейтинг,  когда   от   него   отвернулась   даже   Ложа,  ему   стало   совсем   худо.  Что   делать?  Закрыть   фирму?  Выпускать   деревянные   ложки?  Открыть   какой-нибудь   эксклюзивный   курорт   в   дальнем-дальнем   уголке   космоса   с   порталом   через   офис?  Глупо,  масштаб   не   тот.  Джон   был   положительным   пассионарием   с   большим   коэффициентом,  «переходить   на   баклуши»  ему   не   хотелось.  Он   обратился   за   советом   к   Главному   Мастеру   Последней   Ложи.
−Александр   Белл, − ответил   Мастер   в   стиле  «сиреневого   тумана», − в   своё   время   изобрёл   не   только   телефон,  но   и   телефакс   и   фотофон.  Однако   первый   телефакс   появился   спустя   полвека,  а   фотофон   вообще   оказался   никому   не   нужен.
−И   что   из   этого   следует? – недовольно   спросил   тогда   Джон.
−Леонардо   д’ Винчи, − продолжал   Мастер, − изобретал   аппараты,  ставшие   реальностью   спустя   500   лютиковых   лет.
−Мастер,  я   тебе   про   Ерёму,  ты   мне   про   Фому!
−Я   тоже   про   Серёжу, − невозмутимо   ответил   Мастер,  медленно   встал   и   подошёл   к   окну. – Сейчас   тебе   кажется,  что   твоя   работа   никому   не   нужна,  что   тебя   все  «кинули».  Но   поверь,  пройдёт   совсем   немного   лет – и   твои   разработки   спасут   мир!
−Совсем   немного – это   лет   500? − съехидничал   тогда   Джон   Грей.
−Я   думаю,  меньше, − «обрадовал»  Мастер. – Никто   не   знает,  что   когда   пригодится.  Но   тебе   уже   есть   следующее   задание.
−Весь   внимание?
−В   следующем   цикле   ты   станешь   крупным   учёным-физиком   и   будешь   продвигать   идею   баз   среди   учёных…  Что   молчишь?
Джон   несколько   минут   переваривал   услышанное.
−Ложа   уже   за   мастеров   регенерации   решает?  Они,  ведь,  говорят,  человек   сам   должен   выбирать   кем   ему   быть   в   следующие   60   лет!  Шеф,  это   уже   перебор!  Я   не   намерен   120   лет   тратить   на   решение   одной   задачи!
−С   твоим   мастером   регенерации   я   уже   разговаривал.  Ты   сам   этого   захочешь…
−Звучит,  как   гипноз!
−Джон,  неужели   ты   думаешь,  что   сам   захотел   стать   масоном?
−Теперь   нет, − вздохнул   Джон. – Вы   меня   выбрали.
−Да,  выбрали!  Но   начали   выбирать   после   того,  как   ты   изъявил   желание.  На   твоё   место   претендовали   до   трёхсот   человек!  И   только   после   сотен   экспертиз,  о   которых   ты   не   знаешь   и   никогда   не   узнаешь,  мы   приняли   тебя   в   свои   ряды.
−Спасибо   за   доверие.  Дальше?
−Точно   также,  перед   тем,  как   предложить   тебе   в   следующем   цикле   стать   учёным,  я   сделал   запрос   в   НИИ   Регенерации   Человека.  Поверь,  твоя   биограмма   очень   долго   изучалась   и   тестировалась.
−Под   твоим   прицелом?
−Нет,  я   бластер   забыл   дома!
Так   и   пришлось   Джону   Рабиновичу   Грей   Иванковскому   в   следующие   60   лютиковых   лет  «воевать»  с   учёными.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА  7
Сью   влетел   в   номер,  взъерошенный   до   предела.  Ни   слова   не   говоря,  он   пролетел   маленькой   чёрной   тучкой   в   свой   спальный   угол   и   затих.
−Что   случилось,  дружище? – удивился   Джон.
В   ответ – ни   звука!  Это   было  так   не   похоже   на   говорливого   иурелянина,  что   Джон  ещё   раз   спросил:
−Что   произошло,  Сью?
−Катастрофа!
−А   если   подробней?
−Мир   провалился   в   берлогу   спящего   медведя.  А   тот   возьми,  да   и   проснись!
−Ясно,  как   в   тумане.  Какой   медведь?  Какая   берлога?  Ты   что,  пьян?
−Лучше   бы   был   пьян!  Мой   напарник   мирно   работал   с   37   измерением.  Взял   анализ   неизвестно   чего.  В   ответ   получил   разряд   тока   в   2   киловольта!  Напарник   подумал,  это   неполадки.  Полез,  было,  ещё   раз – такой   же   результат!  Вдруг   приходит   электронка   от  «контактёров».  Оказывается,  это – неизвестная   ранее   форма   разумной   жизни!
−Ну,  это   здὀрово!  Поздравляю!
−Погоди   поздравлять.  Эта   тварь   заявила,  что   мы   причинили   не   то   ему,  не   то   ей   нестерпимую   боль   и   обиду,  а   потому   оно   уничтожит   наш   мир.
−Так,  а   дипломаты?
−Дипломаты   не   спят   пятые   сутки,  но   уговорить   его   не   могут.  Со   стороны   5WYTB-N   пространство   уже   поедается.
«В  этой   стороне – Земля!» − с   ужасом   подумал   Джон.
−Земля   несколькими   градусами   в   стороне, − ответил   Сью   на   мысли   Джона. – Сначала   эта   тварь   сожрёт   Иурею.  До   вашего   сектора   Вселенной   она   доберётся   денька   через   3 – 4.
−Так   кто   это – он,  она   или   оно? – ни   к   селу,  ни   к   городу   спросил   Джон.
−Да   Создатель   его   знает! – обречённо   махнул   Сью,  съёжившись   ещё   больше.
−Бежим! – решительно   выкрикнул   Джон.
−Куда?
−В   НИС!
−Я   только   что   оттуда,  дай   поспать   перед   тем,  как   оказаться   на   сковородке.
−Что   за   шутки?  Вселенная   в   опасности!  За   мной!
Джон   бежал,  а   Сью   летел   по   знакомым   коридорам.  Сколько   нареканий   в   свой   адрес   наслушался   Джон   по   поводу   бесконечной   длинны   коридоров   и   переходов   на   базах!  Теперь   он   бы   и   сам   немножко   сократил   их.  Но   дело   в   том,  что   базы   глубокого   залегания   строились   там,  где   только   видимая   громадность   размеров   могла   хоть   немного   упорядочить   пространство   и   время.
Джон   методично   бежал   по   коридорам,  а   иурелянин   послушно   летел   за   ним,  как   воздушный   шарик   за   привязанной   ниточкой.  Вдруг   из   одного   полуоткрытого   проёма   раздался   истошный   женский   крик!  После   чего   воцарилась   тишина.  Несколько   секунд   спустя,  поворачиваясь,  что бы   вбежать   в   подозрительное   помещение,  оба   услышали   убегающую   поступь   подозрительной   тени   за   поворотом.  Это   была   уже   наглость!  Раз   ты   успел   убить   и   тихо   скрыться   за   поворотом,  значит   можешь   так   же   тихо   бежать   дальше.
−Сью,  за   ним!  Я – в   кабинет.
То,  что   Джон   увидел   в   ванной   комнате,  чем   оказался   кабинет,  заставило   его   моментально   забыть   об   улетающей   тени   Сью:  по   кафельным   стенам   ванной   комнаты   висели   только   что   вырванные   зачем-то   внутренности,  никакого   лица   не   было,  вместо   него   было   кровавое   месиво   из   мяса,  крови,  грязи   и   ужаса.  Джон   не   сразу   сообразил,  что   надо   бы   заснять,  взять   анализы   на   экспертизу,  отправить   отчёт…  Джон    сделал   уже   5 – 7   снимков,  когда   заметил   в   дверях   толпу   зевак   из   числа   курортников.
−Ну,  что   встали? – выражая   нетерпение,  прикрикнул   капитан   Иванковский. – Расследование   уже   идёт,  вызов   принят…  Имеете   что   сказать – говорите,  а   нет – освободите   проход,  сейчас   мой   напарник   придёт.
−Не   спеши,  Джон! – услышал   он   Сью,  зачем-то   перешедшего   на   первый   межгалактический   язык. – Я   его   не   поймал!
−Хоть   бы   просвистел, − огрызнулся   Иванковский. – Сколько   людей   вокруг,  а   ты   весело   сообщаешь   всем,  что   я – шляпа!
−Извини,  но   я   всегда   считал,  что   на   людях   надо   говорить   на   том   языке,  который   они   понимают   наверняка.
−Ладно.  Куда   он   побежал?
−Он   бежал   по   коридору   128,  затем   свернул   в   коридор   127-бис,  потом   повернул   в   тоннель   113-а,  вышел   в   коридор   777,  а   дальше   я   упустил   его   из   вида.
−А   я   всегда   считал,  что   плазмоиды   летают   быстрее   биоорганизмов.
Неожиданно   какой-то   детский   голос   произнёс:
−Значит,  преступник   тоже   плазмоид!
−А   дети   что   здесь   делают? – рявкнул   Джон.
−Извините,  мы   мимо   проходили, − послышался   в   толпе   женский   голос, − у   нас   процедура.  Пойдём,  Стёпа!
−Я   тоже   полетел, − сказал   Сью. – Надо   поспать.
−Поспать   успеешь,  сначала   нанокомбинат   мой   прихвати.  Если   меня   не   будет   здесь,  я   пошёл   в   НИС.
−Хорошо.
Совершенно   подавленный   случившимся,  Джон   Грей   вошёл   в   НИС,  установил   нанокомбинат   на   первом   же   свободном   столе,  включил,  запрограммировал   на   анализ   и   отправку   отчёта   а   сам   пошёл   к   ближайшему   иурелянину,  справедливо   полагая,  что   это – напарник   Сью.  Под   серой   тучей   было   написано   на   первом   межгалактическом:  «ПРОФЕССОР   ЛЬЮ   СТРИИИ».
−Добрый   день,  Лью.
−Не   очень-то   он   добрый, − ворчливо   просвистел   профессор. – Зачем   Вы   сюда   пришли?
−Развеяться, − так   же   мрачно   ответил   Джон.
−Нашли   место!  Пошли   бы   в   кабаре…
−Ладно.  Что   говорит   это?
−Шлёт   всех…  по   базе!  И   продолжает   пожирать!  Как   там   Сью?
−Примерно   так   же.  Где   здесь   можно   поговорить   с   нашим  «чудиком»?
−Пока   Вы   будете   говорить   с   ним,  Ваш   маньяк   потихоньку   перебьёт   всех   нас.  Займитесь   лучше   своим   делом!
−Занимаюсь,  профессор,  занимаюсь! – тяжело   вздохнул   Джон. – Второй   анализ   отправляю!  Вон,  стоит.
−Уже   второй? – неприятно   удивился   Лью. – А   кто   ещё?
−Судя   по   предсмертному   вскрику,  молодая   женщина   или   девушка.  Лица   нет   вообще,  части   тела   и   внутренности   по   стенам   размазаны.
−Кошмар!
−Хуже!  Вот,  я   и   прошу   дать   мне   отдохнуть   путём   смены   деятельности.
−А   маньяком   я   займусь?  Идите   лучше   в   шахматы   сыграйте,  раз   делать   нечего!
−Вот,  как   раз    это   я   и   хотел   предложить.  Раз   оно   считает   себя   разумным   существом…
−Опоздали.  Оно   уже   играет   с   нами.  В   соседнем   номере   несколько   контактёров   пытаются   разгадать   его   ребусы.  Ваш   нанокомбинат,  я   вижу,  сигнализирует   об   окончании   обработки.
Джон   уныло,  было,  поплёлся   к   своему   прибору,  как   вдруг   по-детски   обернулся   и   как-то   радостно   воскликнул:
−А   давайте   их   взорвём!
−Кого?
−Маньяка   и   это   существо!  Когда   оно   подлетит   к   базе,  мы   эту   базу   подорвём!
−Вы   не   перегрелись?  Кроме   Вашего   маньяка,  сейчас   на   базе   находится   500 000   человек!  И   они   не   только   отдыхают,  75%  из   них   напряжённо   работают.
−Их   можно   эвакуировать   на   ближайшую   планету.
−Вместе   с   маньяком?  Сначала   ликвидируйте   своего   убийцу,  а   потом   можно   подорвать   базу   вместе   с   этим…  Он   Иурею   ест! – вдруг    совсем   свернулся   Лью.
Джон   поспешил   к   своему   нанокомбинату.
 
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   3
Большой   Зал   Вселенской   Академии   Наук   гудел,  как   сотни   растревоженных   ульев.  Только   что   закончился   доклад   профессора   Иванковского,  в   котором   Джон   Грей   пытался   обосновать   необходимость   постройки   космических   баз   глубокого   залегания.  С   тех   пор   2   цикла   прошло,  целых   120   лет   с   хвостиком!  Но   Джон   Грей   Робинсон   Иванковский   помнил   этот   день   во   всех   подробностях.
Накануне   ночью   он   беспрестанно   пил   чёрный   чай   вперемешку   с   кофе   и   молча   ходил   взад-вперёд,  стараясь   быть   подальше   от   спящих   членов   семьи.  «Что   за   дьявольское   задание   дал   Главный   Мастер!  Доказать   то,  что   почти   бессмысленно.  Что,  эти   базы   не   могли   подождать   ещё   100   лет? – вполне   могли!  Почему   я?  Почему   именно   я   должен   заниматься   ими   даже   вопреки   здравому   смыслу?».  Кто   тогда   поддерживал   идею   космических   баз? – мальчишки,  романтики,  писатели-фантасты   да   футурологи.  Нормально   соображающим   людям   базы   ни   к   чему,  как   тогда   казалось.  А   учёные   соображали   нормально.  Вон,  какой   линейный   ускоритель   построили   орионцы! – несколько   сотен   световых   лет!  Скоро   их  «труба»  станет   видна   из   любой   точки   Вселенной!  Каждый   божий   день   делают   по   сотне   открытий.  Мы   не   успеваем   их   обрабатывать.  А   кому  «мои   базы»  нужны?
Переходя   по   порталам   из   одной   части   квартиры   в   другую,  в   любой   точке   земного   шара,  днём   и   ночью,  на   рассвете   и   на   закате,  Джон   Грей   всегда   видел   группу   поддерживающих   его   мальчишек.  Когда   на   него   накатывала   волна   немотивированной,  в   общем-то,   злости,  Джону   ужасно   хотелось   спросить   их:  «−Эй,  вы!  Сколько   же   вам   заплатили   масоны   за   мою   поддержку?».
И   вот – защита.  Профессор   Джон   Грей   Робинсон   Иванковский   закончил   читать,  выключив   основную   флэшку   в   полной   тишине.
−Я   так   и   не   понял, − раздался   голос   откуда-то   сзади, − зачем   нам   базы,  если   есть   флюксы?  Мы   до   сих   пор   не   можем   покончить   с   войнами,  на   нескольких   планетах   жизнь   на   грани   вымирания,  ещё   несколько   миров   на   грани   экологической   катастрофы,  а   мы   обсуждаем   какие-то   сказки!
Джон   хотел   было   ответить,  но   его   опередил   другой   участник   дискуссии:
−Флюксы   могут   сломаться.  Это – раз.  Верно,  что   такого   никогда   не   было,  иначе   нас   бы   тут   не   было   бы.  Если   б   такая   авария   произошла   бы   на   заре   нашей   Вселенной,  многих   цивилизаций   просто   не   существовало   бы!  Но   это   не   значит,  что   они   всегда   будут   действовать   безотказно.
−Старые   сказки   философов   и   масонов! – вступил   в   диспут   третий   оппонент. – Сейчас   Вы   скажете,  что   у   планетарных   первооткрывателей   бескрылых   цивилизаций   тоже   не   было   видимых   причин   ходить   за   три   моря.  Но   такие   причины   были!  Тайные   или   явные,  экономические   или   политические – причины   для   кругосветок   были   всегда!  Как   и   для   покорения   космоса.  Здесь   же   я   не   вижу   ни   одной   причины   для   создания   баз.
−Не   совсем   так, − вступил   в   дискуссию   Джон. – У   землян,  например,  не   было   никаких   видимых   причин   осваивать   Луну.  Это   потом   стали   делать  «солнечные   батареи»  из   селена,  нашли   новые   месторождения   полезных   ископаемых   на   Луне,  стали   запускать  «тяжёлые»  и  «сверхтяжёлые»  межгалактические   спутники   и   т. д.
−Это   только   если   говорить   о   прямой   пользе, − поддержал   первый   из   выступающих. – А,  ведь,  историй,  когда   ненужные,  вроде   бы,  открытия   внезапно   приносили   пользу   в   неожиданных   направлениях   прогресса,  не   счесть!
−Боюсь,  это   не   тот   случай, − заявил   зелёно-голубой   шарообразный   академик   Блэрг   с   космического   ускорителя   Ориона.
−Профессор   Блэрг! – ответил   голубой   десв,  академик   Линк. – Никто   не   сомневается   в   Ваших   и   в   наших   способностях   выжить   в   случае   вселенского   катаклизма.  Но   почему   Вы   фактически   отказываете   в   этом   праве   другим?
−Я?! – возмутился   Блэрг. – Да   ради   богини!  Я   всего   лишь   хочу   сказать,  что   пока   не   решена   проблема   последних   цивилизаций,  тратить   эльки   на   космические    базы   глубокого   залегания – это   безумие!
−Никто   не   призывает   Вас   тратить   Ваши   эльки, − ответил   Джон. – Для   этого   существуют   моя   фирма   и   целый   ряд   благотворительных   организаций.
−Главное,  есть   масоны, − съехидничал   кто-то   в   дальних   рядах.
−И   масоны   тоже! – вставил   Джон. – Вот,  уж,  несколько   тысячелетий,  как   мы   перестали   скрываться,  доказав   всем   свою   положительную   роль   в   мировом   прогрессе.  Так   нет   же,  время   от   времени   опять   кто-то   подвергает   сомнению   нашу   деятельность!
−Если   вам   нечего   прятаться,  что   ж   ваш   Главный   Мастер   лица   не   показывает? – спросил   тот   же   голос,  привстав   с   кресла   и   показав   какое-то   лягушачье   рыло. – Я   вас   смешу   или   пугаю,  но   диссертации   защищаю   с   открытым   забралом.  А   Главный   Мастер   Последней   Ложи…
−Послушайте, − перебил   Джон, − мы   сейчас   что   обсуждаем?  Вашу   физиономию,  масонов   или   базы?  Что-нибудь   по   существу   у   Вас   есть?
Тогда   нестройный   смешок   несколько   разрядил   обстановку,  но   ненадолго.  Вопросы   типа  «Что?  Где?  Когда?»   посыпались,  как   из   рога   изобилия.
И   вот,   трёхдневные   дебаты   закончились!  Вопреки   ожидаемому,  они   кончились   победой.  Никто   не   рассчитывал,  что   учёный   мир   так   безоговорочно   поддержит   идею   создания   космических   баз   глубокого   залегания.  Но   в   частном   порядке?   Почему   бы   и   нет?
Масоны   многие   века   потратили   на   то,  что бы   отучить   людей   кивать   на   государство,  разрушить   кастовые   и   классовые   барьеры,  выставить   правителей   государств   в   самом   глупом   свете.  Ради   этого   масоны   веками   сами   на   себя   возводили   поклёпы,  не   боялись   выглядеть   смешными,  лишь   бы   учить   людей   логически   мыслить,  надеяться   только   на   себя,  выставить   правителей   глупыми   и   никому   не   нужными  «шишками».  Так   почему   на   создание   космических   баз   глубокого   залегания   понадобилась   чья-то   помощь?  Одобрение   получено,  пара   учёных   выразили   согласие   работать,  а   это   уже   победа!
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   4
Уныние.  С   христианских   времён  (а,  может,  раньше)  уныние   считается   смертным   грехом.  Почему?  На   то   есть   две   причины:  медицинская   и   философская.  Что   касается   медицинского   аспекта,  тут   всё   ясно;  постоянно   унывающий   человек   невольно   вырабатывает   в   себе   вещества  (например,  серотонин),  которые   сокращают   жизнь   и   ускоряют   физическую   смерть.  Кроме   того,  по   заявлению   французских   учёных,  стресс – чуть   ли   не   единственная   причина   всех   мутаций,  а   80%  всего   мутагенеза   приводит   к   раку.  Осталось   только   понять,  как   об   этом   могли   догадаться   в   древности,  если   никакого   Христа,  никакого   Будды,  никаких   прочих   пришельцев   не   было?  И   почему   сам   факт   однозначной   трактовки   уныния   как   смертного   греха   практически   всеми   религиями   до   сих   пор   не   признан   доказательством   существования   Создателя?
Однако   философия   этого   вопроса   не   столь,  уж,  однозначная.  Ведь   скорее   всего,  если   бы  «человек   разумный»  не   умел   переживать,  он   не   стал   бы  «человеком   современным».  Да,  переживать   личное   горе   могут   практически   все   животные,  многие   из   них   могут   переживать   глубоко   и   долго.  Но   только   человек   может   принимать   абстрактную   боль   за   невесть   что,  а   свою   боль   может   возвести   до   абсолюта   или,  наоборот,  снивелировать   до   мелкого   укуса.  Уныние   как   причина   мутаций   может   порождать   гениальные   творения   человеческой   мысли.  Другое   дело,  что   часто   эти   творения   со   знаком  «минус».  Например,  некоего   А. Гитлера   однажды   не   признали,  как   художника.  Абрек   и   вор   И. Джугашвили   вынужден   был  «завязать»  после   победы   революции.  У   Чингисхана   в   молодости   украли   невесту.  Но   у   меня   складывается   такое   впечатление,  что   для   отрицательных   пассионариев   большой   причины   для   уныния   не   нужно.
Крупные,  устойчивые   причины   для   перманентного   состояния   уныния   нужны   для   пассионариев   положительного,  созидательного   склада   ума.  Люди   рождаются   не   для   того,  что бы   умирать,  а   для   того,  что бы    жить.  Казалось   бы,  истина.  Но   если   изо   дня   в   день,  из   года   в   год   судьба,  как   хороший   дятел,  бьёт   ключом   по   голове,  невольно   начинаешь   сомневаться   в   этой   истине.  Кто   ты?  Для   чего   ты   вообще   нужен   этому   миру?  Зачем   всё   это   на   твою   голову?
Уныние   убивает.  А   орудием   убийства   является   беда.  Беда   может  быть   случайной,  а   может   быть   не   случайной.  Это   другой   вопрос,  что   постоянно   унывающему   человеку   любая   беда   кажется   неслучайной.  Орудие   не   может   считаться   грехом,  т. к.  оно   может   служить   разным   целям.  Без   орудия   могут   обходиться   только   животные.  И   то,  не   все.  Но   беда – не   просто   орудие.  Часто   беда – двустороннее   обоюдоострое   оружие!  В   этих   двух   словах   разница   всего   в   одну   букву!  Да   и   любое   орудие   может   в   одночасье   превратиться   в    оружие.  Иногда   происходит   наоборот.  Но   сколько   здесь   крови,  сколько   беды,  сколько   Трагедий!!!
Любимый   сюжет   писателей-детективов – т. н. «идеальное   убийство».  Как   же   они   хорошо   живут, если   им   приходится   его   искать,  выдумывать,  высасывать   из   пальца!  Ведь   понятно   всем:  оставь   унывающего,  не   желающего   жить   человека   один-на-один   с   его   бедой – вот   тебе   и   идеальное   убийство!  Я   не   верю,   что   хотя   бы   один   из   заключённых   в   концлагерях   выжил,  если   бы   изверги   додумались   бы   держать   каждого   заключённого   в   отдельной   одиночной   камере!  Забудь   человека,  наложи   на   него   полную   кучу – и   нет   его.  Наверно,  самый   одиночестволюбивый   человек   во   время   Большой   Беды   хочет   с   кем-то   пообщаться.  Не   со   всеми,  но   кое-с-кем.
Возможно,  поэтому   Джон   Грей   смог   прийти   в   себя   тогда,  на   Иурее,  когда,  казалось   бы,  всё   было   кончено.  При   чём,  в   очередной   раз.  Беда   била   в   него   без   промаха   с   самой   первой   молодости.  Он   бежал   от   неё   на   СКДР,  он   искал   укрытия   в   самых   сумасшедших    работах,  спасал   великанов   от   землетрясений   их   далёкой-далёкой   планеты   Гро,  но   всегда,  всегда   терял   тех,  кого   любил.  Однажды,  когда   заканчивался   очередной   цикл,  подходя   к   станции   регенерации,  Джон   Грей   решил,  было,   что   мастеров   надо   слушать.  Раз   советуют   почистить   память,  значит,  надо   почистить.  Но   неожиданно,  откуда   ни   возьмись,  подбежал   мальчишка   с   мячом   и   попросил   дать   автограф.  При   этом   он   наперебой   расхваливал   все   его   книги.  Погода   стояла   хорошая   и   Джон   расслабленно   изменил   своё   решение.  Очередной   мастер   регенерации   вновь   не   смог   уговорить   Джона   Грея   вычистить   память   от   неприятных   воспоминаний!  А   в   следующем   цикле   случился   тот   самый   круиз   по   Кольцу…
Вы   можете   спросить:  а   почему,  собственно,  автор   выбрал   в   качестве   героя   человека,  которому   пожизненно   не   везло   и   потому-де   он   стал   такой   брюзгой?  Да   потому   что   я   хочу   разобраться,  до   каких   пределов   уныния   и   беды   может   опускаться   человек   без   последствий   для   своего   рассудка?  То,  что   у   gomo sapiens   вообще   нет   проблем   с   опусканием   на   самое   дно   моральных   ценностей   и   ниже,  для   автора   очевидно.  Вопрос   только   в   том,  сколько   можно   тукать   положительных   пассионариев,  что бы   при   этом   они   не   сходили   бы   с   ума?
Джон   Грей   пока   держится.  Он   ворчлив,  он   подчас   некорректен,  он   взрывоопасен,  но   тем   не   менее   следователь   Джон   Грей   честно   выполняет   свою   работу.  Почему?
Я   допустил,  что   люди   будущего   смогут   жить   практически   вечно.  Снимает   ли   такой   допуск   хотя   бы   проблему   суицида? – нет.  Всегда   найдётся   субъект   или   группа   субъектов,  которые   не   просто   будут   чем-то   недовольны,  но   активно   будут   проявлять   свою   деструктивность.  Пассионарность   может   быть   как   положительной,  так   и   отрицательной.  И   если   со   всякими   ошибками   и   недочётами   ещё   можно   как-то   смириться,  то   осознавать,  что   какой-то   идиот   специально   ухудшает   положение – слишком   тяжёлая   ноша!
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   5
Джон   лежал   на   диване   на   спине,  положив   ногу   на   ногу.  Над   ним   висела   голограмма   базы   с   четырьмя   еле   заметными   точками   внутри.  В   таком   положении   застал    его   залетевший   в   дверь   Сью.  Вслед   за   Сью   вбежал   Бобик.  Дружелюбно   виляя   хвостиком,  Бобик   подбежал   к   Джону,  обнюхал,  встряхнулся,  фыркнул   и   отошёл   в   угол.
−Лежим? – безличностно   сказал   Сью. − Пришёл   в   себя?
−Вроде,  да.  А   ты   где   болтался? – счас,  ведь,  ночь!  А   завтра   у   тебя   смена.
−Сказать  «наглец»  обидишься, − ответил   Сью. – По   твоим   же   делам   мотаюсь!  Человек   500   уже   перенюхали.  Нету,  ни   скела,  ни   бошва!  Как   сквозь   землю   провалились!
−А   ты   хотел   за   один   вечер   поймать   этого   фашиста?  Если   бы   это   было   бы   так   просто,  что   тогда   десвы   за   миллионы   лет   не   обнаружили   их?
−Не   хотели,  вот   и   не   обнаружили, − проворчал   Сью,  укладываясь   в   своём   углу. – Бошвы   им   не   мешали.
−Как-то   всё   просто   получается, − Джон   загадочно   водил   пальцем   по   голограмме. – Жил-жил   себе   бошв,  вдруг   сорвался,  прилетел   на   базу   и   начал   всех   подряд   потрошить!
−Выходит,  так, − ответил   Сью. – А   ты   что   сейчас   делаешь?
−Анализирую   логику   маршрута   убийцы.
−По   двум   убийствам   трудно   понять   всю   логику.
−По   четырём.
−Что? – встрепенулся   Сью.
−Серж   передал   новые   данные   на   опережение.  Странности   временного   континуума.  Одно   убийство   состоится   завтра,  вот   здесь,  а   другое – через   два   дня,  вот   тут.
−Так   чего   ты   гадаешь?  Завтра   пойдём   и   поймаем! – оживился   Сью.
−Не   всё   так   просто.  Об   этом   я   знал   до   второго   убийства.  Следовательно,  шеф   мог   пропустить   ещё   несколько.
−Да   какая   разница! – подлетел   Сью   к   Джону. – Если   мы   знаем   где   и   когда,  мы   легко   можем   его   поймать.  Покажи!
Джон   указал   новые   точки   преступлений,  но   при   этом   добавил:
−Про   первое   преступление   мы   тоже   знали   заранее.  Это   нам   помогло?
−Тогда   не   было   Бобика.  И   почему-то   не   было   следа   скела.
−След   скела   был,  я   его   нашёл   сейчас,  заходя   в   номер.  Информация   та   же.  Видимо,  он   это   сообщение   вырезал   на   каком-то   царапающем   носителе   и   незаметно   прикрепил   на   подошву   обуви   хозяина.
−Если    бы   это   было   так,  бошв   давно   обнаружил   бы   эти   следы   и   уничтожил   бы   и   обувь,  и   скела.  А   мы   прочитали   сообщение   после   второго   убийства!  Следовательно,  скел   прячет   этот   носитель,  выставляя   его   только   после   происшествия.  Никому   не   придёт   в   голову   искать   какие-то   точки-тире   в   обычных   случаях.
−Верно, − заметил   Джон. – Как   я   раньше   не   догадался!  Значит,  скел   всё-таки   существует.  Надо   бы   подумать,  как   можно   передать   ему   информацию   о   том,  что   мы   поняли   его   послание.
−Ну,  один   вариант   известен, − сказал   Сью,  вновь   свернувшись   в   своём    углу. – Надо   набить   таким   же   образом   нашу   информацию   и   незаметно   оставить   на   месте   будущих   преступлений.  Но   тогда   мы   обрекаем   на   верную   смерть   как   минимум   одну   жертву!  А   в   такие   игры   я   не   играю.
Джон   тоже   не   хотел   играть    в   подобные  «игры».  Слишком   много   крови   было   уже   на   совести   масонов,  начиная   ещё   со   времён   разгрома   тамплиеров   и   постройки   Собора!  Не   они,  ох, не   они   тогда   затевали   новые   и   новые   бойни!  Веками   им   казалось   всё,  очередная   война,  очередная   революция   будет   последней.   Но   всегда   что-то   случалось   и   всё   приходилось   начинать   сначала!  Вот   и   сейчас   всё   на   грани   срыва.  На   карту   поставлена   судьба   Вселенной.
Убийства   происходят   в   основном   в   курортной   зоне,  рассуждал   Джон.  Более   того,  здесь   произойдёт   минимум   два   убийства.  Значит,  если   сообщения   оставить   на   всех   входах   в   зону   и   одно   из   убийств   будет   за   пределами   зоны,  скел   его   прочтёт.
Садясь  за   стол,  Джон   заметил   про   себя:  «Хорошо,  что   Сью – плазмоид,  слабый   свет   ему   не   помешает».  Щелчок   тумблера   нанокомбината,  мягкое   касание   кнопки,  выдвижение   монитора,  набрать  «Мы   Вас   поняли,  гражданин   скел.  Опишите   бошва,  номер   проживания   и   имя».  Закодировать,  нанести   на…  да,  на   мою   обувь!  Метод   нанесения…  Всё,  можно   спать.
−И   ты   думаешь,  он   откликнется?
−Мне   некогда   думать.  Мне   мир   спасать   надо.  Как   и   тебе!  Спи,  давай!
avatar
  • Valex
  • 0
 
Часть   3.
ГЛАВА   1
Победив   оппонентов   в   Академии,  Джон   Грей   чувствовал   себя   именинником.  Да,  всего   три   цикла   назад   курчавый   и   смуглолицый   Джонни   впервые   со   времён   раннего   детства   почувствовал   себя   счастливым.  Но   почему?  Ведь   ничего   особого   не   произошло.  Просто   Джон   Грей   сделал   то,  что   от   него   ждали.  Он   ещё   не   подозревал,  сколько   несчастий   принесёт   ему   будущее.  Сходя   на   тротуар   по   ступеням   Академии,  первое,  что   он   сделал,  набрал   номер   Сержа:  «Приходи,  будем   праздновать!».  Домашние   и   так   скоро   узнают.
Никуда   не   торопясь,  Джон   Рабинович   Грей   Иванковский   вразвалочку   переваливался   по   тенистым   бульварам   земного   мира   тридцатого   столетия   от   Рождества   Христова.  Футурологи   и   урбанизаторы   явно   не   так   представляли   себе   будущее.  Что   ж,  их   можно   понять:  пожалуй,  впервые   люди   задумались   о   будущем   в   так   называемую  «индустриальную   эпоху»,  когда   весь   накопленный   земной   опыт   говорил,  что   передвигаться   можно   только   в   пространстве,  что   с   увеличением   численности   населения   будет   расти   производство,  а   потому,  дескать,  городские   застройки   неизбежно   покроют   весь   земной   ландшафт,  а   транспортные   артерии   парализуют   всё   и   вся…
Ничего   подобного   не   произошло!  Неожиданно   открывшиеся   в   начале   XXI   века   перспективы   в   области   нанотехнологии    и   межпространственных   перемещений   навсегда   изменили   земной   мир!  Естественно,  произошло   это   не   сразу,  земляне   любят   побузить.  Особенно,  если   эта   бузня   никому   не   нужна.  Ряд   экономических   кризисов   привёл   к   желанию   некоторых   политиканов   разрешить   их   старым   способом – войной.  Это   же   было   выгодно   и   люминафорам,  традиционно   тормозящим   процесс   научно-технической    эволюции,  который   поначалу   назывался  «революцией».  Поэтому   настоящие   перемены   начались,  только   когда   всё   пришло   в   норму,  лет   через   100.
Джон   сел   на   скамейку   а-ля-двадцатый-век,  раскинул   по   сторонам   руки,  медленно   лёг   на   спинку,  положил   ногу   на   ногу   и   глубоко   вдохнул   дух   большого,  раскидистого   дуба,  под   которым   он   сидел.  Хорошо!  В   двадцатом   веке   это   было   уделом   всех   пенсионеров,  влюблённых   и   праздно-шатающихся   курортников.  В   двадцать   первом   веке   от   них   постараются   избавиться,  заменив   на   какие-то  лежаки   с   пляжа,  но   они   не   приживутся.  Не   приживутся,  потому   что   в   тех   семидосочных   лавках   не   было   ничего,  на   что   хочется   положить   глаз.  Просто   четыре   ножки   и   семь   досок!  Для   времени   потерь   всяческих   идеалов   это   было   самое   то,  поскольку   там   почти   нечего   было   ломать.  Но   жизнь – не   снукер,  где   сначала   делаются   лёгкие   удары   для   набора   очков.  В   жизни   сначала   решаются   трудные   задачи,  а   потом   более   лёгкие.  Потому   установка   таких,  настоящих,  классических   скамеек   стала   означать   победу   над   последними   проблемами   Земли.
Когда   Джон   добрался-таки   домой,  предварительно   побродив   по   развалинам   Древнего   Рима,  искупавшись   на   Гавайских   пляжах,  погуляв   в   Амстердаме,  побродив   по   Парижу,  его   встретили   со   всей   возможной   торжественностью.  Человек,  обуздавший   время   и   пространство!  Человек,  открывший   для   людей   мультивселенную!  Это   было   невероятно!
−Поздравляем!  Поздравляем! – доносилось   со   всех   сторон.
А   Джону   так   и   хотелось   спросить,  с   чем?  Никто   понятия   не   имел,  что   на   самом   деле,  как   учёный,  Джон   Грей   тоже   не   видел   никакой   необходимости   в   космических   базах   глубокого   залегания.  Однако,  решив   не   огорчать   друзей   и   родных,  Джон   тоже  «отрывался»  тогда   по   полной   программе.
И   наступил   завтрашний   день.  И   увидел   Джон   ту   самую   турпутёвку   по   Великому   Галактическому   Содружеству…
 
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   2
Дикий   мужской   крик   и   лай   Бобика   заставили   Джона   содрогнуться   от   неожиданности.  Только   после   этого   он   проснулся,  одеваясь  «на   автомате».  В   мгновение   ока   Джон   разглядел   лающего   у   входной   двери   Бобика,  подлетающего   к   ней   Сью   и   отключившийся   нанокомбинат   с   готовой   обувью   с   шифром   для   скела.
«Сегодня   всё   получится, − неожиданно   для   себя   подумал   Джон. – Сегодня   поймаем   этого   морального   урода.  Откуда   у   меня   эта   уверенность?  Ведь   впереди   ещё   2   убийства.  Тьфу,  опять   проделки   Сью».
Каким   образом   Джон   успел   надеть   новые   туфли,  он   уже   не   помнил.  Джон   стал  «приходить   в   себя»  уже   на   ходу.  Он   пробежал   3   поворота,  как   вдруг…  В   первый   момент   Джону   показалось,  что   стены   и   потолок   зачем-то   выкрасили   в   ядовито-зелёный   цвет.  Через   мгновение   Иванковский   разобрал,  что   это – цвет   крови   инопланетянина   с   планеты   Блимст.  И   снова – части   тела   по   стенам   и   потолкам.
Сью   и   Бобик,  не   сговариваясь,  рванули   за   мелькнувшей   тенью,  а   Джон   уже   привычно   склонился   над   зелёным   месивом.  На   этот   раз   он   сразу   обнаружил   след   скела.  Содержание   послания   оказалось   идентичным.
Только   на   этот   раз   кое-что   оказалось   не   так.  Поняв,  что   преступник   бежит   в   сторону   НИСа,  Сью   телепортировал   эту   информацию   профессору   Лью,  тот   вылетел   навстречу,  приняв   облик   Сью,  ошарашенный   преступник   кинулся   назад   и   тут   же   получил   разряд   в   2 000 Квт!  Вслед   за   этим   такой   же   разряд   встретил   его   сзади.
Услышав   дикий   крик   поджариваемого   бошва,  Джон   подумал,  что   произошло   новое   убийство,  перекинул   нанокомбинат   через   плечо   и   помчался   в   ту   же   сторону.  Но,  увидев   жирное   чёрное   пятно   на   полу   и   двух   иуреянинов,  склонившихся   над   ним,  он   понял:  всё   закончилось!  Бобик   весело   вилял   хвостом   возле   подозрительного   утолщения.  «Там   скел!» − догадался   Джон   и   подбежал,  желая   помочь   ему   выйти.
Догадка   оказалась   верной:  не   успел   Джон   подойти   ближе,  из   утолщения   вылезло   небольшое   серовато-жёлтое   существо   с   миндалевидными   оливковыми    глазами.  Джон   протянул   руку:
−Джон.
−Скел, − тяжело   вздохнул   скел,  не   подавая   трёхпалой   руки. – Пока   безымянный,  бошвы   запретили   нам   иметь   имена.  Есть   только   идентификационный   номер,  но   позвольте   его   не   называть.  Руки   не   подаю   из-за   того,  что   весь,  мягко   говоря,  во   внутренностях  «хозяина».
−Конечно,  конечно, − торопливо   сказал   Джон.
−Вы – десв?
−Нет,  землянин.  Следователь   по   особо   важным   делам   Джон   Рабинович   Грей   Иванковский.
−У   меня   есть   важные   сведения   для   десвов.
−О   том,  что   бошвы   существуют? – вступил   в   разговор   Лью. – Боюсь,  Вы   опоздали:  какая-то   тварь   вот   уже   четвёртые   сутки   пожирает   нашу   Вселенную.  Только   что   оно   поглотило   Десвию   с   вашим   солнцем   вместе.
−Десвы   живы?
−Они   давным-давно   покинули   свой   мир   и   стали   космической   цивилизацией, − сказал   Сью.
−А   остальные   меня   не   интересуют, − неожиданно   успокоился   скел. – Бошвам   по   делом,  а   мы   отмучились.  Никаких   сожалений   уже   не   осталось!  Осталось   решить   два   вопроса. – Скел   обернулся   к   иурелянинам: − Ваш   вопрос   решается   легко.  Сейчас   Вы   отведёте   меня   на   стартовую   площадку   и   запустите   в   сторону   чудовища.  Через   несколько   часов   его   не   станет.
−Но   у   нас   нет   ни   капсулы,  ни   скафандров   для   скелов! – вскрикнул   Лью.
−Для   полёта   в   одну   сторону   скафандр   нам   не   нужен.  Бошвы   приучили   нас   годами   не   дышать,  находясь   в   их  «драгоценном»  кишечнике.  А   назад   я   возвращаться   не   собираюсь!
−Но…
−Никаких  «но»!  Сами   знаете,  времени   нет.  Готовьте   стартовую   площадку! – Скел   уверенно   отправился   в   сторону   старта. – А   Ваше   дело,  Джон,  несколько   сложнее.
−То   есть?
−Этот   бошв   не   последний   здесь, − твёрдо   сказал   скел,  шагая   к   НИС. – Минимум   один   из   них   полностью   похож   на   директора.  Настоящий   директор   похищен   и   спрятан   на   планете,  начинающуюся   на   букву  «О».  Портал   туда   находится   в   номере,  где   Вы   впервые   засекли   мой   след.
−Код?
−Увы,  не   знаю!  Когда   хозяин   его   набирал,  он   отключал   нейронные   связи,  что б   я   его   не   считал.  Я   смог   засечь   только   последнюю   цифру   «6».
−Ну,  это   не   проблема! – вдруг   сказал   Лью,  доставая   откуда-то   из   себя   планшетник. – Не   так,  уж,  много   планет   имеют   код   переброски,  который   кончается   на  «6».  Так   и   есть,  взгляните!  Поисковик   сразу   выдал   3   планеты.  При   чём,  только   одна   из   них   кончается   на  «666» − любимое   число   всех   фашистов,  мистиков   и   масонов.
−Но-но-но! – весело   сказал  Джон,  набирая   номер   мобильника.
Видимо,  успев   оглядеть   необычную   компанию,  удивлённая   голограмма   Сержа   неуверенно   спросила:
−Да?
−Срочно   опергруппа   на   Овелан! – сказал   Джон   голосом,  не   терпящим   возражений. – В   заложниках – Пол   Робинсон,  директор   базы   Б13-001А.  Преступники   могут   периодически   принимать   его   облик.
−Бошвов   лучше   поджаривать   на   2 – 3   тысячи   киловатт, − вставил   скел.
−Связь   окончена, − сказал   Джон   и   отключил   фон. – Я   с   вами,  до   старта.
−А   я,  вроде,  всё   сказал, − удивился   скел,  не   сбавляя   ход.
−Так   многим   кажется, − ответил   Джон. – Не   Вы   первый,  не   Вы   последний.  Как   отличать   бошва   от   человека?  Имеют   ли   они   хоть   какой-нибудь   отличительный   запах?  Могут   ли   они   использовать   скелов,  как   Ваш  «хозяин»?
−На   99%   никаких   скелов   больше   нет, − отвечал   скел,  пройдя   последний   поворот   к   стартовой   площадке. – Мне   стоило   больших   трудов   напроситься   в   этот   полёт.  На   самом   деле,  бошвы   не   выпускали   нас   за   пределы   Десвии.  Насколько   я   знаю,  они   ничем   не   пахнут,  они   на   протяжении   веков   подвергались   очисткам.  Извините,  но   только   так   мы,  скелы,  могли   сохранить   себе   жизнь.
−Понятно, − сказал   Джон. – Но   как-то   надо   их   идентифицировать   от   других!
−Все   бошвы   имеют   несколько   грамм  «тёмного   вещества»  и   ещё   меньше   того,  что   можно   назвать  «сороковым   измерением»  мультивселенной.
−Это   тоже   почти   не   проблема, − сказал   Лью. – У   меня   есть   единственный   в   мире   карманный   даркометр.  Если   Сью   не   понадобится…
−А   мне   он   зачем,  профессор? – вставил   Сью. – В   НИСе   есть   стационарный,  как-нибудь   несколько   дней   обойдёмся.
−Тогда   держите, − передал   Лью   Джону   серую   коробочку, − а   я   пошёл   домой.
Однако   Лью   никуда   не   полетел.  Они   уже   прибыли   к   стартовому   шлюзу,  люк   раздвинулся,  скел   сделал   несколько   шагов   и,  оказавшись   внутри,  развернулся   лицом   к   провожающим,  глубоко   вдохнул   и   прощально   замахал   трёхпалой   рукой.
−А,  может,  останетесь? – как-то   безнадёжно   спросил   Лью.
Безымянный   скел   отрицательно   покачал   головой.
avatar
  • Valex
  • 0

ГЛАВА   3

Жизнь – странная   штука.  Живёт   человек,  живёт,  никому   не   нужный,  качается   на   качелях,  ест   мороженное,  ходит   на   работу,  учится   в   школе   и   не   осознаёт   её   ценность.  Но   с   другой   стороны,  он   может   постоянно   скандалить,  капризничать,  убивать,  грабить,  насиловать,  пьянствовать…  Ну,  скажите,  разве   такой  «человек»  может   осознать   ценность   жизни?  Конечно,  нет!  Людям   некогда   осознавать   ценность   того,  почему   они   существуют!  Какой-то   злой   гений   на   заре   человечества   придумал   людям   т. н.  «заботы   о   хлебе   насущном»,  именуемые   политикой,  обогащением,  страстями,  властью,  корыстолюбием   и   т. д.  Ради   чего?  Что   вам   надо,  неугомонные?
А   потом…  потом   наступает   Расплата.  Злое   время,  когда   люди,  не   в   силах   вынести   содеянное   ими   самими,  вдруг   осознают   себя   ничтожеством,  вспоминают   о   Создателях,  кем   бы   они   не   были.  А   бывает   наоборот:  подложив   религию   под   царствующих   маразматиков,  дружно,  с   кровью   отрекаются   и   от   властителей,  и   от   сопутствующего   фарисейства,  принимая   его   за   веру   в   бога.  Левая,   правая   где   сторона?
Думая,  что   они   достаточно   могущественны   и   независимы,  скелы   подыграли   бошвам   за   то,  что,  как   им   казалось,  бошвы   укрепили   их   трясущийся   подземный   мир.  В   результате   они   уничтожили   себя,  сохранили   на   миллионы   лет   жизнь   фашистам,  а   несколько   из   них   сейчас   орудуют   на   Базе.
Кто   знает,  может,  подсознательное   осознание   этого   факта   и   позволило   Джону,  Сью   и   Лью   спокойно   наблюдать   за   тем,  как   ракета   со   скелом   вылетает   с   Базы   и   направляется   в   сторону   чудовища?  Это   грубо,  это   жестоко,  но   это   факт:  если   человек   может   идиотничать   над   жизнью,  то   он   может   всё!  Пройдут   века,  памятники   последнему   скелу   будут   установлены   во   всех   цивилизациях,  на   всех   планетах   спасённой   Вселенной,  но   разве   в   этом – цена   жизни?
С   какими   чувствами   Джон,  Сью   и   Лью   наблюдали   за   стартом   и   первыми   минутами   полёта   грузовой   ракеты   со   скелом   на   борту?  Да   какая   разница!
Подбежал   Пашка,  страшно   обрадованный   встречей   с   Бобиком.
−А   где   скел?
−Он   улетел,  но   он   обещал   вернуться, − ответил   Джон.  Пусть   сказка   останется   сказкой. – А,  вот,  Бобик   нам   ещё   пригодился   бы.
−Зачем,  Вы   же   уничтожили   одного   бандита? – растерянно   спросил   мальчик. – С   мамой,  что   ль,  сговорились?
−Джон, − сказал   Сью   на   первом   галактическом, − собаки   не   способны   учуять  «тёмную   материю».  Отдай!
−Возможно,  клоны   Пола   Робинсона   пахнут   по-другому, − ответил   Джон. – А   если   у   них   запах   одинаков,  тогда,  освободив   и   перепрятав   директора,  мы   сможем   более   точечно   отслеживать   его   клонов.
−Вы   серьёзно? – удивлённо   спросил   Пашка. – Здесь   целая   банда?  Ух,  ты!
−Я   бы   так   не   радовался, − заметил   Джон. – Кстати,  на   всякий   случай   надо   бы   проверить   тебя   даркометром,  можно?  Заодно   поучусь   им   работать.
−Конечно,  конечно! – с   готовностью   сказал   мальчуган.
Джон   открыл   коробочку   и   подвёл   её   к   Пашке.  Взглянув   на   индикатор,  Джон   спросил:
−Профессор   Лью!  Как,  по-Вашему,  норма?
Иурелянин,  склонившись   над   прибором,  с   готовностью   подтвердил:
−Конечно!  Даже   ниже   нормы.  Значит,  ты – настоящий   Паша!
Когда   мальчик   убежал   радостным,  Лью   спросил   Джона:
−Зачем   тебе   пёс?  Он,  скорее   всего,  не   понадобится.
−У   мальчика – астма.  Его   мама   считает,  что   шерсть   собаки   усугубляет   положение,  а   она   мне   нравится.
−Когда   это   вы   успели   познакомиться? – удивился   профессор.
−Мы   ещё   не   знакомы,  это   правда.  Просто   я   положил   на   неё   глаз   при   первой   встрече   и   потихоньку   навожу   справки.
−Понятно.
Они   остановились   перед   НИС.  И   только   тут   Джон   вспомнил,  что   сегодня   ещё   не   завтракал.  День   начинался   как-то   сумбурно.  Именно   после   такого  «не-пойми-чего»  начала   Джон   мог   позволить   себе   расслабиться.  Сью   и   Лью   скрылись   за   задвинутой   дверью   НИС,  а   Джон   внешне   беспечно   перекинул   заплечную   лямку   сумки   с   нанокомбинатом   через   плечо   и   пошёл   в   ближайшую   столовую.
avatar
  • Valex
  • 0
 
ГЛАВА   4
Странное   чувство   чего-то   недосказанного,  недоделанного   буквально   преследовало   Джона   пока   он   ел.  Почему   это   происходило?
На   первый   взгляд,  понятно:  дело,  которое   он   считал   почти   решённым,  неожиданно   оказалось   началом   чего-то   более   страшного.  Однако,  если   копнуть   поглубже,  личная   жизнь   тоже   неожиданно   сделала   какой-то   фортель.
Много   веков   учёным   сообществом   Великого   Галактического   Содружества   считалось,  что   только   представители   коллективного   разума   могли   основывать   великие   цивилизации,  способные   вырываться   в   космос,  осваивать   бесконечные   измерения   мультивселенной,  порождать   грандиозные   культурные   проекты.  Это   оказалось   не   совсем   так.  Но   обнаруженные   исключения   из   правил   будто   подтверждали   само   правило:  обнаруженные   индивидуалистические   цивилизации   оказывались   не   в   меру   агрессивными   и   не   могли   долго   существовать.
Тем   ценнее   был   опыт   жизнедеятельности   цивилизаций   первого,  коллективного   типа.  Фактически   сразу   после   обнаружения   они   охотно   вступали   в   контакт,  охотно   делились   своим   и   перенимали   чужой   опыт,  охотно   принимали   чужие   беды,  как   свои…  Их   эволюция   шла   семимильными   шагами!  Но   что   это   значило   для   отдельных   индивидов?
Для   отдельных   индивидов   это   означало   увеличение   чувствительных   способностей   и   рецепторики.  С   каждым   веком   люди   всё   сильнее   и   сильнее   переживали   свои   и   чужие   боли.
И   вот   оно!  Джон   ел,  а   впереди,  за   соседним   столом,  маячила   Её   коса.  Да   кто   она   такая?  По   идее,  она – просто   мама   несчастного   ребёнка,  лишённого,  по   сути,  полноценного   детства   из-за   своей   астмы   и   ещё   нескольких   болезней.  Об   этом   Джон   узнал   вчера   вечером,  немного   поблуждав   в   Сети   у   себя   в   номере   до   прихода   Сью.  Разумеется,  он   узнал   и   её   имя,  и   её   историю.
А   сердцу   не   прикажешь.  Два   цикла   назад   эта   база,  по   сути,  отняла   у   Джона   всё.  Всё,  что   он   любил,  всё,  что   он   хотел,  всё,  ради   чего   он   жил   550   лютиковых   лет!  Иуреяне   возвратили   его   к   жизни,  но   жизнь   эта   была   какой-то   пресной, скучной,  серой…
А   вчера   что-то   зажглось.  Всю   ночь   молодая   женщина   летала   в   каких-то   счастливых   видениях   Джона   и   кричала:  «−Пашка!  Где   ты?  Отзовись!».
Подойти   или   не   подойти? – думал   Джон.  Не   порядочно   подходить   к   даме,  не   сделав   того,  что   должен.  В   этом   Джон   был   убеждён   с   самого  первого   своего   цикла,  с   XXII ого   века.  Это   было   славное   время,  когда   люди   перестали   делить   и   воевать,  а   впервые   посмотрели   вверх:  а   что   же   дальше?  Ну,  избавились   мы   от   болезней,  голода,  войн,  катаклизмов   и   всё?  Тогда   чуть   не   повторилась   история   с   первыми   властителями,  сошедшими   с   ума   от   своей   вседозволенности.  Но   на   этот   раз   человечество   уже   знало   понятие  «культура»  и   для   пассионариев   были   безграничные   возможности   для   самореализации.  Эпоха,  которую   позже   назовут  «вторым   ренессансом»,  затронула   и   взгляды   на   романтику,  и   социально-философские   понятия.  Поэтому   Джон,   как   герой   любого   романтического   периода,  вот   уже   вторые   сутки   спрашивал   себя:  а   имею   ли   я   право?
Судя   по   прежним   циклам,  такое   право   Джон   Грей   имел.  Как   все   положительные   пассионарии,  он   очень   много   сил   отдавал   этой   жизни.  Отдавал,  часто   не   понимая,  зачем?  А   ещё   Джон   твёрдо   знал,  что   любовь   окрыляет.  Он   понимал   это   без   всякой   напыщенности,  без   лишних   слов.  Он   знал   это – и   всё!
Люди,  не   познавшие   горечь   потерь,  не   могут   оценить   любовь   по   достоинству.  Так   много   веков   казалось   Джону.  Счастливые   люди   могут   только   наслаждаться   любовью,  наслаждаться   несколько   дней    или   несколько   веков, − какая   им   разница!  Но   что бы   её   распознать   по-настоящему,  к   сожалению,  по   мнению   Джона,  нужно   было   испытать   целую   череду   несчастий.
Ладно,  решил   Джон   Грей,  закончив   завтрак,  сведёт   судьба   с   Лорой  (как   её   звали) − познакомлюсь,  нет   так…  И   тут,  на   выходе   из   столовой,  Пашка   на   бегу   чуть   не   сшиб   Джона   с   ног!
−Осторожней,  «звездолёт»!  Людей   зашибёшь!
−Или   в  «чёрную   дыру»  попадёшь! – весело   вставил   Джон   вслед   убегающему   Пашке.
−Ой,  простите,  гражданин   следователь!  Он   у   меня   такой   озорник…
−Да   ничего   страшного,  Лоретта   Андроновна!
−Откуда   Вы   знаете,  как   меня   зовут?
−Вы   мне   нравитесь, − без   обиняков   сказал   Джон, − вот,  я   и   наводил   вчера   справки   в   Сети.
−Оригинально! – удивилась   Лоретта   Андроновна. – Вы   со   всеми   так   флиртуете?
−Только   с   Вами! – так   же   весело   сообщил   Джон. – Дело   в   том,  что   я   живу   далеко   не   первую   регенерацию.  У   меня   не   однажды   была   большая   любовь,  огромное   счастье…  Но   два   цикла   назад   я   всё   потерял.  Иуреяне,  вроде   бы,  меня   вылечили,  но   долго   ещё   жить   не   хотелось.  А   вчера,  вот,  встретил   Вас – и   всё   перевернулось!  Я   снова   чего-то   захотел.  Я   жить   захотел.
−А   Вас   не   смущает,  что   у   меня   не   совсем   обычный   сын?
−Меня   это   радует!
−То   есть?
−Ведь   именно   из-за   него   мы   и   познакомились,  не   так   ли?  Кроме   того,  он   дал   лишний   повод   общаться   с   Вами   из-за   Бобика.  Ведь   Вы    против   того,  что бы   Пашка   общался   с   собакой?
−Ну,  допустим, − игриво   повела   головой   Лора,  сверкнув   очками.
−Значит,  у   меня   был   повод   навестить   Вас   как   минимум   ещё   один   раз   перед   вашим   отъездом.
−Жаль,  что   этот   повод   несколько   откладывается, − неожиданно   вздохнула   Лора.
−То   есть? – теперь   уже   Джон   спросил.
−Чудовище   поглотило   и   нашу   планету.  Пашка   об    этом   ещё   не   знает, − быстро   прибавила   она.
−Вы   разве   не   земляне? – удивился   Джон.
−Земные   колонисты   планеты   Гагарин.  Когда   встал   вопрос   переселяться   в   другие   миры   либо   транспортировать   Землю   подальше   от   взорвавшегося   Солнца,  наши   предки   выбрали   первый   вариант.
Это-то   всё   было   понятно   Джону.  Не   понятно   было,  что   же   делать   дальше   и   куда   он   идёт?
И   тут   он   заметил,  что   идёт   по   коридору   № 777.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   5
 
Джон   нерешительно   стал   набирать   код   планеты   Овелан.  Знакомый   адрес,  слишком   знакомый.  Несколько   циклов   назад   его   товарищ   кое-что   рассказал   об   этой   планете   и   её   страшной   тайне.  Джон   тогда   несколько   ночей   уснуть   не   мог!  А   между   тем,  Овелан – всего   лишь   предбанник,  дача   настоящего   ада.  Ада   размером   в   Вечность.
Справедливо   рассудив,  что   на   частный   портал   незачем   тратиться,  если   он   не   согласован   с   временными   параметрами,  Джон   Грей   решил   ненадолго   смотаться   на   Овелан   и   поговорить   с   настоящим   Полом   Робинсоном.  За   полчаса,  полагал   он,  на   Базе   ничего   экстраординарного   произойти   не   должно.  Пока   у   него   остался   один   нерешённый   вопрос:  как   пользоваться   даркометром   незаметно   для   окружающих?  Но   этот   вопрос   был   настолько   малозначим,  что   Джон   и   не   переживал,  когда   профессор   Лью   сообщил,  что   понятия   об   этом   не   имеет.
Погода   на   Овелане   стояла   отличная.  Впрочем,  как   всегда.  Высокие   деревья   с   листвой   всех   оттенков   зелёного   загораживали   бесконечно   голубое   небо.  А   если   выходишь   на   опушку   из   лесочка,  видишь   бескрайние   луга   тех   же   бесконечных   оттенков   зелёного   вперемешку   с   разноцветными   цветами.  Неумолчное   пение   редко   заметных   птиц,  от   которых,  кажется,  можно   оглохнуть,  дополняло   картину   рая.
Если   бы   не   кости…  Пока   Джон   выходил   из   каких-то   зарослей   по   узкой,  но   протоптанной   тропе   сам   не   зная   куда,  он   около   семи   раз   натыкался   на   кости.  И   оттого,  что   он   знал,  что   это – кости   молодых   рабынь,  его   охватывала   жуть.  Несколько   раз   после   сообщений   инспектора   По   и   учёного-физика   Ферта   полицейские   и   более   специализированные   службы   пытались   уничтожить   это   логово   вселенских   бандитов,  не   получалось!  Все   секретнейшие   операции   терпели   такой   крах,  что   после   них   несколько   веков   никто   не   заикался   о   новых.
Да   пусть   себе   живут,  обречённо   думал   Джон.  Главное – убедиться,  что   настоящий   Пол   Робинсон   жив,  что   мы   успели.  Присев   на   камешек   на   берегу   быстрой,  холодной   речки,  Иванковский   зачем-то   бросил   камешек   под   углом.  Вдруг,  вздрогнув   от   неожиданности,  он   ощутил   до   боли   знакомый   голос   шефа,  идущий   откуда-то   сзади:
−Что   делаем?
−Дурака   валяем, − не   оборачиваясь,  ответил   Джон. – Робинсона   нашли?
Серж,  не   ожидая   особого   приглашения,  присел   рядом,  на   соседний   валун,  бросил   руки   на   выставленные   вверх   колени   и   произнёс:
−Да,  жив   твой   Робинсон,  жив!  Напуган   до   смерти,  ничему   не   верит,  никого   не   хочет   видеть.  Требует   профессора   Лью.
−Я,  кажется,  знаю,  почему   он   требует   профессора, − сказал   Джон,  опускаясь   на   спину. – Профессор   Лью   передал   мне   портативный   даркометр.  Только   с   помощью   него   можно   определить,  кто   перед   тобой:  бошв   или   человек.  Дело   в   том,  что   бошвы   имеют   повышенное   содержание  «тёмной   материи»  в   организме.
−Так   чего   ты   разлёгся?  Подъём,  Пол   Робинсон   отказывается   есть   вторые   сутки   подряд!
−Какое   небо   голубое! – как-то   беспечно   произнёс   Джон   и   в   ту   же   секунду   вскочил   на   ноги. – Пошли!
Небольшой   проржавевший   ангар.  Тяжёлый   скрип   чугунных   закрывающихся   дверей.  Джон   присвистнул:
−Вы   бы,  хоть,  перевели   бы   его   в   более   комфортное   помещение!
−Много   раз   предлагали, − оправдывался   Серж. – Не   верит!
−Не   подходите,  черти!  Застрелюсь! – вдруг   раздался   истошный   крик   из   темноты.
На   этом   деле   я   оглохну,  раздражённо   подумал   Джон.
−Спокойно,  Пол!  Мы – свои.
−Я   требовал   профессора   Лью, − рычал   Пол. – Он   здесь?
−Профессор   Лью   сейчас   занят   восстановлением   Вселенной, − сказал   Джон. – Но   он   передал   мне   даркометр.
−Лью   не   мог   передать   даркометр   кому   попало!
−Я   Вам   не  «кто   попало», − разозлился   Джон, − а   следователь   по   особо   важным   делам   Джон    Рабинович   Грей   Иванковский!  Хватит   истерик!  Возьмите   в   руки    даркометр   и   убедитесь,  что   мы – не   бошвы!
Только   после   того,  как   Пол   замерил   окружающее   пространство   с   помощью   даркометра,   он   немножко   успокоился.
−А   откуда   мне   знать,  что   даркометр   подлинный?
−Возьмите   и   развинтите   его   на   части, − сыронизировал   Джон. – Вот,  уж,  Лью   похвалит!
Неправильно,  конечно,  успокаивать   людей   своим   вечно   паршивым   настроением.  Но   иногда   правда   срабатывает.  Тем   более,  когда   человеку,  живущему   на   грани   всякого   срыва,  этот   срыв   устраивали   именно   с   помощью   лжи.
−Пол,  а   Вы   уверены,  что   больше   никаких   скелов   нет? – неожиданно   спросил   Джон,  подавая   руку   на   выходе   из   ангара   ослабевшему   Полу.
−Ну,  если   Десвии   больше   нет,  то   тот   скел   был   последним.  Бошвы   обычно   не   выпускали   их   за   пределы   планеты.  А   почему   Вы   спрашиваете?
−Просто.  Хорошие   были   ребята!
−Верно.  Только   почему   эти   хорошие   ребята   фашистские   зады   обслуживали   миллионы   лет?
−Антон   Павлович   Чехов   полагал,  что   в   каждом   человеке   есть  «по   капле   раба», − ответил   Джон. – Вероятно,  скелы   хотели   казаться   более   гостеприимными   и   попались  «на   удочку».
Когда   они   вошли   в   какой-то   нормальный,  уютный   домик,  Джон   сказал:
−Так,  Пол!  Вы   остаётесь   пока   здесь,  а   я   возвращаюсь.  Но   прежде…
−Да   что   же   это   такое! – грубо   оборвал   Робинсон. – Сначала   бошвы   не   пускали   на   работу,  теперь – полиция.  Заметьте,  не   отдыхать,  а   работать!
−Работать   или   привлекать   внимание   бошвов? – отрезал   Джон. – Распоряжения   Вы   можете   давать   отсюда.  Даже   больше   того…  Серж,  можешь   обеспечить   ему   круглосуточную   охрану?
−Могу!
−Ну,  вот!  Пока   можете   официально   работать   отсюда.  Тогда   они   будут   вынуждены   отказаться   от   Вашего   клона   и   на   базе.  Покажите,  лучше,  как   незаметно   пользоваться   даркометром?
−Ну,  это   проще   всего!  Только   давайте-ка   сначала   я   ещё   раз   Вас   проверю… − После   минутной   паузы   Пол   достал   откуда-то   шприц. – Нормально.  Вставляешь   в   мозг   наночип – и   никаких   проблем!  Только   даркометр   должен   быть   не   далее   полуметра   от   тела.  И   ещё:  как   буду   защищаться   я,  если   аппарат   будет   у   Вас?
−Я   обеспечу   Вам   постоянную   защиту, − сказал   Серж. – Вы   будете   в   лицо   знать   всех   своих   охранников.  Кроме   того,  у   Вас   будет   пароль   и   отзыв.
Выйдя   в   коридор   №777,  Джон   Грей   вновь   услышал   совсем   неподалёку   дикий   крик.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   6
 
Хоть   бы   пластинку   сменили! – раздражённо   подумал   Джон,  когда   бежал   по   коридору   в   направление   звука.  На   этот   раз   убийство   произошло   настолько   близко,  что   Джон   успел   увидеть   чью-то   тень,  добежав   до   открытой   двери   номера,  где   только-что   произошло   убийство.  При   этом   даркометр   явно   просигнализировал:  бошв!  Чертыхаясь,  Джон   достал   на   бегỳ   бластер   и   стал   заряжать   на   300 000   вольт!  Вскоре   он   увидел   силуэт   девушки,  нырнувшей   в   дамскую   кабинку.  «Ах,  ты…», − подумал   Джон,  выставляя   ногой   запертую   дверь.  Спуск   гашетки – и…
Бывает,  иногда   бывает,  что   очень   хочется   ошибиться.  Это   был   как   раз   тот   случай,  как   казалось   Джону:  только   что   миловидная   красотка   с   округлыми   от   ужаса   глазами   в   одно   мгновение   превратилась   в   нечто   чёрное,  громадное,  жуткое   и   дымящееся.  Умирающий   бошв   ревел   так,  что   мог   одним   только   басом   убить   не   одну   девушку,  если   бы   они   здесь   были.
Джон   отпустил   гашетку,  только   когда   всё   кончилось.  Бластер   был   полностью   разряжен,  на   кафельном   полу   разлилась   большая   чёрная   лужа,  над   ней   витал   пар.  Моментально   поседевшие   волосы,  стоявшие   дыбом.  И – тишина!  Жуткая   тишина.
Джон   не   слышал   раздающихся   сзади   аплодисментов.  Он   просто   методично,  на   автомате,  брал   анализ.  В   полной   тишине.  Открыл   нанокомбинат.  Ввёл.  Отправил.  Почему   не   слышно   сигнала?  Я   оглох?  Повернулся.  Кто   эти   люди?  Почему   я   их   не   слышу?
Джон   очнулся   на   койке.  «Больничная,  зона  1029А.  Сообразил   быстро.  Значит,  пришёл   в   себя.  Бокса   регенерации   я   не   предусмотрел   по   плану.  Значит,  проваляюсь   ещё   несколько   дней.  Даркометр?  Наверняка,  обуглился.  Фон?  Тоже   не   при   мне.  И – гул.  Значит,  по-прежнему   не   слышу».
Оглядевшись   по   сторонам,  Джон   увидел   на   стене   большой   тумблер   вызова.  Нажал.  Над   ним   склонилось   лицо   Лоры.  В   белом   колпаке.  Устроилась   на   работу,  понял   Джон.  Шевелит   губами.
−Лора,  я   ничего   не   слышу, − явно   перебил   Джон, − можешь   не   стараться.  Мне   нужен   фон,  надо   поговорить   кое-с-кем.  Не   улыбайтесь,  на   моём   фоне   ещё   есть   функция   СМС.  Я   её   всегда   оставлял.  Как   знал!
Лора   пишет.  Что   пишет?  Написала:
«Ваш   фон   сгорел!».
Приятнее   некуда!
−Тогда   мне   нужен   Сью.
Лора   куда-то   отошла.  Прилетел   Сью.
−Слушай,  Сью!  Я   знаю,  что   это  временно,  что   слух   у   меня   появится   и   всё   такое.  Но   мне   не   терпится   кое-что   узнать.  Побудь   моими   ушами!
«−С   удовольствием! – услышал   Джон   в   голове. – Робинсон   всем   дал   отгул   в   честь   успешного   восстановления   Вселенной,  у   меня   есть   ещё   полдня!».
−Даркометр   цел?
«−Нет, − почему-то   весело   сообщил   Сью. – Отличное   жаркое   получилось!  Пришлось   выкинуть.  Профессор   сейчас   над   вторым   прибором   колдует».
−Директор,  как   я   понял,  жив?
«−Жив,  курилка!  Что   с   ним   станет?»
−Мне   надо   бы   ещё   с   Сержем   поговорить.  Фон   есть?
«−Завалялся   где-то.  Но   на   самом   деле,  твой   закадычный   босс   тут,  за   дверью   дожидается».
−Так   зови!  Сам   не   уходи,  поможешь.
И   снова,  снова   разговор   с   шефом   принёс   двойственные   чувства.  Вроде   бы,  никого   больше   не   убили,  вроде   бы,  десвы   организовали-таки   службу   по   розыску   нацистских    преступников,  но   Джона   не   оставляло   чувство,  что   ничто   ещё   не   кончилось.
«−Да,  всё   в   порядке,  Джон!  Успокойся.  Это – нервы   твои   шалят», − уговаривал   его   Серж.
−Зачем   надо   было   бошвам   огород   городить   из-за   двух – трёх   убийств? – парировал   Джон. – Они   же   миллионы   лет   спокойно   жили   себе   внутри   Десвии.  Чую,  ещё   убийства   будут,  только   зачем? – не   могу   понять!
«−Мало   ли   зачем?  Посидели   хорошо,  выпили,  пострелять   захотелось…  Спи,  давай!».
Или   какой-то   квант  «тёмной   материи»  перешёл   в   Джона,  либо   его   сознание   воспалилось   от   пережитὁго,  но   только   Джон   никак   не   мог   успокоиться.  После   полного   восстановления   он   решил   официально   взять   отпуск,  но   провести   его   здесь.  Профессор   же   Лью   не   только   сделал   2   новых   даркометра,  но   оснастил   их   дополнительной   защитой   от   экстремальных   температур.
avatar
  • Valex
  • 0
Часть   4.
ГЛАВА   1
Восстановление   утерянного   сектора   Вселенной   начали   дружно   и   без   долгих   дискуссий.  Как-то   сразу   было   решено   обойтись   без   белых   и   голубых   гигантских   звёзд   и   производить   не   водород,  а   все   элементы   периодической   таблицы.  Возможности   для   этого   были:  на  полную   мощность   работали   все   линейные   и   цикличные   ускорители   элементарных   частиц,  все   промышленные   сектора   космических   баз   дальнего   базирования,  все   крупные   нанокомбинаты.
Пол   Робинсон,  как   директор   базы   Б13-001А,  тоже   хотел   бы   принять   участие   в   координации   работ   баз,  но   вынужден   был   отсиживаться   в   тайном   месте   Вселенной,  как   голодный   волк   глядя   на   небо.
−Вы   же   говорите,  что   с   бошвами   покончено, − ревел   он   Сержу   во   время   связи. – Почему   я   не   могу   приступить   к   работе?!
−Джон   считает,  что   опасность   сохраняется, − пояснял   Серж.
−Опасность?  Сотворить   вакуумную  «кляксу»,  породить   цивилизацию   вурдалаков,  допустить   появление   лишней   отрицательной   материи – вот   где   опасность!  Долго   потом   будем  «икать»,  пропустив   хотя   бы   одну   из   этих   опасностей.  А   что   Джону   чего-то   кажется – у   каждого   свои  «тараканы».
−Джону   никогда   ничего   зря   не   кажется! – парировал   Серж. – У   него   очень   богатый   опыт!
−Да?  Wrinkly?  Тогда   почему   Вы – начальник,  он – сами   знаете   кто?
−Это   вопрос   не   ко   мне,  а   к   регенераторам! – зло   выкрикнул   Серж   и   отключил   фон.
На   самом   деле,  Серж   был   точно   так   же   недоволен   своим   положением.  Джон   всё-таки   был   талантливее   его.  Рутинно   собирать   сбор   данных,  гоняться   за   преступником   мог   каждый  «следак».  В   том   числе   и   Серж   Антонов-Пинкертон   Складовский.  Будучи   скадерменом,  Серж   охотно   прикрывал   спину   другу,  шёл   по   его   наводке,  полностью   полагаясь   на   гениальную   интуицию   друга.  То   же   самое   происходило,  когда   в   следующем   цикле   они   были   космическими   спасателями,  потом   Серж   работал   в   конструкторской   компании   Джона   под   руководством   друга   тогда,  когда   все   от   него   отвернулись…
Друзья   всегда   были   вместе.  Потому,  договорившись   на   этот   раз   разойтись   по   жизни   и   обнаружив,  что   им   снова   придётся   целые   60   лет   работать   вместе,  они   вернулись   к   мастеру   регенерации   и   хорошенько   того   отдубасили!  Но   короткий   период   регенерации   уже   прошёл   и,  отсидев   несколько   суток,  они   приступили   к   работе.  Там   же,  где   сидели.
Искренне   желая   отдохнуть   от   друга,  Джон   тоже   не   проявлял   особого   удовлетворения.  Как   говорится,  дружба   как   вино,  тем   более,  что   после   трагедии   с   тур. звездолётом   у   Джона   остался   только   один   друг   во   всей   Вселенной.  Однако   любое   вино,  если   его   долго   выжимать,  превращается   в   уксус.
Перед   тем,  как   получить   это   задание,  Джон   две   ночи   подряд   наблюдал   свет   в   окне   Сержа   и   беспокойное   метание   его   тени.  В   конце   концов,  он   позвонил   другу   в   самое   неурочное,  на   первый   взгляд,  время – в   два   часа   ночи:
−В   чём   дело,  Серый?
−М-мм,  м-мм…
−Не   мычи,  как   телок!  Скажи   по-русски !
−Не   знаю,  как   сказать!  Убьёшь   и   будешь   прав!
−Как   есть,  так   и    говори.  Что   случилось?
−Убийство   на   твоей   базе!
−На   Б13-001А?
−Да.  Первое   убийство   за   полтора   миллиона   лет!  И,  видимо,  не   последнее…
Жизнь   богата   на   сюрпризы.  Специфика   связи,  удалённость   от   миров,  личная   память   двух   циклов…  Друзьям   хотелось   застрелиться.
−Почему   я?
−Потому   что,  Джон,  никого   опытнее   тебя   уже   не   осталось.
−Но   я   полностью   забыл   свои   навыки,  «убойного   отдела»  несколько   веков   уже   не   существует!
−А   мне   что   делать?! – вскричал   тогда   Серж. – Все  «убойщики»,  кроме   тебя,  полегли   на   Овелане.  Нет   у   меня   людей,  нет,  понимаешь?  Даже   напарника   для   тебя   нет.
Джону   стало   казаться,  что   он   всегда   одинок.  Джон   ощущал   своё   одиночество   ещё   с   первой   регенерации.  Будучи   слегка   парализованным   с   рождения,  он   откровенно   радовался   тому,  что   на   дворе   уже   двадцать   третий   век   и   в   60   лет   его  «немножко   переделают».  В   первый   раз   потеряв   любимую,  практически   весь   второй   цикл   он   потратил   на   поиски  «второй   половины».  И   вроде   бы,  Джон   нашёл,  чего   искал,  но   однажды   случилась   Иурея   и   всё   началось   заново!
Вот   и   сейчас.  За   несколько   дней   Джон   практически   полностью   восстановился,  но   бродил   по   базе,  как   призрак,  будто   никого   не   замечая   и   ни   на   что   не   реагируя.  Чувствуя,  что   ещё   чего-то   должно   произойти,  Джон   официально   попросил   отпуск,  ведь   дело   закрыто.  Серж   понимал   мотив   Джона   и   в   свою   очередь   не   спешил   снимать   охрану   с   Пола.  Однако   время   работало   против   двух   друзей:  если   бы   Пол   узнал,  что   его   фактически   держат   незаконно,  он   мог   бы   подать   в   суд   на   Сержа   и   Джона   и   выиграл   бы   иск!  Надо   было   искать,  но   что?
В   бесцельных   поисках   чего-угодно   Джон   подошёл   к   НИСу.  Зачем   же   я   угрохал   на   эту   базу   целых   два   цикла,  если   ни   разу   не   удовлетворю   своё   любопытство?  Сказано – сделано.  В   следующее   мгновение   Джон   уже   был   на   территории   сектора   и   смело   шагал   к   Обозревателю.  Так   метко   кто-то   прозвал   кабинет   с   астрономическим   окном-монитором   объёмного   обозрения   небосклона.  Сначала   Джон   считал,  что   это   будет   что-то   вроде   туристической   достопримечательности,  но   быстро   выяснилось,  что   этот   аппарат   нужен   и   астрономам,  и   астрофизикам,  и   космологам.  Одно   место   там   было   забронировано   даже   за   астрологами,  но   к   ним   никто   всерьёз   не   относился.
−А,  знаменитый   Иванковский! – один   из   наблюдателей   явно   обрадовался   визиту. – Коллеги,  к   нам   сам   Рабинович   Иванковский   пожаловал!
Скромное   смущение  «героя»  утонуло   в   бурных   овациях.
−Я   бы   хотел   посмотреть,  что   делается   в   мире.
−Конечно,  конечно, − затараторил   астроном, − вот,  сюда,  пожалуйста!  В   самый   центр.
−Это   тот   самый  «съеденный»  сектор?
−Да.
−Красивая   была   Вселенная…
−Она   и   сейчас   прекрасная.
Космос   всегда   чёрен.  Но   в   этой   глубокой,  пустой   черноте   всегда   было   какое-то   магическое   очарование.  Очарование   непознанной   бесконечностью,  дальними   неизвестными   ещё   мирами,  заманчивыми    перспективами…  На   заре   космической   эры   кто-то   выдумал,  что   космонавты,  направляющиеся   к   дальним   мирам,  неизбежно   будут   испытывать   нарастающий   страх   перед   космосом.  Кто   знает,  может   быть,  так   оно   и   произошло   бы,  если   бы   однажды   не   выяснили,  что   можно   перемещаться   под   пространством.
−Прекрасно! – повторил   Джон. – А   можно   через   телескоп   Козырева?
−Хотите   узнать,  как   дела   сейчас?
−Да.
−Боюсь,  Вам   не   понравится.  Мрак,  мрак,  мрак   и   ничего,  кроме   мрака!  Только   местами   можно   наблюдать   рождение   новых   миров, − сказал   астроном,  но   при   этом   переключил   стереомонитор   на   Козырева.
−Не   совсем   мрак, − успокаивающе   сказал   Джон,  высмотрев   с   десяток   светящихся   точек. – Работают!  Вон,  и   грузовики   летят,  и   взрывы   новых   галактик…  А   это,  видимо,  флюки,  да?
−Да.  Как   Вы   догадались?
−Ну,  они   стоят   на   том   же   самом   месте,  что   и   до   катастрофы.  Наши   базы   так   не   могут,  их   надо   корректировать.
Картина   новой   Вселенной,  точнее,  нового   сектора   вновь   возрождаемой   Вселенной   не   радовала   разнообразием.  Зато   то   тут,  то   там   постоянно   вспыхивали   всё   новые   и   новые   огоньки – огоньки   надежды.  Ускорить   развитие   новых   миров   было   невозможно,  но   этот   процесс   всё-таки   находился   под   контролем   человечества!  Это   не   могло   не   радовать.
Но   вдруг   в   Обозреватель   ворвался   какой-то   розовый   реплоид:
−Где   Иванковский?  Мне   сказали,  он   здесь.
−Я   здесь, − подтвердил   Джон. – Что   случилось?
−Новое   убийство,  за   углом!
−Опять   расчленёнка? – тревожно   спросил   Джон   на   бегу.
−Нет, − успокоил   розовый. – Обычное   удушение.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   2
Незнакомая   девушка   просто   лежала   на   полу   в   какой-то   безвольной   позе.  Как   будто   шла-шла   и   вдруг   потеряла   сознание.  Упала.  Уснула.  Только   несколько   синюшных   пятен   на   шее.
−Как   давно   это   произошло? – спросил   Джон   сопровождавшего   его   реплоида,  снимая   место   преступления   и   делая   нужные   обмеры.
−Несколько   минут   назад.
−Странно, − себе   под   нос   пробурчал   Джон.
−Что   странно?
−Во-первых,  я   слышал,  что   Ваша   раса   отличается   щепетильной   точностью   во   времени, − в   своём   ироничном   стиле   отозвался   Джон. – И   вдруг   такой   неопределённый   ответ!
−Просто   я   про   Вашу   расу   слышал   несколько   иное, − ответил   розовый   реплоид. − Хорошо,  3   минуты   42   секунды   теперь   назад.  Что   это   Вам   даёт?
−Во-вторых,  никакого   бошва   здесь   не   было,  иначе   даркометр   среагировал   бы.  Это   радует!  Если   убийца,  как   и   я,  и   убитая   девушка – земноид,  мы   его   быстро   вычислим…  Ага,  а   вот   и   след,  кажись!
С   этими   словами   Джон   отщипнул   пинцетом   какую-то   часть,  подозвал   Бобика,  которым   телепатически   управлял   Сью,  дал   ему   понюхать,  положил   в   анализатор   нанокомбината,  закинул   лямку   за   плечо   и   бросился   вслед   за   побежавшим   Бобиком.
Пёс   привёл,  куда   надо:  вбежав   в   номер   неподалёку,  Джон   увидел   труп   молодого   земноида   с   бластером   в   правой   руке.  «Убийство   или   самоубийство? – чертыхаясь,  подумал   Джон. − Может,  действительно,  взорвать   эту   базу?  Люди?  Всё   равно   всех   кокают,  как   мух   нерезаных».
−Ай-ай-ай! – только   тут   Джон   услышал   бесплодные   сокрушения   реплоида. – Ай-ай-ай!  Неужели   всё   из-за   меня?
−Вы-то   тут   при   чём? – огрызнулся   Джон.
−Если   бы   я   сразу   сказал   точное   время,  возможно,  мы   успели   бы   и   не   дали   бы   ему   застрелиться.
Джон   вынул   фон   и,  набирая   номер,  сказал:
−Если   бы   индюк   меньше   думал,  его   не   съели   бы…  Серж,  Робинсон   с   тобой? – спросил   он   у   появившейся   голограммы   начальника.
−Да.
−Пригласи.  Пусть   посмотрит   это.
Пол   вошёл   в   поле   обзора   с   расширенными   от   ужаса   глазами.
−Снова   бошв?
−Нет,  хуже, − ответил   Джон. – Этот   земноид,  а,  может,  наш   земляк,  только   что   убил   девушку   и   застрелился   сам.  Девушка   неподалёку   лежит.  Показать?
−И   что   же   мне   теперь   делать? – как-то   сонно   сказал   Пол.
−Серж,  вопрос   слышал? – подначал   друга   Джон,  собирая   очередные   улики.
Почесав   затылок,  Серж   произнёс:
−Наверно,  больше   нет   смысла   держать   директора   Базы   под   охраной.  Пусть   возвращается   и   приступает   к   работе.
−Правильно, − сказал   реплоид,  не   почувствовав   подвоха.
−А   если   снова   начнётся? – продолжал   Пол.
−Будете   отстреливаться.  Киловатов   не   жалеть! – сказал   Серж   и   предложил   свой   бластер.
−Охрана   будет?
−Нет,  гулять   пойдёт!  Конечно,  будет! – воскликнул   Серж. – Вы   двое   меня  «достали»:  один   как   дитё   малое,  другой – циник   законченный,  боюсь   трубку   брать.
−А   я   говорил, − вставил   Джон,  закладывая   образцы   в   нанокомбинат, − не   надо   было   меня   призывать   на   это   дело!  Ну,  что,  Пол,  принимай   дела!
Шутки   шутками,  но   держать   директора   в   тайных   местах   уже   не   было   смысла;  даже   если   это   не   случайные   убийства,  даже   если   снова   будут   покушения   на   Робинсона,  бошвов   больше   нет,  а   с   остальными   охрана   Сержа   справится.  Спустя   полчаса   Пол   Робинсон   уже   шагал   к   своему   кабинету.
А   что   делать   Джону?  Гоняться   за   призраками   былых   убийств?  Ну,  посмотрел   он   записи   двух   последних   убийств,  ну,  подтвердилось   то,  что   он   и   предполагал,  парень   подошёл   к   девушке   сзади   и   быстро   удавил   какой-то   верёвкой,  дальше   побежал   себе   в   номер   и   застрелился.  А   дальше   что?
Джон   Грей   бесцеремонно   сидел   в   кресле-качалке   в   кабинете   директора   и   молчал.  Пол,  казалось,  весь   был   там,  в   работе.  Он   постоянно   чего-то   подсчитывал,  с   кем-то   говорил,  кому-то   отдавал   распоряжения…
−Да   не   переживайте   так,  Джон! – вставил   Пол   между   распоряжениями. – Найдётся   Ваш   маньяк,  никуда   не   денется!
−Сомневаюсь,  что   здесь   один   маньяк, − сказал   Джон. – Необходимо   понять   логику   преступников.  Чего   они   хотят?  Чего   добиваются?  Пол,  пока   Вы   были   в   плену,  ничего   подозрительного   не   слышали?
−Они   гудели   на   своём   языке   меж   собой.  Только   когда   что-то   надо   было   сказать   мне,  переходили   на   первый   межгалактический.  Да-да,  47, − сказал   Пол   кому-то, − от   сектора   GIK – 53   пошло.
−Там   что,  совсем   земноидов   не   было? – не   унимался   Джон.
−Этого   я   сказать   не   могу.
−То   есть?
−Так,  ещё   один   сектор   восстановлен, − довольно   сказал   Пол,  потирая   руки. – Даркометра   там   не   было,  а   бошвы   могут   принимать   любые   формы.  Вроде,  и   земноиды   были,  и   даже   по-английски   говорили   со  мной,  но   я   не   верю.
А   я-то   как   ничему   не   верю,  думал   Джон.  Даже   тебе!  Зачем   тебя   надо   было   похищать,  если   ты   не   мешаешь   их   планам?
−Пол,  а   Вы   помните,  как   я   к   Вам   в   первый   раз   пришёл?
−Конечно,  помню!
−Как   Вы   можете   это   помнить,  если   Вас   к   тому   времени   должны   были   похитить,  а   вместо   Вас   тут   сидел   бошв?
На   минуту   Джону   показалось,  что   он   снова    увидел   того   напыщенного   Пола,  что   и   в   первый   раз:
−На   что   Вы   намекаете?  Я   встретил   Вас   холодно   не   потому,  что   это   был   не   я,  а   бошв,  а   потому   что   недолюбливаю   непрофессионалов.  Слишком   много   горя   в   своё   время   они   нанесли   нашей   семье!
−Значит,  я,  по-Вашему,  непрофессионал?
−Вы   допустили   убийство,  первое   за   миллионы   лет!  Хотя   в   кабинет   явились   через   несколько   минут   после   вызова   полиции.  Значит,  прибыли   заранее!  Значит,  не   успели   предотвратить.  Как   я   Вас   должен   встречать?
−Меня   Сью   усыпил, − как   бы   оправдываясь,  сказал   Джон.
−А   что,  мы   без   колыбельной   и   спать   не   можем?
−Слушайте,  Пол!  Идите   куда   подальше! – вскипел   Джон. – Профессионал!  Знает,  насколько   важен   этот   объект – и   допускает,  что   все,  кому   ни   лень,  разгуливают   по   базе   и   стреляют,  кого   попало!
−Безопасность – не   моя   компетенция!  Я   и   не   думал,  что   после   миллионов   лет   спокойной   жизни   может   произойти   что-то   подобное!
−А   я,  по-Вашему,  всю   жизнь   только   об   этих   убийствах   на   базе   Б13-001А   думаю,  да?
Джон   резко   встал   и   вышел   из   кабинета.  Ещё   немного – и   они   бы   подрались!  Пусть   работает   спокойно,  фанфарон.  Джон   Грей   уже   ненавидел   эту   базу.  Он   зловеще   тайно   покрутил   нечто   в   боковом   кармане   брюк.  Это   был   пульт   от   мини-атомной   бомбочки   и   флэшка   по   её   созданию   в   нанокомбинате.  Два   часа – и   базы   нету!  Этими   вещичками   Джон   обзавёлся,  будучи   ещё   скадерменом,  но   никому   не   показывал.  Не   собирался   ничего   он   взрывать   и   сейчас,  но   одно   тайное   движение   обычно   приводило   его   в   чувство.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   3
Джон   никак,  ну,  никак   не   собирался   связывать   свою   судьбу   с   уголовщиной!  Считалось,  что   в   новое   время   никаких   преступлений   уже   не   может   быть   априори,  только   потому,  что   не   было   для   этого   никаких   причин.  Дальше – больше:  Джон   вдруг   обнаружил,  что   мастер   регенерации   дал   ему   навыки   сбора   улик  «на   автомате»,  зачем-то   объяснил   строение   ДНК   и   РНК,  но   совершенно   не   прибавил   искусства   логического   мышления!  Джон   любил   играть   в   шахматы,  но   на   этот   раз   ему   пришлось   превратить   своё   увлечение   в   тренинг   по   развитию   логики.  «В   следующий   цикл   закажу   стать   блондинкой», − гневно   подумал   Джон,  расставляя   шахматные   фигуры   на   столе   в   своём   номере.
Не   надо   быть   профессионалом,  что бы   поймать   первые   жертвы,  думал   он.  Но   в   этом   деле   надо   действовать   на   шаг   впереди   преступников.  Судя   по   тому,  что   два   убийства,  указанные   Сержем,  не   состоялись,  мне   всё-таки   удалось   как-то   изменить   планы   банды.  А   в   том,  что   это   одна   банда,  я   не   сомневаюсь.  Допустим,  я   съел   их   ферзя.  Но   шахматы   многовариантны:  у   них,  видимо,  был   и   есть   какой-то   запасной   вариант.  Возможно   даже,  они   пошли   на   гамбит…  Стоп!   Что   тогда?
Джон   снова   достал   фон.  С   одной   стороны,  если   бы   у   них   был   замысел   уничтожить   базу,  они   уже   сделали   бы   это.  Но   с   другой   стороны,  чем   чёрт   не   шутит?  Набрав   номер   Сержа,  Джон   сначала   услышал:
−Расставляешь?
Подняв   голову,  Джон   увидел   сидящего   в   домашнем   кресле   шефа.
−Слушай,  а   базу   эту   они   не   взорвут?
−Понятия   не   имею! – по-свойски   ответил   Серж. – Сейчас   здесь   ночь.
−Здесь   тоже   не   утреннее   время, − ответил   Джон. – Но   в   Институт   Времени   позвонить-то   можно!
−Успокойся,  Джон!  Если   бы   они   намеревались   взорвать   базу,  это   стало   бы   известно   всей   Вселенной.
−Но,  может   быть,  не   сейчас,  а   потом.
−Институт   времени   контролирует   время   на   56   лютиковых   лет   вперёд.  Ты   что,  не   уложишься   за   полвека?
−Серж,  я   не   следак.
−Ты   отлично   справишься   с   заданием.
−Кое-кто   так   не   думает, − сказал   Джон,  переставив   фигуру.
−Это   кто   такой   умный?
−Пол,  наш,  Робинсон.  Заявил,  что   профессионал   не   допустил   бы   даже   первого   убийства.  Ещё   сообщил,  что   по   вине   непрофессионалов   он   и   его   семья   якобы   много   пострадали.
−Да?  А   ты   рассказал   ему   о  «Прогрессе»?
−Ой,  кому   нужно   чужое   горе!  Он − законченный   физик,  профессор   кислых   щей!  Делает   своё   дело   и   считает   себя   правым.  О,  господи,  царица   небесная!
−Да   не   убивайся   ты   так!
−А,  ведь,  он   в   какой-то   мере   прав!
−В   каком   это   смысле?
−Никаких   мыслей,  никаких   идей   нет!  Как   дурачок   иду   по   следу   и   фиксирую   новые   убийства.
−Ничего   не   могу   сказать, − заявил   под   конец   Серж   и   отключил   связь.
На   шахматной   доске   стала   вырисовываться   интересная   позиция.  Что бы   выиграть   партию,  чёрные   просто   подставили   своего   ферзя.  Однако   дело   происходило   в   центре   поля.  Значит,  если  «подставу»  проигнорировать,  будет   ещё   хуже!   Знакомый   почерк,  мрачно   подумал   Джон.  Но   неужели   этот   бошв   и   тот  «суицидник»  являются   всего   лишь  «наживкой»?
Джон   хотел   с   ненавистью   оттолкнуть   партию,  как   вдруг   заметил   белую   пешку,  стоящую   в   противоположном   конце   шахматной   доски.  Если   её   двинуть,  ситуация   на   поле   резко   преобразится.  Это – скел.  Стоп!  Скел   был   раньше   второго   бошва.  А   я   его   убил…  Убил?
Чувствуя,  что   сходит   с   ума,  Джон   лёг   спать…
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   4
 
И   снился   Джону   сон:
В   каком-то   странном   большом   помещении   без   окон,  освещаемом   только   искусственным   светом,  за   широким   столом   прямоугольной,  но   ломаной   формы,  расчерченной   в   крупную   клеточку   белого   цвета   чёрной   окантовкой,  в   удобных   креслах   сидят   известные   снукеристы   прошлого.  В   обычных  (для   себя)   нарядных   формах.  На   столе,  однако,  не   снукерные   шары,  а   разнообразные   фигуры,  похожие   на   шахматные.  При   чём,  не   двух,  а   пяти – шести   цветов.
Стол   символизирует   мировую   геополитическую   карту,  почему-то   догадался   Джон,  фигуры – разных   политических   деятелей   прошлого,  властителей,  пассионариев   и   народы.  А   они – масоны   Главной   Ложи – вот   уже   тысячи   лет,  сменяя   друг   друга,  разыгрывают   партию   нашей   жизни.
Время   от   времени,  после   окончания   очередной   партии,  один   из   Мастеров   вставал   и   тихо   отходил   в   дальний   угол,  где,  развалившись   в   кресле,  в   полутемноте   возлежала   обнажённая   юная   красавица   с   одной   маской   на   глазах.  Мастер   должен   был   встать   перед   ней   на   колени   и   молча   поцеловать   её   туда,  где   она   задумывала.  Если   Мастер   не   угадывал,  Игра   начиналась   заново.  Если   же   Дама   кивком   головы   или   другим   каким-нибудь   движением   давала   понять,  что   Мастер   угадал,  то   перед   началом   новой   партии   Мастера   отдавали   распоряжения   за   пределы   помещения,  в   соответствии   с   этими   распоряжениями   меняя   геополитический   расклад   и   весь   мир,  уходили   по   домам,  а   на   их   место   садились   другие   Мастера.  Менялись   и   девушки,  выходя   и   заходя   через   другой   ход. 
Джон   Грей   проснулся   с   мыслью,  что   такого   не   может   быть.  Но   в   этом   что-то   есть.  Судьбы   мира   не   могут   зависеть   от   какой-то   масонской   непонятной   игры!  В   конце   концов,  Джон   сам   масон   и,  конечно,  знает   наверняка,  что   масоны   первыми   стали   ратовать   за   демократизацию,  подспудно   утверждая,  что   каждая   пешка   может   стать   ферзём,  каждый   человек   мог   влиять   на   ход   истории.  А   всякая  «масонская   мистика»  предназначалась   для   отвода   глаз   сторонников   института   государства!  Пусть   короли   да   президенты   считают   нас   простачками.
Но,  с   другой   стороны,  масоны   всегда   держали   руку   на   пульсе.  Однажды   взвалив   на   себя   ответственность   за   доведение   мироустройства   до   безгосударственной   системы,  они   всегда   вмешивались,  если   что-то   шло   не   так.
Но   какой   смысл   был   устраивать   массовую   бойню   здесь   и   сейчас? – думал   Джон   за   завтраком.  Масоны   никогда   не   гнушались   средствами   достижения   цели,  но   ведь   эта   цель   была   достигнута!  Или   нет?
Джон   не   знал,  что   и   думать.  Альтернативой   этой   версии   происходящего   на   базе   может   быть   только   одна:  попытка   установить   власть   мафии.  Но   никаких   предпосылок   для   этого   нет   и   быть   не   может!  Банды,  шайки,  разбойники – они   все   возникали   как   ответ   ничем   не   ограниченной   власти.  Ведь   люди   всегда   хотели   жить   хорошо.  Однако   вот   уже   несколько   миллионов   лет   люди   живут,  как   хотят.  Они   давным-давно   интересуются   не   проблемами   выживания   и   быта,  а   космологией,  искусством,  наукой   и   прочими  «несерьёзными   вещами».
С   другой   стороны,  полтора   века   назад,  отправляя   Джона   на   задание,  Главный   Мастер   упомянул,  что   это   не   последняя,   а   предпоследняя   задача   масонов   перед   самороспуском.  Что   это   значит?  Какая   ещё   может   быть   задача   у   потомков   тамплиеров?
Джон   набрал   номер.  Другой,  но   тоже   тайный.  Возникла   маска.
−Мастер,  я   не   понимаю.
−Что   не   понимаешь?
−Как   у   Вертинского:  я   не   знаю,  зачем   и   кому   это   нужно? – и   Джон   пересказал   Мастеру   свой   сон   и   последующие   мысли.
−Ты   мне   звонишь,  что бы   песни   петь,  сны   пересказывать   или   философствовать? −  спросил   Мастер.
−Что бы   понять,  какого   я   тут   делаю.
−Преступления   раскрываешь, − безапелляционно   заявил   Мастер.
−Я   в   этом   не   уверен.
−Ты   раскроешь   это   преступление! − убеждённо   сказал   Мастер.
−Следует   ли   это   понимать,  что   моя   последняя   догадка   верна?
−Ты   на   шаг   ближе   к   истине.
−Мастер,  ты   сейчас   понял,  что   сказал? – возмутился   Джон. – Я   не   хочу   иметь   дело   с   преступной   организацией!
−Я   сказал:  ты   НА   ШАГ   БЛИЖЕ   к   истине!  Я   не   сказал,  что   это – последний   шаг.  Не   обвиняй   братьев   своих.
−Такой   заповеди   нет! – гневно   вскрикнул   Джон. – Я   выхожу   из   игры.
−Это   не   заповедь.  Это – совет, − сказал   Мастер,  сменив   позу   в   кресле. – А   выйти   из   игры   ты   не   сможешь.  Потому   что   мы   уже   победили.  Игра   кончилась!
−В   таком   случае,  что   я   здесь   делаю?
−Свой   последний   ход.  Но   помни   одно:  не   всё   так   просто,  как   кажется!
В   гневе   Джон   отключил   фон   и   долго,  как   загнанный   в   клетку   тигр,  метался   по   комнате.  Разговор   с   Главным   Мастером   Последней   ложи   не   разъяснил,  а   ещё   больше   запутал   ситуацию.  Что   означали   его   слова  «на   шаг   ближе   к   истине»?  Сколько   шагов   вообще   осталось,  если   игра   кончилась?  Почему   я   не   могу   выйти   из   игры?  Почему   Мастер   не   снимает   маску?
Допустим,  размышлял   Джон,  я   не   могу   выйти   из   игры,  потому   что   это   чёртово   расследование   и   есть   мой   последний   ход.  Что   это   значит?  Меня   убьют   или   выставят   на   посмешище?  Я   раскрою   след   последней   банды?  А   при   чём   здесь   масоны?
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   5
 
Дверь   отворилась.  Первое,  что   бросилось   в   глаза   Пашке – огромный   букет   цветов   и   джинсы   с   чёрными   ботинками.  Спустя   мгновение   Джон,  отодвинув   букет   в   сторону,  разочаровано   спросил:
−А   где   твоя   мама?
−Мама   ещё   не   пришла, − сообщил   Пашка. – Сейчас   должна   подойти.  Это   ей? – кивнул   мальчик   на   букет.
−Да, − честно   сказал   Джон. – А   ты   что,  против?
−Пока   нет.
−Спасибо,  это   уже   не   мало.  Так,  куда   ставим   цветы?
−Наверно,  сюда, − показал   Пашка   на   какую-то   вазу. – А   где   Бобик?
−Бобик   на   задании, − совершенно   серьёзно   ответил   Джон.
−Как   на   задании?  Один?
−Им   телепатически   руководит   Сью.
−Неправда! – вскричал   мальчик. – Вы   с   мамой   сговорились,  что бы   избавиться   от   пёсика!
Джон   как-то   безвольно   плюхнулся   на   диван:
−К   сожалению,  правда.  Я   в   полном   тупике.  Я   не   знаю,  что   делать?  Так   вот,  Сью   и   Бобик   патрулируют   по   базе.  Хотя   сами   не   знают,  что   искать.
−Как   это  «не   знают»?  бошвов!
Поставив   локти   на   колени,  Джон   закрыл   лицо   ладонями:
−Если   бы   всё   было   так   просто!  Бошвов   больше   нет,  даркометр   их   не   фиксирует,  а   какая-то   сволочь   продолжает   уничтожать   и   уничтожать   людей!  Кому   это   нужно?
−Как   кому?  Маньякам!
−Последний   маньяк   был   ликвидирован   семь   тысяч   лет   назад, − проинформировал   Джон. − Мастера   регенерации,  допустившего   появление   этого   урода,  навсегда   лишили   права   занимать   подобную   должность…  Стоп,  это   идея!
Джон   опустил   руки   и   достал   фон.
−Какая   идея? – загорелся   Пашка.
−Одна   из   многих, − сразу   остудил   Джон. – Я   думаю,  этот   бывший   мастер   запросто   мог   затаить   обиду.  Включаем   Сеть.
−Оригинальнее   ухаживания   ещё   не   было, − раздался   сзади   иронический   голос   Лоры.
−Ой,  простите!  Идея   неожиданно   пришла, − быстро   пробормотал   Джон   вошедшей   хозяйке. – Если   мешаю,  могу   уйти   к   себе.
−Ну,  что   Вы!  Располагайтесь.  Кстати,  в   позапрошлом   цикле   я   была   системным   администратором   и   программистом,  могу   помочь.
−Да? – искренно   удивился   Джон. – Ну,  присоединяйтесь!
−Тогда,   мужики,  отодвигаем   стол   в   угол!
−Зачем? – спросил   Пашка,  охотно   присоединившись   к   суете.
−Современную   Сеть   можно   раскинуть   на   всё   рабочее   пространство.  Да   ещё   для   безграничного   количества   Пользователей.
−Я   слышал   об   этом,  но   не   знал,  как   это   делается, − признался   Джон.
−Так,  что   мы   ищем?
−Участок   регенерации   501 – 623А,  32 563   год   Прошлой   Эры,  перечень   мастеров   регенерации…
Жизнь – штука   интересная.  Другой   вопрос,  что   не   всегда   этот   интерес   имеет   положительный   знак.  В   данном   случае,  всё   срослось:  не   смотря   на   обилие   сайтов   и   поисковых   систем,  не   смотря   на   то,  что   Пол   Стивенсон   действительно  «прятал   концы   в   воду»,  втроём   они   быстро   отыскали   нужную   информацию.  Джон   был   рад,  что   два   билета   в   5D – кинотеатр   не   пропали.
Да,  как   ни   странно,  уставшего   Джона   больше   тянуло   в   кинотеатр.  Такое   бывает:  время   от   времени   у   того   или   иного   самца  «сносит   крышу».  Весь   мир   тогда   вдруг   предстаёт   в   романтических   тонах.  А   какой-то   там   Стивенсон   подождёт!  На   тот   момент   Джона   как   будто   не   волновало   ничего,  кроме   самой   прекрасной   девушки   в   мире.  Он   давно   снял   стереоочки   и   обонятельные   рецепторы.  Его   взгляд   настолько   сильно   впивался   в   стан   своей   спутницы,  что   её   неожиданный   вопрос   застал   его   врасплох:
−Джонни,  ты   где?
Ох,  уж   этот  «эффект   присутствия   отсутствия»,  сожалея,  подумал   Джон.
−Я   здесь.
−Но   я   тебя   не   вижу.
−Потому   что   я   снял   эти   дурацкие   очки   и   отключил   рецепторы.  Смотрю   на   твою   косу   и   спину.
−Но   я   не   чувствую   твоего   взгляда!  Ты   думаешь   о   своём   деле?
−Честное   слово,  меня   больше   ничего   не   занимает, − ответил   Джон. – Только   ты   и   дело.
Лора   медленно   сняла   стереоочки,  одела   свои,  сняла   рецепторы   и   произнесла:
−Ты – хам   или   циник?
Только   скандала   мне   не   хватало!
−Почему   ты   так   думаешь?
−Потому   что   ты   только   что   сравнил   меня   со   своим   делом.  Значит,  я   тебе  «про   между   прочим»?
−Ничего   подобного!  Не   накручивай!  Ты   мне – новый   стимул   жить.  А   всяких   ловеласов   тебе   не   нужно.  Тебе   Пашку   надо   поднять.
−Ах,  вот   ты   как   обо   мне   думаешь!
В   следующее   мгновение   Лора   уже   бежала   по   бесконечным   коридорам    базы.  Джон   гнался   за   ней   с   дикими   криками:
−Стой,  Лора!  Стой!  Да   люблю   я   тебя,  поверь!
Погоня   была   бы   долгой.  Но   вдруг   Джон   перестал   слышать   её   шаги.  Чувствуя   что-то   неладное,  Джон   схватился   за   кобуру   бластера   в   боковом   кармане.  Точно!  Кипящий   уже   тройной   злобой   Джон,  свернув   за   поворот,  увидел   очередную   жертву.  Над   перерезанным   ножом   по   горлу   телом   застывшей   статуей   стояла   Лора.
−Он   дышит! – коротко   заметил   Джон. − Займись   им!  А   я   за   убийцей.
Откуда   у   Джона   взялись   силы?  Скорее   всего,  это   был   мощный   выброс   адреналина.  Однако   так   или   иначе,  Джон   Грей   на   этот   раз   догнал   убийцу   живым!  Ещё   мгновение,  прыжок   десантника,  руки – за   спину,  дуло – в   затылок   и:
−А   ну,  говори,  сволочь,  кто   тебя   послал!?  Кто   вас   всех   посылает!?
−Никто   меня   не   посылал.  Я   сам   по   себе, − залепетал   задержанный   и   тут   же   его   лоб   поцеловался   с   горячим   полом:
−Ответ   неправильный.  Не   хочешь   по-хорошему – ответишь   по-плохому.  Ползи!
−Больно!
−Больно – значит,  живой!  А   ну,  ползи!
−Я   колени   содрал.
−Ещё   слово – и   собственный   скальп   сдерёшь.
Джон   понимал,  что   каждый   метр   на   содранных   коленях   лишает   преступника   воли   и   сил.  А   гнал   он   преступника   в   коридор   777,  в   номер   с   порталом,  дальше – на   Овелан,  к   Сержу.  Доведя   конвоируемого   до   портала   на   коленях,  Джон   заставил   бедолагу   снять   обувь   и   носки   и   буквально   марш-броском   погнал   по   каменистой   тропе   к   Сержу.
−Принимай! – сказал   он   Сержу,  демонстративно   ударив   парня   по   затылку. – Не   выдаёт   сообщников   по-хорошему.
−Что-то   ты   его   совсем  «разукрасил», − оценил  «работу»  Серж. – За   такое  «тату»  и   отсидеть   можно.  Что   он   должен   сказать?
−Кто   его   послал?
−Никто   меня   не   посылал!!! – закричал   бедолага. – Что   ты   ко   мне   пристал!
Отвесив   очередной   подзатыльник,  Джон   зловеще   прошептал   на   ушко:
−Я   с   тобой  «на   брудершафт»  не   пил.
И   ушёл.
Джон   уходил   спокойно,  никуда   не   торопясь.  И   только   скрывшись   за   поворотом,  Джон   прибавил   ход   после   того,  как   услышал   очередной   вскрик.  Всё-таки   они   с   Сержем   понимали   друг   друга   без   слов;  попритворявшись  «добрым   полицейским»  в   присутствии   Джона,  он   тут   же   сменил   тактику,  став   злым   и   жестоким.  Как   и   было   запланировано   друзьями   без   слов.
На   этот   раз   искать   и   собирать   улики   не   было   никакой   необходимости.  На   первый   взгляд.  Жертву   преступления   сразу   отправили   в   медико-реабилитационный   сектор.  Парень   был   без   сознания,  но   когда   очнётся,  возможно,  кое-что   сможет   рассказать.  Однако   Джон,  уставив   в   бока   свои   руки,  почему-то   встал   и   долго   думал   над   местом   преступления.  Мало   того,  Джон   опять   медленно   стал   зачем-то   на   колени.  И   тут   он   почувствовал   металлический   холодок   ствола   на   затылке.
−Руки   вверх!
Это   уже   начинало   надоедать.  Встроенный   даркометр   вновь   сигнализировал,  что   сзади   стоял   не   бошв.  Поэтому,  вспомнив   цикл,  отданный   десантуре,  Джон   внезапно   перекувыркнулся   через   голову   вперёд,  носком   одного   ботинка   выбив   бластер   из   рук   вверх,  а   второго   угодив   напавшему   между   ног.  Нападающий   резко   согнулся   от   боли.  В   этот   момент   острой   бритвой   ребро   руки   Джона   врезалось   в   голову.  Спустя   полчаса   в   ангаре   Сержа   валялось   уже    два   тела.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   6
 
Как   полагал   Джон,   день   был   испорчен   окончательно.  Ведь   за   миллионы   лет   Последнего   летоисчисления,  когда   всю   предыдущую   историю   стали   считать   предысторией,  стало   казаться,  что   никаких   предпосылок   для   организованной   преступности   уже   нет.  И   вдруг   на   его   базе,  которой   он   отдал,  можно   сказать,  полтора   века,  творится   чёрт   те   что!
Побродив,  как   неприкаянный,  по   бесконечным   коридорам   базы   глубокого   залегания   Б13-001А,  Джон   Грей   сам   не   заметил,  как   оказался   возле   знакомой,  пусть   и   стандартной,  двери   номера.  «Нет,  Лора!  Ты   мне   нужна!  Ты,  а   не   эта   чёртова   работа.  Любая   работа – это   средство   существования   между   чем-то.  Самая   интересная   работа   не   может   заменить   человеческой   близости.  И   потому,  Лора,  я   иду   к   тебе!»
На   этот   раз   дверь   открыла   сама   Лора.  Почему-то   не   ожидавший   такого   оборота   Джон   глупо   спросил:
−А   где   Пашка?
−Вы   все,  детективы,  такие   ненормальные   или   через   одного? – иронично   спросила   Лора. – Зачем   тебе   мой   Пашка?
Она   сказала  «тебе»!  Вместе   с   не   высказываемой   радостью   у   Джона   загорелись   щёки.
−Просто   я   хотел   пригласить   вас   обоих   жить   к   себе,  на   Землю,  в   свою   холостяцкую   берлогу.
−А   разве   Земля   ещё   существует?
Второстепенная   беседа   позволяла   откладывать   главное,  позволяя   продлевать   такое   ненадёжное,  такое   хрустальное,  такое   нежно-прозрачное   счастье.
−Оставшимся   землянам   удалось   уже   после   отлёта   всех   колонистов   найти   способ   транспортировать   Землю   в   другую   часть   Вселенной.  А   сейчас    выяснилось,  что   до   этого    сектора   Вселенной   чудовище   просто   не   добралось.  Так   где   Пашка?
−Он   в   школе.  Потом   пойдёт   на   лечение.
−Это   хорошо, − гипнотически   продышал   Джон.
−Хорошо?  В   каком   смысле?
В   следующий   миг   ножки   миниатюрной   Лоры   неожиданно   ожидаемо   оторвались   от   пола   и   невесомо   поплыли   в   сторону   выхода.  Это   Джон   подхватил   её   на   руки,  словно   пушинку.
−По   всей   Вселенной   я   искал   тебя, − громким   шёпотом   пропел   Джон   на   мотив  «Призрака   оперы».
−Куда   ты   меня   несёшь?
−К   себе.  К   себе   в   номер   только   потому,  что   мне   кажется,  что   дело   ещё   не   закончено.  А   так   я   унесу   тебя   к   себе   домой.
И,  уж,  совсем   неожиданно   Лора   расслабилась   и   её   голова   безвольно   опустилась   Джону   на   плечо.
В   первое   мгновение   Джона   передёрнуло   от   холодной   мысли:  «Как   же   они   все   похожи!».  Он   сразу   вспомнил,  что   точно   такие   же   жесты   были   у   всех   его   женщин.  «Но   ведь   это   мне   нравится!», − подумал   Джон.  Это   мне   нравится,  но   я   их   всех   потерял.
−Только   обещай, − шептал   Джон, − только   обещай,  что   не   покинешь   меня.  Только   обещай,  что   твои   шёлковые   волосы   всегда,  всегда   будут   касаться   моих   плеч,  как   сейчас.  Обещай   каждое   утро   просыпаться   со   мной – и   всё   у   нас   будет!
−В   том   числе   и   скандалы? – не   открывая   глаз,  спросила   Лора.
−Думаю,  вчерашнего   хватит, − поддержал   шутку   Джон.
−Тогда   торжественно   обещаю.
−Спасибо, − на   полном   серьёзе   выдохнул   Джон.
−Так   что   мы   скажем   Пашке?
−Всё,  как   есть.  Он   против   меня,  вроде,  не   возражает.  Передам   СМС,  что б   не   беспокоился.
−Ах,  вы   уже   сговорились?  Так-так!  И   за   сколько   он   продал   меня?
−За   Бобика, − шепнул   Джон,  тут   же   поцеловав   любимую   в   ушко.
Почему,  почему   человек   не   может   жить   без   любви?  Даже   ещё   не   понимая,  что   любит,  он   уже   способен   на   всё.  Даже   если   ему   просто   так   кажется.  Когда   же   это   происходит   осознанно,  человек,  кажется,  в   состоянии   сдвинуть   не   только   Землю   без   рычага,  но   и   саму   Вселенную!
И,  напротив,  когда   человек   теряет   всё,  что   любил   в   этой   жизни,  осознанно   или   не   осознанно,  он   теряет   к   этой   жизни   всякий   интерес.  Феномен   некоторых   революционеров,  подвижников,  деятелей   культуры   видимо   заключается   в   том,  что   у   них   образуются   какие-то   иные,  ненормальные   пристрастия.  Может   быть,  это   ненормально,  но,  кто   знает,  может,  поэтому   они   и   могли   двигать   прогресс   вперёд   либо   назад?
Жизнь   в   далёком   будущем   должна   быть   бесконечной.  Это – постулат   многих   футурологов,  фантастов   и   т. д.  Но   имеет   ли   она   смысл,  если   там   не   будет   любви?  Навряд   ли.
С   точки   зрения   современных   людей   то,  что   сделали   Джон   и   Лора,  походит   на   измену.  Но   кому?  За   полтора   века   скрытого   ото   всех   траура   Джон   настолько   устал   от   пресно-одинокой   жизни,  что   потерял   к   ней   даже   видимый   интерес!  Лору   же   её   бывший   умудрился   бросить   ещё   до   своей   регенерации,  состоявшейся   вскоре   после   свадьбы.  А   проблема   с   детьми   в   будущем   априори   решена.  И   получается,  что   здесь   ни   Джон,  ни   Лора   ничего   не   нарушали.
Они   ничего   не   нарушили.  Они   просто   провели   страстную,  безумную   ночь   любви.  Ночь,  когда   свеча   горела   на   столе,  а   бесконечный   космос   пел   для   них   свои   самые   прекрасные   мелодии.  Ночь,  когда   внутренняя   гармония   полностью   совпала   с   внешней.
Успокойся,  Джон!  Ты – человек   будущего.  Ты   будешь   жить   вечно.  Если   не   убьют.  Или   если   не   погибнешь   в   какой-нибудь   катастрофе.  Где-то   там,  глубоко   в   своей   бездонной   кубитной   памяти,  ты   всегда   будешь   снова   и   снова   переживать   все   свои   потери.  И   не   потому,  что   это – твой   удел,  а   потому,  что   ты   сам   хочешь   сохранить   память   о   себе.  Не   познав   горького,  не   оценишь   сладкого.  А   раз   ты   выбрал   свой   крест − успокойся!
И   пусть   прекрасное   утро   с   ощущением   самой   Нежности   под   твоей   ладонью   будет   не   последним!
avatar
  • Valex
  • 0
Часть   5.
ГЛАВА   1
Серж   был   почти   не   прав.  Пол   Стивенсон   не   обиделся   за   то,  что   его   отстранили   от   работы   мастером   регенерации.  Он   обиделся   на   самого   себя.  После   того,  как   выяснилось,  что   он,  Пол   Стивенсон,  из   нормального   человека   регенировал   опасного   маньяка,  он   не   просто   долго   не   мог   прийти   в   себя.  Пол   бесконечно   проверял   и   перепроверял   свои   расчёты   и   работу   регенерационной   камеры.  Ещё   перед   отстранением   знавшие   его   люди   не   раз   говорили   ему:  успокойся,  Пол!  Со   всеми   может   произойти   подобная   ошибка.  В   ответ   он   резонно   говорил:
−Я    не   космонавта   поваром   сделал.  Я   нормального   человека   в   маньяка   превратил.  Нет   мне   прощения!
С   точки   зрения   наших   современников − самоедство   неслыханное!  Однако   надо   исходить   из   того,  что   если   количество   положительных   пассионариев   не   будет   увеличиваться   год   от   года,  ни   о   каком   будущем   и   речи   быть   не   может!  Пол   действительно   мог   быть   хорошим   парнем   на   тот   момент   времени.  Вопрос – что   могло   произойти   с   ним   потом?  
А   потом   на   него   положили   глаз   масоны   Последней   Ложи.  Этот   случай – прямое   подтверждение   тому,  что   люди   не   боги:  то   ли   масоны   ошиблись   со   своим   новым   членом,  то   ли   так   кем-то   было   запланировано – теперь   уже   нечего   гадать.  Да   только   случилось   так,  что   было   решено   отправить   Пола   разведчиком   на   Коуш   под   маской   Кардинала   Круглианской   церкви.  Коуш – планета   с   отсталой   цивилизацией,  которая   охотно   повторяла,  тем   не   менее,  судьбу   цивилизации   землян.  Разница   была   в   том,  что   Круглианская   церковь – аналог   католической – обладала   безраздельной   монополией   по   всей   планете.  Потому   и   Кардиналы   этой   планеты   жили   богаче   любого   короля   или   императора!  При   этом   они   должны   были   прислуживать   Папе   Круглианскому,  который   был   на   порядок   богаче   любого   Кардинала!
Вот   тут   у   Пола   Стивенсона  «крыша   и   поехала».  «Послужив»  немножко   в    столь   контрастном   мире,  Пол   начинал   уже   подумывать:  а   чем   я   хуже?  Почему   я   не   могу   обладать   такой   же   властью,  только   не   на   богиней   забытом   Коуше,  а   по   всей   Вселенной?  Что,  люди   против?  Да   кто   вам   сказал? – вон,  как   пятки   лижут!  Аж   в   очередь   по   утрам   становятся!
Сначала   это   была   злость.  Злость   на   весь   человеческий   род,  готовый   при   случае   вылизывать   зад   любому   идиоту,  обладающему   властью.  Злость   на   отказ   человечества   жить   своим   умом.  Злость   на   то,  что   люди   готовы   повиноваться   кому   угодно,  особенно   когда   у   них   есть,  что   поесть.  Какого   чёрта,  думал   он,  проклинаемые   поколения   масонов   вели   столь   жестокую   игру   против   власти?  Что б   вот   эта   девчушка,  что   принесла   мне   завтрак,  снова   целовала   мне   вонючие   ноги   за   сомнительное  «счастье»  покормить   своего   Господина?
Вот   тогда   у   Пола   возник   самый   коварный   замысел:  проверить,  насколько   на   самом   деле   люди   готовы   жить   своим   умом?  Для   этого   он   и   задумал   поставить   перед   людьми   вопрос   о   возрождении   института   государства.  Ему   не   важно   было,  кто   станет   главой   нового   вселенского   государства;  он,  не   он,  король,  император,  президент,  парламент – какая   разница?  Главное – убедить   людей   в   своей   правоте.  Показать   им   всю   свою   несостоятельность.  Или   наоборот,  избавить   себя   от   некой   параноидальной   идеи.
Лучший   способ   убеждения – это   испуг. Запугать   людей   мнимой   беспомощностью.  Решить   за   них   их   проблемы.  Поставить   их   на   место.  За   миллионы   лет   люди   научились   самостоятельно   решать   практически   все   проблемы,  но   они   решили,  что   многие   проблемы   уже   решённые.  На   этом   и   сыграл   Пол.
Вот   уже   много-много   миллионов   лет   90%   миров   практически   не   ведали   криминала.  На   этом   и   решил   сыграть   Пол:  специалисты   по   уголовным   делам   остались   только   в   отсталых   мирах,  которые   подчас   понятия   не   имели   о   существовании   безбрежного   космоса.  Единственным   подходящим   специалистом   этого   мира   был   Джон   Рабинович   Грей   Иванковский.  Пол   об   этом   знал,  ведь,  официально   распустившись,  масоны   оставили   очень   небольшую,  компактную   ложу   на   всякий   непредвиденный   случай,  узнать,  кто   есть   кто,  в   этой   ложе   не   представляло   особых   трудов.  Но   Джон   никогда   не   раскрывал   реальных   убийств,  тем   более – мафии!
Пола   всё   это   уже   устраивало.  Он   уже   готов   был   исчезнуть,  что б   начать   свою   Игру.  Но   ему   ещё   однажды   подфартило,  что   называется.
Однажды,  когда   Кардинал   Афры   уже   отходил   ко   сну,  выпроводив   последнего   служку,  в   его   покоях   внезапно   появился   довольно   самоуверенный   обнажённый   мужчина.  И   не   думая   круглить   да   причитать,  Пол   Стивенсон   сел   на   кровать   и   нагло   спросил:
−И   чё   ты   хотел   сказать,  мистер   Волкодав?
−Откуда   Вы   меня   знаете?  Я   ещё   не   представился!
−Да   твой   Овелан   масонам   уже   все   мозги   проел!  Не   только   твоя   банда   хорошо   работает.
avatar
  • Valex
  • 0
−Я   имею   честь   пригласить   Вас   к   себе, − без   обиняков   произнёс   тогда   Волкодав.
 
−Ух,  ты,  как   официально!  Как   какую-нибудь   VIP – персону! – весело   сыронизировал   Джон. – А   если   я   не   хочу?
−Мистер   Стивенсон,  у   нас   с   Вами   одна   цель.
Пол   демонстративно   лёг   в   постель,  укрылся   одеялом,  отвернулся   и   произнёс:
−Изыди,  сатана!  Ты   ошибся   адресом.
−Нет,  не   ошибся! – продолжал   настаивать   Волкодав. – Мы   можем   помочь   Вам   организовать   Вашу   мафию.  Мы    можем   сделать   так,  что б   Вы   исчезли   и   как   Кардинал   Афры,  и   как   Пол   Стивенсон.
−Сейчас   я   сам   сделаю   так,  что б   ты   исчез   и   как   Волкодав,  и   как   нудист,  забравшийся   ночью  в   спальню   священно-служащего!  Изыди!
Пол   блефовал.  Он   просто   набивал   себе   цену.  Подпространственная   банда   Волкодава   ему   действительно   была   не   нужна,  он   мог   обойтись   без   них.  А   потом,  если   Пол   станет  «у   руля»  нового   государства,  эту   банду   можно   будет   ликвидировать,  а   заслугу   в   ликвидации   приписать   себе.  Однако   если   эти   ожиревшие   от   чужих   слёз   коты   примут   участие   в   его   Игре   на   его   условиях,  это   было   бы   очень   неплохо!  Главное – не   дать   почувствовать   этому   ублюдку,  что   это – торг.
−Ладно,  Пол! – махнул   рукой   Волкодав. – Не   хотите – как   хотите.  Там,  в   двух   кварталах   за   углом,  лежит   бедолага,  как   две   капли   воды   похожий   на   Вас.  Если   пожелаете,  мы   можем   перенести   это   тело   сюда.  А   Вас   перебросим,  куда   скажете.
−Зачем   такие   сложности? – не   поворачиваясь,  буркнул   Пол. – Возьмите,  вон,  тряпки   с   пола   да   укройте   этого   бедняжку!  И   пусть   земля   будет   нашему   Кардиналу   пухом.  А   я   незаметно   исчезну   отсюда.
Так   Пол   Стивенсон   исчез.  Даже   в   Центре   подумали,  что   произошёл   несчастный   случай.  Но   прошло   ещё   немало   времени,  прежде   чем   появился   Пол   Робинсон.
Спустя   несколько   месяцев   на   территории   стран   Евры   вовсю   орудовала   банда   Дронгольц.  Приняв   это   имя,  Пол   придумал   себе   ещё   кличку – Серый   Отче.  Наглость   неслыханная!  Ведь   этим   обращением – Отче – именовались   только   пасторы   Круглианской   Церкви.  Полицейские   всех   континентальных   стран   ловили   банду   Серого   Отче,  но   безуспешно.  Потому   что   Дронгольц   действовал   как   Робин   Гуд;  грабил   богатых   и   всё   раздавал   бедным.  За   это   и   его,  и   членов   его   банды   крестьяне   и   горожане   укрывали   везде,  куда   бы   Дронгольц – Серый   Отче – не   добрался.  Учитывая   монопольную   власть   круглианцев,  когда   разрыв   между   богатыми   и   бедными   был   на   несколько   порядков   больше,  чем   на   Земле,  в   этом   не   было   ничего   необычного;  зажравшихся   властителей,  олигархов,  аристократов,  пастырей   ненавидели   уже   все   нормальные   люди.
Необычно   было   то,  что,  узнав   о   том,  что   Серый   Отче   ничего   из   награбленного   себе   не   берёт,  сами   бедняки   стали   предлагать   ему   оставлять   часть   награбленного   себе.  Сказка?  Увы,  нет.  Ведь   у   Стивенсона,  ставшего   Дронгольцем,  была   совсем   иная   цель.  Он   не   был   уже   альтруистом,  просто   его   не   интересовала   карьера   на   какой-то   отсталой   планете.  Пока   всё,  что   он   делал,  Пол   использовал   в   качестве   тренировки.  Тренировки   умения   управлять   людьми   и   собой.  Скрываться.  Нападать.  Побеждать.  Ну,  и   заодно – наводнять   спокойный   мир   хаосом.  Главарь   первой   на   Коуше   мафии   Серый   Отче   очень   хорошо   понимал   дестабилизирующие   последствия   своей   деятельности.  По   сути,  он   срывал   планы   масонов   по   мирной   смене   власти   и   религии   на   Коуше.  Но   дело   в   том,  что   оставаться   там   на   всю   жизнь   Пол   не   собирался.
Но   однажды   неожиданно   для   всех   Серый   Отче   чуть-чуть   изменил   своим   принципам.  Атаман   объяснил  своё   решение   забирать   10%   награбленного   себе   тем,  что   сами   члены   мафии   стали   откровенно   удивляться,  что   ничего   из   награбленного   им   не   достаётся.  Кроме   того,  если   раньше   Дронгольц   не   принимал   подарки   от  «спасаемых   от   голодной   смерти   бедняков»,  то   теперь   он   охотно   делал   это.
Ларчик   же   открывался   просто:  подходил   к   концу   очередной   цикл   Пола,  а   никакого   пункта   регенерации   на   Коуше   не   было.  Дронгольцу   нужно   было   исчезнуть.  И   в   одно   прекрасное   утро   атаман   исчез.
В   то   время   земляне   ещё   поддерживали   связь   с   Коушом    и,  в   принципе,  Пол   Стивенсон   мог  «легализоваться»  и   перейти   куда-нибудь   на   Землю   под   официальным   именем.  Но   пока   это   не   входило   в   его   планы.  Серый   Отче   просто   пересёк   несколько   плохо   охраняемых   границ   с   двумя – трёмя   сподвижниками   по   банде,  а   уже   на   пороге   земного   консульства   убил   сотоварищей,  когда   те   помогли   ему   тайно   проникнуть   в   здание.
Однако   переместился   он   не   на   Землю.  Пол   переместился   на   Овелан.  Он   помнил   этот   код   со   времён   своего   раннего   масонства,  когда   мастера   знакомили   нового   адепта   с   технологиями   тайного   влияния.  Никто  (и   сам   Пол)  не   мог   тогда   представить,  зачем   это   знание   может   понадобиться.  Когда   на   утро   служащие   консульства   обнаружили   у   входа   2   трупа,  а   на   портале   было   указано,  что   кто-то   проник   на   Овелан,  они   и   разбираться   не   стали.
А   Пол,  весело   посвистывая,  подходил   к   тому   домику,  где,  как   ему   тогда   сказали,  находился   компьютер   подпространственной   банды   Волкодава.  Он   вошёл,  увидел   компьютер   с   непонятными   знаками   на   клавишах,  уселся,  стал   тарабанить   по   всем   клавишам   без   разбора   и   услышал   за   спиной   знакомый   голос:
−А   чё   кнопки   ломаем?
Пол   обернулся   и   на   полном   серьёзе   сказал   Волкодаву:
−Ты   до   сих   пор   трусы   не   одел?  Ай-ай-ай!  Так   нельзя!  Такие   девочки   здесь   ходят!
−Они   не   девочки,  Пол,  а   мои   рабыни!  Это – мой   мир!  Что   хочу,  то   ворочу.
−А   сейчас, − утвердительно   сказал   Пол, − ты   очень   хочешь   меня   регенерировать.
−С   чего   это?  Я   не   мастер   регенерации.
−С   того,  что   иначе   твой   Золотой   Овелан   взлетит   на   воздух!  Я   заложил   под   эту   гору   ядерный   заряд.  Придут   Хозяева – горы   нет.  Уничтожат   Вселенную,  а   вместе   с   ней – твою   подпространственную  «малину».
−Ты   блефуешь!  Вместе   со   всем   этим   ты   уничтожишь   себя.  А   умирать   ты   не   хочешь.
−А   ты   проверь, − хитро   сказал   Пол   и    из   его   сжатой   руки   мягко   выскользнул   небольшой   уголок   флэшки.
Через   несколько   дней   в   одном   из   тибетских   дацанов   появился   новый   молодой   послушник.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   2
 
Чем   больше   Серж   углублялся   в   это   дело,  тем   больше   оно   ему   не   нравилось.
Сначала   было   простое   недоумение:  как   могло   случиться,  что   после   миллионов   лет   нормальной,  сытой,  спокойной   жизни   вдруг   кто-то   кого-то   убивает?  Кому   это   нужно,  или,  как   говорили   древние   римляне,  «кому   это   выгодно»?  Когда   же   сообщения   об   убийствах   на   космической   базе   глубокого   залегания   Б13-001А   стали   приходить   одно   за   другим,  Серж   буквально   схватился   за   голову!  Его   успокаивало   лишь   то,  что   по   ходу   расследования   некоторые   убийства,  сообщения   о   которых   приходили   преждевременно   в   силу   искажения   временного   континуума,  «отменялись».  Это   означало,  что   Джон   всё-таки   наступил   на   планы   преступников.
Когда   же   Сержу   стали   приходить   экспертные   данные   по   экспресс-анализам   Джона,  у   него   глаза   на   лоб   полезли;  выходило   так,  что   организатором   всех   убийств   мог   быть   директор   базы!  Зачем   это   ему   нужно?  Неужели   Пол   Стивенсон,  невесть   когда   сгинувший,  и   Пол   Робинсон – это   одно   и   то   же   лицо,  о   чём   упорно   говорят   распечатки   анализов   ДНК?  И   почему   убивают   кого   попало,  без   разбора,  без   системы?
Серж   не   раз   запрашивал   различные   институты   о   возможностях   клонирования,  подделки   дактилоскопии   и   прочих   уловках,  можно   ли   сделать   так,  что б   вообще   изменить   эти   неповторимые  «следы»?  Ответ   был   один   и   тот   же:  как   бы   преступники   ни   старались,  они   никогда   не   смогут   подставить    вместо   себя   другого   человека.  А   между   тем,  на   первой   жертве   и   на   теле  «самоубийцы»  обнаружены  «пальчики»  Робинсона.  Когда   это   он   успел   наследить,  не   выходя   из   кабинета?
О   том,  что   Пол   и   был   главарём   банды,  свидетельствовали   также   результаты   допросов   двух   живых   бандитов,  пойманных   Джоном.  На   их   беду,  оба   были   земноидами,  а,  уж,  как   обращаться   с   представителями   своей   расы,  Джон   и   Серж   знали   превосходно!  Друзьям   не   надо   было   договариваться,  что   с   ними   делать.  Джон,  в   принципе,  вёл   себя   с   арестованными   противозаконно,  антигуманно.  Но   Серж   понимал,  что   иначе   преступники   могли   выскользнуть   из-под   одиночного   конвоя   Джона,  ведь   путь   был   неблизким.  Поэтому   он   подыграл   своему   другу,  сперва   притворяясь   добрым   полицейским,  но   быстро   меняя   маску,  как   только   Джон   скрывался   за   поворотом.
Может   быть,  никакой   игры   в  «доброго   и   злого»  не   было   бы.  Однако   на   тот   момент   друзья   были   убеждены,  что   бандой,  скорее   всего,  руководят   бошвы,  а   фашистам,  под   какой   бы   маской   они   ни   скрывались,  никогда   никого   не   жаль!  Это   означало,  что   рано   или   поздно   бошвы   уничтожили   бы   двух   своих   же   людей,  попавших   в   западню.  Кроме   того,  вот   уже   миллионы   лет   не   было   необходимости   кого-то   допрашивать,  навык   гуманного   обращения   с   пленными   был   полностью   утерян.
Но   если   бандой   руководит   не   бошв,  а   земноид  (Пол   Робинсон),  тот   навряд   ли   доберётся   до   выдавших   его   членов   банды.  Тогда   осуждённые   вскоре   после   суда   могут   подать   кассационную   жалобу   на   действия   полиции  (то   бишь   Джона   с   Сержем).  Начнётся   разбирательство.   И   в   этом   случае   Серж   не   мог   поручиться,  что   Джон   не   наложит   на   себя   руки.  Он   прекрасно   знал   о   психологическом   состоянии   друга   в   последние   2   столетия.  В   то   же   время,  на   момент   этих   размышлений   Серж   ещё   не   знал,  что   Джон   сошёлся   с   Лорой   и   в   данную   минуту   восстанавливает   своё   душевное   равновесие,  спутавшись   с   Лорой   на   кровати   у   себя   дома.
Поэтому,  желая   поскорее   завершить  «эту   бодягу»,  Серж   набрал   фон.
−Только   начальство   может   звонить   в   такое   неурочное   время! – услышал   Серж   вместо   приветствия. – Да?
Серж   немного   удивился   и   смутился,  увидев   друга   на   его   кровати,  а   рядом – шикарную   копну   чьих-то   волос.
−Я   не   вовремя? – пробубнил   Серж.
−Ну,  что   ты!  В   самый   раз! – съязвил   Джон. – Заходи,  «грушей   для   битья»  будешь!
−Извините,  ребята,  не   знал.  Утром   перезвоню.  Я   думал,  ты   на   базе.
−Того,  кто   долго   думал,  мы   только   что   съели   и   легли   спать.  А   что   случилось?
−Да,  в   общем-то,  ничего.  Просто   я   хотел   немножечко   ускорить   это   дело.
−Каким   образом?
−Обработка   данных   ещё   не   окончена, − продолжал   Серж. – Но   всё   свидетельствует   за   то,  что   главарём   банды   является   Пол    Робинсон.  Я   хотел,  что б   ты   подтвердил   или   опроверг   это   и   арестовал   бы   его.
−Товарищ   Вышинский,  Вы   адресом   не   ошиблись?
−Не   понял?
−Серж,  я   не   намерен   заниматься  «заказными   делами»!
−Так   я   ж   тебе   предлагаю   сначала   доказать   или   опровергнуть,  а   потом,  уж,  действовать.
−Вот,  ты   и   доказывай!  А   я   отпуск   беру. – Джон   уже   хотел   отключить   фон.
−Я   не   могу, − сказал   Серж. – Я   сейчас   координирую   10   дел   одновременно.
−Ах,  ты   координатор!
−Мальчики, − пробубнила   Лора   спросонья,  не   поворачивая   головы, − только   не   ругайтесь!  Пашка   спит.
−Ну,  вот!  Мою   богиню   разбудил!  Друг   называется…
−Ещё   раз   извини,  Джон.  Утром   перезвоню.
Фон   отключился.  Джон   медленно   встал   с   постели   и   грузно   подошёл   к   креслу   и   плюхнулся   в   него.  «Так   грустно,  что   хочется   курить», − вспомнил   он   зачем-то   слова   одной   глупой   песенки   конца   двадцатого   века   Прошлого   летоисчисления.  Лола    повернула   голову   и   уставила   свои   бесконечно   глубокие   глаза   в   Джона.  Говори!
−Как   я   ненавижу   эту   базу!
−Не   правда, − сказала   Лора, − на   этой   базе   мы   с   тобой   встретились.
−Да, − начал   Джон, − без   любви   человек   жить   не   может.  Но   есть   одно  «но»…  Ты   слышала   о  «Прогрессе»?
−Это – авария,  в   которой   ты   потерял   всех   своих   близких?
−Да, − Джон   откинул   голову   на   спинку   кресла   и   тяжело   закрыл   глаза. – Это   случилось   после   защиты   диссертации   на   тему  «Обоснование   необходимости   создания   космических   баз   глубокого   залегания   в   центрах   межгалактической   решётчатой   структуры   пространства».  В   те   времена   эта   задача   казалась   настолько   неактуальной,  ненужной,   что   в   этом   сомневался   и   я.  Моя   задача   нужна   была   только   масонам.  Поэтому   защиту   я   праздновал   с   особым   размахом.  На   радостях   решили   прокатиться   по   Кольцу…  Далась   мне   эта   Млекомеда!
Джон   молчал   несколько   минут.  Молчал   и   тяжело   дышал.
−Я   хотел   всё   позабыть…  Серьёзно,  после   того,  как   иуреяне   вернули   меня   к   жизни,  я   хотел   всё   начать  «с   чистого   листа».
−Тогда   почему   не   соглашался   на   очистку   памяти   после   регенераций?  Невозможно   жить   вечно   с   таким   грузом.
На   самом   деле,  Джону   надоело   отвечать   на   этот   вопрос.  Он   не   знал,  что   ответить.  С   одной   стороны,  правильно;  будучи   писателем,  он   действительно   дорожил    сюжетами.  Но,  во-первых,  обо   всём,  что   мог,  Джон   давно   написал.  Во-вторых   же,  ему   никто   никогда   не   предлагал   стирать   всю   память,  ему   предлагали   её   очистить.  Хотя   жизнь   в   будущем   станет   практически   вечной,  никто   не   может   гарантировать,  что   не   будет   каких-то   ненужных   засорений   памяти.  Можно   и   нужно   помнить   факты   своей   жизни!  Но   зачем   помнить   неподъёмную   боль   души,  которая   не   даёт   спокойно   жить?
−В   старые   времена, − тяжело   вздохнул   Джон, − была   такая   библейская   притча.  Один   горемыка   долго   молил   Господа   бога   об   облегчении   своего   креста.  Однажды   ангел   взял   его   на   небо   и   показал   ему   какое-то   помещения,  где   хранились   самые   разнообразные   кресты.  «−Выбирай!».  Тот   долго   ходил,  смотрел   и   в   конце   концов,  выбрал   самый   маленький   крестик.  «−Так   это   твой   крест   и   есть!», − сказал   ангел.
Джон   снова   замолчал.
−Ты   считаешь,  это   твой   крест? – спросила   Лора.
−Я   ничего   не   считаю.  Я   устал   чего-то   считать.  Просто   в   первом   цикле,  ещё   в   детстве,  я   видел   ребят,  кому   было   ещё   тяжелее,  чем   мне.  Сейчас   и   у   них   жизнь   кипит…
−Джон,  иди   ко   мне!
−Если   б   ты   знала,  как   же   я   хочу   любить! – ответил   он   ей,  не  вставая   с   кресла. – Но   что   же   мне   делать   с   этим?
−Делай,  что   должно, − сказала   Она, − но   завтра!
Холодное,  звёздное   небо   нового   мира   заливалось   в   распахнутое   окно.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   3
 
Успешно   оттарабанив   в   тибетском   дацане   60   лет,  скромный   монах,  которого   когда-то   звали   Пол   Стивенсон,  покинул   Тибет   и   спустился   в   Индию.  В   этой   многоликой   и   многолюдной   стране   проще   всего   было   затеряться.  А   помощь   Волкодава   Полу   была   уже   не   нужна,  ведь   у   буддистов   он   научился   полностью   владеть   собой   и   мог   обмануть   любую   регенерационную   камеру.  Будучи    сам   мастером   регенерации,  Пол   не   нуждался   уже   в   чьих-то   услугах;  60   лет   назад   он   не   смог   бы   контролировать   себя   изнутри.  На   этот   раз   ему   осталось   улучшить   момент,  когда   какой-нибудь   мастер   захудалого   регенерационного   центра   куда-нибудь   отлучится   и   быстренько   омолодиться.  Что   он   и   сделал   в   какой-то   деревеньке   однажды   ночью.  Так   на   Свет   появился   некто   Пол   Джапрапутра   Нельсон.  Второе   имя   он   выбрал  «для   прикола».
Дальше   всё   просто,  вспоминал   директор   базы   глубокого   залегания   Б13-001А;  некто   Нельсон   уже   собирался   пешком   пересечь   Индию   в   поисках   портала,  но,  пройдя   несколько   километров,  он   обнаружил   брошенный   гравилёт.  Недолго   думая,  Пол   сел   в   него   и   полетел   в   Европу.  В   те   времена   по   небу   уже   никто   не   летал,  ведь   в   каждом   населённом   пункте   был   как   минимум   один   портал.  Только   для   того,  что б  «не   засветиться»,  Пол   хотел   пешком   перейти   Индию   и   только   там   нырнуть   в   портал.  Но   раз   подвернулся   брошенный   гравилёт…
Небо,  облака,  звёзды,  горы – всё   летало   вокруг   молодого   и   романтичного   Нельсона,  кружась   в   не   мысленном   вальсе.  Ведь   Пол   то   и   дело   переворачивался,  обозревая   эту   вечную   красоту   жизни.  Казалось   бы,  как,  ну,  как   из   этого   отпетого   романтика   мог   появится   такой   же   отпетый   негодяй?
Да   в   том-то   и   дело,  что   не   был   Пол    негодяем!  Негодяями   не   рождаются,  ими   становятся.  Во   все   времена   негодяями   становились   под   давлением   внешних   обстоятельств.  Становились   не   все,  это   правда.  Как   правда   и   то,  что   в   будущем,  о   котором   стὁит   писать,  таких   личностей   априори   должно   быть   меньше   и   меньше.
Нормальная   идея-фикс,  овладевшая   Полом   ещё   на   Коуше,  как   ни   странно,  не   противоречила   нынешним   ощущениям   вечного   счастья.  Достойно   ли   человечество   этого   неба,  этих   звёзд,  этого   лёгкого   ветерка   в   боковые   раскрытые   окошки?  Почему   именно   в   эти   мгновения   кто-то   кого-то   давит,  топчет,  ставит   в   позу   краба   и   думает,  что   так   и   должно   быть?
Поэтому,  прилетев   в   старушку-Европу,  Пол   продолжал   действовать   планомерно.  Сначала   устроился   поваром   в   каком-то   заштатном   ресторане.  Потом   стал   сколачивать   банду.  На   основе   банды   создал   последнюю   мафию,  которая   не   занималась   ни   убийствами,  ни   грабежами…  Пол   внушил   всем,  что   это   просто – ролевая   игра.  Беспрекословного   подчинения   ему,  дескать,  было   достаточно.  На   самом   деле,  внутри   всё   расширяющейся   мафии   Пол   искал   самых   раболепных   душ,  превращая   их   в   самый   надёжный   оплот   своим   замыслам.
Следующим   шагом   этого   злого   гения   или   гениального   злодея   было   вступление   в   ряды   масонов.  На   самом   деле,  обычно   масоны   сами   выбирают   своих   адептов.  Но   Нельсон – бывший   Стивенсон – знал   все   критерии   такого   отбора.  Кроме   того,  Полу   несколько   раз   встречались   знакомые   по   позапрошлой   жизни   масоны,  с   которыми   он   обменивался   тайными   приветствиями.  Пола   не   интересовало,  удивляются   они   или   нет.  Главное – эффект   достигался.  Медленно   и   постепенно.  Шаг   за   шагом.  Этому   отправить   электронку,  неизвестно   от   кого.  Другой   получает  «странную   посылку».  Третий   видит   человека   в   белых   перчатках.  И – вот   он,  масон   низшего   разряда   Последней   ложи!
Восхождение   к   вершинам   власти   было   постепенным,  долгим,  но   Пола   это   не   волновало:  чем   позже   пройдёт   его   проверка,  тем   будет   легче.  Если   Пол   прав,  скорее   всего,  он   и   станет   правителем   нового   мира.  А   если   не   прав,  его   никто   не  «достанет».  А   пока   он   просто   добросовестно   исполнял   всё,  что   ему   поручалось,  скромно   принимая   благодарности,  не   пропуская   ни   одной   карьерной   ступеньки   внутри   ложи.
Когда   Пол   достиг   уровня   среднего   звена,  под   его   руководством   были   уже   две   планеты   на   окраине   Вселенной.  При   чём,  он   сделал   так,  что   об   одной   из   них   не   было   известно   никому.  Там,  вдали   от   всех,  он,   по   сути,  выводил   себе   расу   рабов,  готовых   на   всё.
Дверь   раздвинулась.  Миловидная   секретарша   вошла   в   кабинет   директора,  оглянулась,  дверь   затворилась,  после   чего   она   ещё   раз   оглянулась,  встала   на   колени   и   сказала:
−О,  любимый   Хозяин!  Он   снова   здесь!
−Кто? – подчёркнуто   ровно   спросил   Пол.
− Джон   Рабинович   Грей   Иванковский,  о,  ненаглядный   мой!
−Значит,  кончилась   игра, − спокойно   поставил   точку   Пол. – Быстро   они   меня   вычислили.
−А   Вы   уверены,  что   именно   Вас? − подобострастно   спросила   секретарша,  глядя   в   глаза    снизу   вверх   своему   боссу.
−Больше   некого, − ответил   Пол,  чуть   тронув   её   подбородок. – Я   никого   не  «подставлял».  Я   всегда   играл   честно.
−Он   Вас   убьёт?
−Может   быть.  А,  может,  я   его.
−Я   не   хочу   жить   без   Вас.
−И   не   будешь…
Через   несколько   минут   в   соседнем   коридоре   был   убит   какой-то   мальчик,  а   от   него   убегала   тень   секретарши.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   4
 
Джон,  чертыхаясь,  мчался   по   коридору   за   убегающей   тенью.  Даркометр   снова   сигнализировал,  что   это   не   бошв.  «Так   какого   ж   им   надо? – думал   Джон,  видя   в   убегающей   фигуре   женские   очертания. – Могли   бы   для   приличия   подождать,  пока   я   до   своего   номера   дойду!».
−Стой! – кричал   на   бегу   Джон. – А,  ну,  стоять!  Всё   равно   догоню!
Разумеется,  Джон   её   догнал.  Ведь,  по   сути,  так   было   запланировано   Полом,  её   богом.  Родившаяся   на   тайной   планете   Главного   Мастера   Последней   масонской   ложи,  секретарша   была   готова   на   всё,  что бы   любить,  любить   и   слушаться   своего   Хозяина.  Ведь   там   поколение   за   поколением   рождались,  жили   и   умирали   с   этой   мыслью.  Девушка   была   одной   из   тех,  кто   выиграла   Право,  сомнительное   с   точки   зрения   нормального   человека,  прислуживать   своему   Великому   Хозяину.
Пол   отправил   её   на   убийство   очередной   жертвы,  ни   на   миг   не   сожалея   об   этом!  Мало   того,  её   любимый   Хозяин   на   сей   раз   приказал   ей   умереть.  Игра   кончилась!  Что   это   означало – девушка   не   знала   и   не   могла   знать.  Потому   что   Пол   начал   эту   игру   очень   задолго   до   её   рождения.  В   её   раболепном   мире   время   текло   в   тысячу   раз   медленнее.  С   тех   пор,  как   Пол   основал   там   тайную   колонию   рабов,  поколение   за   поколением   неестественный   отбор  «кнута   и   пряника»  выбраковывал   малейший   намёк   на   свободолюбие   и   вольнодумство.
Ей,  последней,  выпала   сомнительная   честь   стать   последней   жертвенной   фигурой   своего   бога.  Потому   когда   Джон   поймал   девушку,  повалил   её   на   пол   и   развернул   на   спину,  он   увидел   сияющее   от   радости   лицо   с   белозубой   улыбкой   счастья.
−Говори,  кто   тебя   послал?! – гневно   рычал   Джон,  успев   включить   диктофон   в   кармане.
−Хозяин, − как-то   солнечно   произнесла   секретарша. – Мой   любимый   Хозяин.  Он   сказал,  что   Игра   кончилась   и   что   я   должна   умереть   за   Него!  Вы   меня   убьёте?
Совсем   озверевший   от   внезапной   догадки   Джон   зарычал   ещё   сильнее:
−Кто,  кто   твой   хозяин?!  Имя!  Имя!
−В   нашем   мире   его   именуют   О,  Величайший   Создатель,  Отец   Всех   Отцов,  Сладчайший   Владыко   душ   и   сердец   наших,  Златокудрый   Повелитель   Пол.  В   вашем   мире   его   называют   просто:  директор   космической   базы   глубокого   залегания   Б13-001А   Пол   Робинсон!  А   теперь   Вы   меня   убьёте?
В   следующее   мгновение   Джон,  ни   слова   не   говоря,  снова   развернул   свою   пленницу   лицом   вниз,  надел   наручники   за   спиной,  вскочил   на   ноги,  перевалил   секретаршу   через   плечо   и   отправился   быстрым   шагом   к   знакомому   порталу.  Удивляющимся   встречным   прохожим   он   просто   указывал   назад,  где   лежал   только   что   убитый   мальчик.  Секретарша   же   не   визжала,  а   лепетала   на   незнакомом   языке   какую-то   непонятную   мантру.  Славословие   Полу,  почему-то   догадался   Джон.
Войдя   в   кабинет   Сержа,  Джон   просто   свалил   тело   на   письменный   стол   друга   и   сказал:
−Последнее.  Только   что   убило   мальчика.
−Джон,  поаккуратнее   с   дамами! – фальшиво   возмутился   Серж.
−Если   это – дама,  тогда   я – балерина.  Ты   лучше   послушай,  что   она   наплела, − сказал   Джон,  небрежно   кинув   на   стол   фон.
Джон   развернулся,  собираясь   уходить   обратно,  в   портал.
−Куда    ты? – глупо   спросил   Серж.
−Ставить   мат   гроссмейстеру.
Джон   не   стал   врываться   к   Полу.  Он   спокойно   вошёл   в   открывшийся   дверной   проём.  Как   и   следовало   ожидать,  наглец   даже   не   повернулся   в   кресле.  Тем   не   менее,  дверь   защёлкнулась   на   замок.  Разговор   предстоял   серьёзный.  Джон   сел   в   ближайшее   кресло,  положил   ногу   нȧ   ногу   и   начал:
−Так   в   какую   игру   мы   играем,  гроссмейстер?
−В   игру  «Может   ли   слабый   человек   обойтись   без   государства?».
−Слабый – не   может.  Это   знают   все.  Но   стоило   ради   этой   дурацкой   затеи   колошматить   всех   подряд?
−Если   человечество   беззащитно,  оно   рано   или   поздно   вымрет.
−Старая   песенка,  Мастер!  Старая,  глупая   песенка.  Люди   прошли   сквозь   такие   испытания,  что   им   больше   не   нужен   поводырь.
Только   тут   Пол   Робинсон   развернулся   в   кресле   лицом   к   собеседнику   и   гневно   спросил:
−Ты   уверен?
−Да!
−А   что   ж   тогда   мои   пяточки   до   сих   пор   ощущают   поцелуи   моих   рабынь?  Людям,  видимо,  всегда   не   хватает   хозяйской   плётки.  Потому   что   они – звери.  Мы – звери,  Джон!  Сколько   миллионов   лет   прошло,  а   мы   до   сих   пор   готовы   друг   друга   давить,  травить,  подставлять,  убивать…  Ты   думаешь,  я   испытывал   удовольствие   от   раболепства   моего   мира?  Нет,  Джон!  Я   испытывал   к   ним   ненависть!  Ненависть   оттого,  что   никто,  слышишь,  никто   из   миллиардов   моих   рабов   не   поднялся   с   колен   и   не   сказал:  «Остановитесь!  Что   вы   делаете?  Сколько   можно   пресмыкаться?».  Его   убили   бы?  Да.  Конечно,  убили   бы!  Но   этот   герой   показал   бы   путь   другим.
−Но   ведь   ты   сам   этого   хотел!
Пол   сокрушённо   встал   и   подошёл   к   огромному,  во   всю   стену,  иллюминатору,  в   который   глядела   бесконечная   Вселенная.
−И   снова   нет.  Рабство   в   моём   тайном   мире   было   лишь   средством.  Целью   был   захват   власти   во   Вселенной.  Или   попытка   захвата.  И   ты   был   равнозначной   фигурой   в   этой   игре.  Я   даже   не   знаю,  тест   состоялся   или   нет?
−Судя   по   обилию   пущенной   крови,  вполне, − съехидничал   Джон. – Только   зачем   детишек-то   убивать?
−Да   какая   разница,  кого   убивать!  Всё   равно   мне   не   жить.  Ведь   ты   убьёшь   меня.
−Это   почему?
−Хотя   бы   потому,  что   я   так   хочу.  Я   закрыл   двери   навсегда.  Прекратил   подачу   воздуха.  Теперь   отсюда   у   нас   один   выход – в   космос.  Через   этот   иллюминатор.
−Я   не   камикадзе,  Пол! – сказал   Джон. – Я   намерен   выйти   отсюда   живым.  Меня   Лора   ждёт.
−Тогда   одолей   меня!
И   завязался   бой.  Последний   бой.
18 / 02 – 12 / 04 − 13г.
В. П. Алексеев[URL=http://radikal.ru/F/i031.radikal.ru/1306/82/76869f3b480e.bmp.html][IMG]http://i031.radikal.ru/1306/82/76869f3b480et.jpg[/IMG][/URL] 
avatar
  • Valex
  • 0

CG44 В. П. Алексеев
 
Южный   Крест
            (Социально – фантастическая   сага)
 
            Говорят,  далеко-далеко   за   созвездием   Южного   Креста,  находится   большая-большая   туманность.  За   этой   туманностью   ещё   дальше   находится   невидная   нам   галактика.  Так   вот,  в   этой   галактике   может   находиться   звезда,  похожая   на   наше   Солнце…      
ТОМ    I
КОМАНДОРЫ
 
 
ЧАСТЬ   1 .  КЕШ
Глава   1.
На   безмятежном   пляже   спокойного   синего   моря   под   белым-белым   солнцем   в   половину   чёрного   неба   сидели   на   нескольких   шезлонгах   статные,  сильные   мужчины.  Они   не   спеша   вели   беседу,  подчас   понятную   только   им.  Они   отдыхали.  Но   их   последний   отпуск   был   настолько   долгожданным,  что   те,  кто   это   понимал,  не   лезли   им   в   душу,  пускай   наслаждаются.  А   мысли   постоянно   возвращались   и   возвращались   туда,  в   их   спасённые    и   погибшие   миры.  Они   сделали   всё,  что   могли,  никто   не   мог   в   принципе   бросить   в   них   камень.
–И   всё-таки   чего-то   не   так,– сказал   один   из   них,  смуглый,  похожий   на   индейца. – Вы,   может   быть,  довольны   собой,  а   я – нет.
–Естественно,– вторил   ему   другой   мужчина,  не   отворачиваясь   глядя   на   бесконечные   звёзды   и   галактики, – я   бы   тоже   был   бы   разочарован,  ограничившись   только   разведкой.  Но,  положа   руку   на   сердце,  что   ты   мог?  Ты   бы   по-любому   ничего   бы   не   сделал.  Но   ты   их   обнаружил…
–И,  как   последняя   собака,  чуть   не   покончил   с   собой.  Нет,  уж,  сыны   народа   апачин   так   не   поступают!
а   вы   понятия   о   них   не   имели!  Апачин.  Слишком   высокого   вы   о   себе   мнения.  Успокойся,  ты   прыгнул   выше      головы.  Вот   я   сплоховал,  так   сплоховал…
–Парни,  вы   отдыхаете,  или   как? – вставил   слово   третий. – Если   вы   здесь   давно,  то   лично   я   ещё   не   отошёл   от   своей   «командировки»,  язви   её…
–А   что   у   вас   произошло?
–Да   вообщем,  ничего   особого, – начал   свой   рассказ   собеседник. – Примерно   как   у   вас.   
 
Глава   2.
 Кеш   стоял   на   обрыве,  нервно   вглядываясь   вдаль,  как   будто   что   можно   было   изменить.  Красное   солнце   медленно   садилось   за   темнеющий   лес.  Он   не   возвращался.  Не   в   добрый   час   придумал   Кеш   эту  «игру».  Кто   его   уполнамачивал?  В   который   раз   он   зарекался   больше   не   делать   этого,  не   посылать   своего   сына   на   это   испытание   в   лес,  сколько   раз   ему   приходилось   начинать   всё   сначала,  но   какая-то   неведомая   сила   всё   толкала   и   толкала   его   на   продолжение   этого   эксперимента.
Кеш   вспомнил,  как   очутился   на   той   самой   инопланетной   космической   станции   и   как   командор   Хук   предложил   ему   стать   одним   из   них.
–Ну,  Кеш,  действуй, – положил   руку   на   плечо   Хук. – Теперь   всё   зависит   от   тебя.  В   этом   мире   ничего   хорошего   нас   не   ожидает.  Его   уже   не   спасти.  Произойдёт   это   не   так,  уж,  скоро,  но   усилиями   ныне   существующих   цивилизаций   эту   проблему,  как   ты   знаешь,  не   решить.
–Как   будто   бы   её   вообще   можно   разрешить! – хмыкнул   Кеш.
–Ты   знаешь,  что   я   имею   в   виду, – исподлобья   буркнул   Хук. – И   не   стройте   глазки,  вы,  как   знаток   вашей   научной   фантастики,  могли   бы   хотя   бы   подозревать,  что   я   могу   читать   ваши   мысли.
–Откуда?
–«Эволюция   развития   человечества   и   любой   цивилизации   вынуждает   постоянно   находить   новые   и   новые   способы   ускорения   передачи   информации».  Это   не   ваши   слова?  И   действительно,  в   принципе   ничего   лучше   телепатии   и   телекинеза   для   ускорения   процесса   обмена   информации   не   существует.  Поэтому   давай   обойдёмся   без   наигранного   удивления.
Кеш   и   Хук   познакомились   недавно,  в   полушутливой   форме   Хук   ещё   иногда   переходил   на  «вы».
Ну,  вот   я   и   сейчас   не   буду   притворяться,  что   разговор   был   продолжен.  Это,  конечно,   было   бы   интересно,  но   не   правда.  А   короткий   обмен   мыслями   был   таким:  он   предложил   ускорить   развитие   одной   из   только   что   возникающих   цивилизаций.  «Как   в   вашем   фантастическом   романе»,  добавил   он,  имея   в   виду   один   из   прочитанных   мною,  продолжал   свой   рассказ   Кеш.  Был   ли   у   меня   выбор?  Теоретически   был:  конечно,   я   мог   отказаться   от   столь   любезного   предложения.  По   крайней   мере,  Хук   мог   меня   вернуть, «если   я  не   соглашусь».  Но   что   меня   там   ожидало?  Забвение,  серость?  После   одного  «прекрасного   дня»   весь   мой   прежний   мир   разрушился,  к   власти   пришли   демофашисты,  под   лозунгами  «зелёной»  революции,  которая   на   самом   деле   была   контрреволюцией,  сделав   несносной   и   без   того   непраздничную   жизнь.  Если   когда-то   и   были   какие-то   иллюзии,  то   вскоре   их   не   осталось.  Друг   знает,  что   предложить,  продолжал   Кеш,  потому  я   охотно   согласился.  Всё   равно   хотел   куда-нибудь   эмигрировать.  От   этих   демократов   подальше.  Кстати,  с   какой   стороны   они   демократы?
         И   вот,  солнце   нового   мира   совсем   скоро   скроется   за   лесом,  а   Кеш   стоит   и   ждёт.     
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   3.

А   начиналось   всё   неплохо,  гораздо   лучше,  чем   можно   было   ожидать.  Очнувшись   на   незнакомой   планете,  он   сразу   обнаружил,  что   обладает   чересчур   ясной   памятью.  Немножко   в   ней   порывшись,  Кеш   обнаружил   у   себя   довольно-таки   профессорские   знания,  что   было   естественным   условием   для   этой   пожизненной   экспедиции.  Молодое   солнце   ласково   светило   и   обогревало   новый   мир.  Зелёная   листва   неизвестных   ещё   деревьев   нежно   шуршала   на   поющем   ветру.  Красота!
Новый   мир.  Как   часто   его   представляли   там,  на   Ялмезе,  в   разных   научных   и   ненаучных   трудах.  И   вот   он,  рождающийся   у   тебя   на   глазах.  Классно?  Кеш   уже   тогда   знал,  что   это   не   так,  что   ему   ещё   предстоит   преодолеть   бездну   препятствий,  но   это   был   его,  лично   его   потерянный   рай.  Что,  на   Ялмезе   было   мало   недостатков?  Да   нет,  хватало   их   и   там.  Разница?  В  случае   чего,  здесь   никто   не   будет   спасать.  Но   и   топить   тоже   некому.  Хорошо   это   или   плохо,– выбор   сделан.
Судя   же   по   тому,  что   выбор   этот   пал   на   Кеша,  он   был   самый   правильный.  Хотя,  поиск   достойного   в   среде   друзей   всегда   субъективен. 
Кеш   мысленно   просканировал   ближайшее   пространство   в   поисках   интеллекта, – интеллект   был,  и   довольно   привлекательный,  но   достаточно   далеко   для   того,  что бы   встать,  потянуться   и   за­орать   по-тарзаньи   от   избытка   чувств:
–ЗДРАВСТВУЙ,  МИР!  ЭТО   Я-а-а-а!
Следующим   пунктом   его   знакомства   с   этим   миром   был   прыжок   с   отвесной   скалы   в   прохладную,  чистейшую   воду   ещё   неназванного   океана  (почему-то   он   знал,  что   это – не   море,  а   большой   океан).  Холодная   вода   обожгла   его,  одарив   дополнительным   зарядом   жизненных   сил.  Кеш   готов.  Выйдя   на   берег,  он,  не   мудрствуя   лукаво,  гипнотически   подманил   к   себе   малую ближайшую   травоядную   живность,  попутно   разведав,  чем   она   питается,  разделал   её   и   съел,  запив   на   первый   раз   чистой   родниковой   водой.
Кеш   лёг   и   задремал.  Нет,  в   принципе   интересно:  сколько   ещё   минут,  нет,  секунд   нужно   для   того,  что бы   начисто   забыть   о   той,  прошлой   жизни?  Хорошо-то   как!
Первое   пробуждение   оказалось   болезненным;  какая-то   райская   тварь,  очевидно   забыв   о   том,  что   она – райская,  по-адски   ужалила   в   пятку.  Порядком  «протанцевав»  на   одной   ноге,  Кеш   сначала   ощутил,  потом   уже   заметил   неподалёку   от   себя   молодую,  красиво   смеющуюся   дикарку.  Немного   придя   в   себя   когда   боль   утихла,  Кеш   сам   захохотал,  памятуя   о   том,  что   смех – лучший   способ   разрядить   обстановку.  Попутно   Кеш   просканировал   её   познания   и   уже   с   этой   минуты   уверенно   заговорил   на   местном   языке:
– Я – Кеш.  Как   твоё   имя?
– Иола.
Кеш,  конечно,   знал  уже   её   имя,  но   в   его   планы   не   входило   всем   и   сразу   объявлять   о   своих   способностях,  хотя,  немного   погодя,  всё-таки   пришлось.  Ещё   там,  на   станции,  Кеш   решил   на   первых   порах   передавать   свои  «высшие»  знания   исключительно   по   мужской   линии.  Нет,  вовсе   не   из-за   мнимого  «мужского   превосходства»,  напротив,  по   опыту   прошлой   жизни   на   Ялмезе   он   стал   убеждённым   сторонником   матриархата,  так   как,  по   его    личному   мнению,  именно   самцы   во   власти   за   пару   веков   развалили,  дескать,  всё,  что   можно   было   развалить.  А   здесь – естественный   матриархат,  как   показал   результат   его   сканирования.  Так   зачем   же   что-то   ломать?  Но   Кеш   собирался   на   порядки   и   порядки   ускорить   эволюцию   на   этой   планете.  Тогда   чем   же   компенсировать   усиливающееся   ощущение   сладострастности   власти?  Это   только   пока   надо   выживать   власть – естественная   необходимость,  а   потом?  Если   же   удастся   сделать   так,  что   знания   будут   передаваться   по   мужской   линии,  а   власть – по   женской,  то   даже   после   того,  как   программа-минимум   будет   выполнена,  необходимость   в   мужчинах   максимально   долго   не   позволит   заниматься   политическими   интригами.
 
–С   этим   тезисом   можно   поспорить,  командор   Кеш,– сказал   молодой   индеец.
–Не   запрещаю, – парировал   докладчик,  глядя,  как   белое   солнце   садится   в   искусственный   океан, – но   можно   сначала   закончить   рассказ?
–Продолжайте.
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   4.
Если   бы   речь   шла   только   об   этом   эпизоде,  наверное,  здесь   стоило   бы   остановится   поподробнее,  всё-таки   встреча   двух   цивилизаций,  то   да   сё…  Но   я   не   вижу   смысла   столь   подробного   описания   процесса,  который   длился  (вполне   естественно)  довольно   долго.  Тезисно   говоря,  после   весело   проведённого   дня   сближение   между   Кешом   и   Иолой   стало   обоюдным:  Иола   только   что  «отпочковалась»  от   своего   племени   Белого   Камня,  за   что-то   повздорив   с   Царицей   племени  (назовём   так   матриархального   вождя),  и   вот   уже   неделю   пыталась   найти   себе   нового  (читай – первого   в   своей   15ти – летней   жизни)  партнёра.  И   вот,  после   недели   бродяжничества   по   диким   первобытным   лесам   неожиданно   из-за   кустов,  в   которых   она   таилась   от   возможных   хищников,  выпрыгнуло   нечто,  на   поверку   оказавшееся   смешным   белым   мужчиной,  ужаленным   осой   за   пятку.  Что   же   касается   Кеша,  он   был   готов   свести   свою   жизнь   с   кем   угодно,  лишь   бы   побыстрей   приступить   к   исполнению   задания,  или,  точнее   говоря,  к  своему   собственному   уже   плану,  так   как   перед   ним   была   поставлена   задача   просто   довести   развитие   новой   цивилизации   до   уровня   своего   постиндустриального   века,  а   Кеш   решил   передать   этому   новому   миру   все   знания,  полученные   от   Хука. 
Так   как   Хук   не   возражал,  очевидно   он   не   придал   значения   этим   намерениям   Кеша,  наверняка   про   себя   усмехнувшись,  но   главное – цель   поставлена,  а   значит   есть   хотя   бы   подобие   пари.  Бросив   перчатку,  Кеш   тоже   решил   спорить   на   деле,  а   не   в   словесных   баталиях.  Хук,  очевидно   для   того,  что бы   только   раззадорить   посланца,  обещал   помогать   Кешу   только   до   индустриальной   эпохи,  а   дальше,  мол,  выпутывайся   сам.  Вскоре   такой   случай   представился:  когда   вволю   навеселившиеся   Кеш   с   Иолой   сели   перекусить   только   что   пойманной   с   помощью  «сверхспособностей»   крупной   дичью,  похожей   на   первобытного   бизона,  сзади   подкралась   ещё   одна   крупная   рептилия.  Кеш   почувствовал   это   опять-таки   приобретённой   способностью   телекинеза,  но   не   подал   никакого   вида   перед   Иолой.  Тем   эффектней   выглядел   для   неё,  оторопевшей   от   ужаса,  неожиданный   бросок   через   плечо   этого   невесть   откуда   взявшегося   монстра   прямо   в   костёр!  Дикий   вопль   полуобжаренной   говядины,  убегающей   сломя   голову,  ещё   долго   разносился   по   первобытным   лесам.  Разумеется,  на   самом   деле   Кешу   помогло   посланное   Хуком   электростатическое   биополе,  о   чём   Кеш   успел   того   запросить   пока   Иола   зачем-то   отвернулась,  но   расчёт   был  «произвести   впечатление»  и   этот   расчёт   вполне   оправдался.
 
–Нет,  Кеш,  так   не   пойдёт,– сказал   я. – Эксперимент-то   не   чистый.  Демонстрируя   свои   возможности   столь   открыто,  ты   рисковал   пробудить   в   этих   людях   религиозные   чувства.
–Напомню, – парировал   Кеш, – речь    идёт   о   спасении   всей   Вселенной,  а   не   о   становлении   единичной   цивилизации.  Основываясь   на   этом,  я   и   решил   в   кратчайшие   сроки   вызвать   к   себе   максимальное   доверие.  Продолжаю?
–Солнце   ещё   не   зашло,  негр, – ответил   я.                                                      
Глава   5.
Пока   продолжался   обед   под   шутки-прибаутки   Кеш  всё   сканировал   ближайшие   окрестности   в   плане   ознакомления   с   биосферой   и   поиска   какого-нибудь   укрытия   в   виде   пещеры.  Такая   подходящая   пещерка,  вся   облепленная   теми,  которые   на   Земле   именуются  «рукокрылыми»  (потому   она   и   обнаружилась),   вскоре   отсканировалась.  Вывести   оттуда   всю   живность   не   составляло   большого   труда:  достаточно   было   найти   соответствующую   частоту   и   наслать   на   них   сигнал   тревоги.  Осталось  подождать,  пока   Иола   уснёт   и   спокойно   освободить   пещеру,  причём   можно   и   самому   вздремнуть. 
Не   надо   говорить,  что   Иола   была   счастлива,  увидев   столь   великолепные  «апартаменты»,  это   банально.  Подобные   сюжеты   есть   у   каждой   цивилизации,  представители   которых   вели   неспешную   беседу   на   берегу   нового   моря   под   белой   звездой.  После   недель   безлюдных   скитаний   и   всей   предыдущей   полуголодной   жизни,  зависимой   от   многих   факторов,  она   казалась   так   же    счастливой,  как   и   Кеш.  Разница   была   только   в   том,  что   Кеш   знал   о   мимолётности   этого   чувства,  а   Иола – нет.  И   пока   всё   было   просто,  «человек   с   неба»  старался   каждый   раз   удивлять   свою   госпожу    всё   более   и   более   незнакомыми   ей   вещами,  изобретаемыми   тут   же.
 
«Похоже   на   наш   анекдот   про  «Ворону   и   лису»,– подумал   я.—  Упал   кирпич   вороне   на   голову;  «– Надо   же   как   сказку   сократили! — только   и   успела   та   подумать»…
 
Через   несколько   дней   по   результату   сканирования   Кеша   стало   ясно,  что   Иола   готова   к   восприятию   основной   цели   его   визита   в   этот   мир.  Первобытный   матриархат – это   общество   с   ещё   незашоренными   взглядами,  где   религия   и   идеология   ещё   не   сформированы.  По   крайней   мере,  так   было   здесь.  Но   людям   всегда   было   интересно,  а   что   же   там,   за   пределами   видимости?  Вот,  в   один   прекрасный   вечер,  когда   вечные   звёзды   немигающе   зависли   на   иссиня-чёрном   небе,  Иола   поинтересовалась:
–Кто   ты?  Откуда   ты,  Кеш?  Почему   я   тебя   не   видела   до   сих   пор?
Кеш,  полуобняв   Иолу,  начал   свой   длинный-длинный   сказ:
–Давным-давно,  когда   не   было   ещё   этого   мира   и   этого   солнца,  когда   и   мой   мир   только-только   появился,  существовал   первый   мир…
–Невесёлая   у   тебя   сказка, – подумав,  сказала   Иола   после   того,  как   выслушала   его   до   конца. – А   я-то   думала,  только   у   нас   есть   какие-то   трудности, – грустно   заключила   Иола.
–Да,  везде,  видимо,  так, – вздохнул   Кеш. – Но   мне   здесь   нравится.  Смотри,  какое   спокойное   небо,  какой   чистый   воздух,  какие   яркие   звёзды…  Может,  это   и   правильно:  колыбель   маленького   человечка   должна   быть   уютной   и   удобной…
– А   что   такое  «колыбель»?
Кто   ещё   может   задать   такой   вопрос?
Первое   утро   Кеш   начал   так   же,  как   и   все   последующие:  большими   акробатическими   прыжками   вылетев   из   пещеры,  Кеш,  не   сбавляя   хода,  помчался   в   лес.  «– Что-то   ты   развеселился»,– услышал   он   в   голове   голос   Хука.  «– Весёлый   характер, – отшутился   Кеш. – А   что?  Погода   хорошая,  настроение   бодрое,  сила   есть,  ума…»  «– А   то,  что   ты   перерасходовал   кредит   энергии,  отпущенной   на   несколько   месяцев   вперёд.  Ты   же   знаешь,  я – не   бог». –  И   что   Хук   хочет   этим   сказать? – Будь   осторожней,  Кеш.  На   несколько   дней   Хук   прекращает   поддержку.
Вот   он,  момент   истины;  другой   бы   на   месте   Кеша   начал   бы   спорить:  как   же   так,  да,  вы   меня   бросили,  да,  я   один   в   этом   мире…  Ничего   подобного   Кеш   закатывать   не   стал!  Буркнув   про   себя,  что   придётся   ограничиться   более-менее   подъёмной   добычей,  Кеш   помчался   дальше,   в   лес…
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   6.
Солнце   уже   давным-давно   село   за   горизонт,  только   с   каждой   минутой   сужающаяся   алая   полоска   как   бы   подавала   надежду:  да   придёт   он,  не   может   быть,  что   бы   все   твои   сыновья   один   за   другим   исчезали   в   этом   проклятом   лесу!  Сзади   тихо   подошла   Иола   и   нежно   положила   руку   на   плечо   нервно   стоящему   Кешу.  Да,  быстро   же   пришла   её    пора   успокаивать   Кеша.
 
–А   что   вы   ожидали,  командор   Кеш? – вопросительно   сказал   я. – Небось,  ещё   сколько   лет   прошло.
–С   одной   стороны,  действительно,  немало.  Но   я   понял   одно:  люди   стали   людьми   тогда,  когда   научились   сопереживать,  понимать   другого   человека.  Но   что   я   ей   сделал,  что   она   прониклась   ко   мне   состраданием?
–Возможно,  это   было   даже   не   сострадание,  а   скрытая   радость   от   того,  что   ты   опять   её, – заявил   один   из   собеседников. – На   заре   человечества   смерть – явление   обычное,  а   вот   в   сексе 
  может   изощряться   только   человек.
–По   себе,  что   ль,  знаем? – съязвил   Кеш   и   продолжил   рассказ.
 
Нет,  Иола   была   ещё   не   настолько   развращена.  Она   помнила   всё   хорошее,  что   зачем-то   дал   ей   этот   странный   человек.  И   плохое – тоже.  Но   Иола   знала  (или   была   уверенна),  что   всё   плохое,  что   с   ними   произошло   и   ещё   будет,  это – следствие   стремления   улучшить   жизнь.  Конечно,  Кеш   специально   внушил   ей   это,  но   любую   веру   можно   принять   или   не   принять,  человек   всегда   выше   каких-то   убеждений   или   внушений.
И   когда   на   следующее   за   первым   знакомством   утро   Иола   проснулась   одна,  она   и   так   уже   не   беспокоилась   почти   ни   о   чём,  да   ещё   непонятно   откуда   взятая   уверенность   в   завтрашнем   дне   придавала   ей   такое   спокойствие,  какого   никогда   ещё   с   ней   не   было.  Она   только   ещё   вдохнула,  собираясь   потянуться,  ввалился   Кеш   с   двумя   не   мелкими   птичками   в   руках.
–Почему   одна   из   них   живая? – только   и   поинтересовалась   Иола.
–Эту   мы   съедим,  а   из   этой   разведём   домашнюю   птицу, – живо   пояснил   охотник. – Хук   мне   сделал   небольшой   нагоняй   за   перерасход   энергии,  поэтому   на   первый   раз   обойдёмся,  так   сказать,  малой   кровью.  Но   обещаю,  что   это   временно.  А   пока   давай   разделывай,  а   я   пойду   временный   загон   устанавливать   для   живого…  кстати,  как   назовёшь   этих   птиц?
–А   что,  разве   им   надо   давать   имена?
–Всё   на   Свете   должно   иметь   своё   имя,  иначе   может   случится   кавардак.  А   я   хочу,  что б   и   имена   давали   бы   вы.
Кеш   выбежал   из   пещеры   и   тут   же   принялся   сооружать   небольшой   загончик   для   первой   в   этом   мире   курицы,  как   здесь   и   далее   буду   переводить   я.  (Вообще,  о   том,  откуда   я   появился,  будет   во   втором   томе).
Глава   7.
Что   тут   говорить? – на   месте   Д. Дефо   можно   было   бы   долго   рассуждать   о   том,  как,  например,  был   устроен   загон   для   куриц,  как   был   сделан   первый   лук  (стрелковый,  имею   ввиду).  Кеш   ежедневно   что-то   изобретал,  творил...  Кеш   каждый   день   ходил   на   охоту,  но,  благодаря   помощи  «свыше»  и   собственной   сообразительности,  много   времени   на   это   он   не   тратил.  Робинзон   Крузо   любил   на   досуге   порассуждать   о   религии,  но   Кешу,  естественно,  было   не   до   того,  ведь   кроме   всего   прочего   ему   надо   было   активнее   и   активнее   развивать   новую   цивилизацию.  Вскоре   Кеш   начал   разведывать   геологические   залежи,  нашёл   солёное   озеро,  пересыхающее   зимой,  сделал   первую   кузницу,  первый   нож,  вилку,  ложку…  Вообщем,  началась   жизнь.
–А   сейчас   что   ты   делаешь? – только   и   спрашивала   Иола.
–Сейчас   я   делаю   кирпичи, – к   примеру   отвечал   Кеш.
–Зачем?
–Будем   строить   дом.
–Это   там,  где   вы   живёте?  Не   рано   ли?  По-моему,  в   пещере   тоже   не   плохо.
–На   этот   счёт   у   нас   говорят:  хорошее – враг   лучшему.  Это   во-первых,  а   во-вторых,  дом   всегда   лучше    какой-то   пещеры.  Например,  в   качестве   укрытия   от   капризов   природы.
–Я   не   о   том,  что   лучше   или   хуже,  а   о   последовательности   действий.  Ты   уверен,  что   сейчас   это   актуальнее   остального?
–Что   ты   имеешь   ввиду?
 
–А   вообще,  Кеш,  ты   уверен,  что   всегда   надо   было   советоваться   с   Иолой? – спросил   Хук,  потягивая   коктейль   из   соломки.
–Больше   чем, – ответил   Кеш.
«Чем   же   мужчины   Ялмеза   им   с   Хуком   насолили?» – подумал   я.
 
Однако   когда   дом   был   закончен,  Иола,  чуть   обжив   его,  обрадовалась   ещё   больше.  Кеш   сразу   решил   поставить   большой,  современный   Кешу   дом.  А   зачем   мелочиться?  Всё   равно   надо   будет   ускорять   эволюцию,  пусть   сразу   привыкает   к   хорошему.  Правда,  вскоре   после   этого   случился   пожар:  наступала   зима,  холода…  Общая   неподготовленность   к   проживанию   в   подобном   доме  (Кеш   жил   в   городской   квартире,  она,  естественно,  в   пещере)   сделала   своё   дело.  Однако,  Кеш   предвидел   и   такой   оборот:  сразу   же   после   завершения   строительства   он   продолжил   обжиг   кирпичей,  плавку   стекла,  столярные   работы   и   ковку   железа.  Он   рассчитывал   продолжить   другие   хозяйственные   постройки   да   пристройки,  но   раз   так   получилось…
Со   временем   Кеша   стало   тревожить,  что   Иола   больше   и   больше   доверяет   ему,  это   в   его   планы   не   входило.  Но   думать   было   некогда:  ещё   не   вылеплено   достаточное   количество   посуды,  не   построены   деревообрабатывающие   станки,  нет   мебели,  средств   передвижения…  ничего   нет!  Вкалывай   да   вкалывай,  пока   не   посинеешь!  Но   здесь   не   Ялмез,  никто   не   будет   вставлять   палки   в   колёса.  Кеш   каждый   день   видел   результаты   своего   труда,  а   Иола   не   уставала   ими   нахвастаться   перед   соплеменниками.
Вот   и   первая  (точнее   говоря,  вторая)  неудача:  только   что   построенный   стул   развалился   под   Кешом,  торжественно   на   него   усевшегося,  на   глазах   у   Иолы.  Общий   хохот,  как   всегда,  разрядил   обстановку   и   на   несколько   процентов   опустил   доселе   непогрешимый   рейтинг   Кеша.  Ура!
–О   чём   и   предупреждал, – быстро   пролепетал   несостоявшийся   князь.
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   8.
–Интересное   выделение, – заявил   Хук. – Значит,  без   секса   мы   не   обошлись?
–Командор   Хук,  вы   уверены,  что   здесь   все   поняли   это   выделение? – спросил   я.
–Раз   вы   стали   командорами,  вы   все   прошли   курсы   мыслеобмена, – пояснил   оппонент.
–Хорошо,  объясняю:  мы   все   эволюционно   произошли   от   тех   или   иных,  скажем   так,  приматов.  А   у   90%   этих   предков   человека   самцы   доминируют.
–Отсюда   можно   сделать   два   вывода, – выдохнул   Хук: – или   ты,  Кеш,  поощряешь   валеологические   наклонности   своих   предков  (что,  скорее   всего,  неверно),  или   предлагаешь   какой-то   новый   способ   борьбы   с   этими   наклонностями.
–Второе, – успокоил   Кеш. – Мне   давно   казалось,  что   бороться   с   валеологами   надо  «от   противного».
–Сомнительный   метод   борьбы.  Это   как   спаивать   алкоголиков   для   того,  что бы   отучить   их   пить.
–На   моей   планете, – сказал   на   это   Кеш, – с   этим   безобразным   явлением   как   только   не   боролись!  Бывало   и   никак,  не   скрою.  Но   результат   этой   борьбы   оказался   нулевым.  Вот,  я   и   решил   пока   не   поздно   расставить   все   точки   над  «I».  Если   же   с   самого   первого   дня   ставить   здесь   какие-то   препоны,  то   результат   может   быть   снова   негативным.  Да   тут,  собственно,  и   рассказывать   нечего.
–Однако   дело   к   вечеру   клонилось,  звёзды   светят   высоко, – кого-то   процитировал   командор   По. – Продолжай!
          
Через   год   появился   первый   сын,  за   ним – второй,  потом   дщери   прекрасные…  Процесс   пошёл!  Настало   время   включать   следующий   пункт   его   плана:  образование.  Точнее   говоря,  зачатки   культуры.  С   этим   так   же   не   было   проблем;  все   свои   познания   Кеш   сразу,  как   известно,  решил   передавать   по   мужской   линии   телепатически,  а   вот   разные   якобы   легенды   своего   мира   пересказывал   всем   после   сытного  (или   не   очень)  ужина   летними   вечерами.  Яркие   звёзды   молодого   ещё   мира   и   высокий   костёр,  дающий   ложное   чувство   уверенности,  всё   способствовало   нужному   художественному   восприятию.  Вкус   к   творчеству   проявился   у   детей,  первые   картинки,  первые   в   этом   мире   песенки,  первые   были-небылицы,  фантазии…  Всё   было   хорошо,  пока   однажды…  В   один   из   таких    вечеров   Кеш   поведал   некую   легенду   об   одном   диком   племени   Нового   континента   Ялмеза.  Там   существовал-де   некий   Ритуал   Посвящения,  по   результатам   которого   прошедшие   его   мальчишки   объявлялись   взрослыми.  Лично   Кеш,  ничего   хорошего   от   будущего   для   себя   не   ожидая,  ничего   положительного   для   себя   бы   из   этого   не   вынес.  Но   мальчишки   есть   мальчишки:
–А   почему   у   нас   нет   такого   ритуала? – спросил   один   из   пострелят.
–Мягко   говоря,  его   ещё   не   ввели, – ответил   Кеш. – А   если   серьёзно,  я   не   вижу   такой   необходимости.
–Такая   необходимость   есть! – амбициозно   заявил   вдруг   один   из   отроков. – Не   знаю,  как   все,  но   кое-кто   из   нас   не   только   готов,  но   и   желал   бы   жить   самостоятельно.
–И   кого   это   мы   имеем   ввиду?  Уж   не   себя   ли? – съехидничал   тогда   Фардик,  на   тот   момент   самый   младшенький   из   сынов   Нового   мира.
–А   хотя   бы, – неожиданно   подхватил   другой. – Кое-кто   из   нас,  может   быть,  давно   готов   отвечать   не   только   за   себя.
Между  «мужчинами»  вдруг   завязался   такой   жаркий   телепатический   диспут,  что   лучшая   половина   испугалась   бы,  услышав   столь   яростные   споры.  Но,  как   известно,  Моська   сильна   лишь   своим   громким   лаем.  Неверные   отблески   костра   не   выдавали   наших   побледневших   тел,  а   вместо   шума   и   гама   наступила   напряжённая   тишина;  мальчикам   было   некогда   болтать,  а   будущим   властительницам   и   так   было   понятно,  что   в   такие   минуты   лучше   промолчать.  По   завершению   этого   краткого   по   времени,  но   не   по   сути,  штурма   мозгов   Кеш   сказал,  показав   поднятую   правую   ладонь:
–Хорошо,  я   посоветуюсь   на   Совете   Цариц.
О   том,  почему   надо   было   держать   матриархальный   совет,  что   это   давало,  на   этой   планете   спорили   уже   не   раз,  потому   и   на   этот   раз   все   остались   довольны.
 
–Это   мне   уже   надоело, – заворчал   молодой   индеец. – Какая   муха   укусила   командора   Кеша?
–Кажется,  я   понимаю, – постарался   защитить   его   я. – Не   знаю,  как   на   Ялмезе,  но   на   Земле,  а   именно   в   нашей   стране,  многовековой   патриархат   чуть   не   закончился   развалом   этой   самой   страны.  Да   и   не   только   нашей.  Вероятно,  командоры   Кеш   и   Хук   решили,  что   самцам   вообще   нельзя   доверять   власть.
–Вероятно,  на   Земле   и   Ялмезе   слабые   мужи, – сделал   вывод   юный   апачин   Зоркий   Взгляд.
–А   ведь   ты,  Зоркий    Взгляд,  тоже,  по-моему,  землянин? – спросил   я.
–Это   так, – подтвердил   Хук.
–Тогда   мне   тем   более   не   понятно, – выдохнул   апачин. – До   этого   мне   так   никто   и   не   сказал,  откуда   я   прыгнул.
–Но   я   бы   не   сказал,  что   решение   вашего   Совета   было   правильным, – подытожил   уже   мой   компаньон,  Ферт.
–Почти   поддерживаю, – сказал   я.
–Интересно,  когда-нибудь   мы   придём   к   единому   мнению? – рисовано   спросил   Кеш.
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   9.

–Он   придёт, – тихо   повторяла   Иола.
–Почему   ты   мне   веришь?  Как   можно   было   поверить   первому   встречному?  Быть   может,  я – проходимец?
–Я   не   знаю   ещё,  что   это   такое,  но   ты – не   это.  Ты — настоящий…  Гляди,  звезда   падает!
–Да,  Хук   мне   говорил,  что   здесь – самый   центр   большой   туманности…  Чу,  я,  кажется,  слышу…  Он   жив!  Фардик   возвращается!
–Я   ничего   не   слышу,  но   я   тебе  верю.
–Почему?
–Потому,  что   ты   никогда   не   врал.  Ошибался,  сомневался,  заблуждался,  но   не   врал!
–Этакий   белый   да   пушистый, – вздохнул   Кеш. – Не   бывает   такого,  Иола!
Фардик   находился   на   границе   зоны   телепатического   приёма,  в   километрах   трёх–четырёх.  Голодный,  усталый,  но   живой.  Кеш   поспешил   подбросить   сушняк   в   догорающий   костёр   и   собирался   было   навстречу,  как   вдруг   услышал   в   голове:  «– Не   надо,  отец.  Дойду   сам.  Лучше   предупреди   Су».
 
Шальная   мысль:  всё-таки   получилось!  На   миг   Кеш   словно   забыл,  сколько   лет   было   потрачено   на   этот   дебильный   проект   ускоренного   взросления,  сколько   сомнений,  слёз,  ругани,  бессонных   ночей…  Туда   ушли   и   не   вернулись   целых   три   сына!  Он   помнил   каждого,  ведь   он   сам   каждому   из   них   завязывал   глаза   и   провожал   туда,  в   самую   непролазную   чащу,  знания   о   которой   никому   не   передавал.  И   все   они   один   за   другим   сгинули.  Навсегда.
 
Фардик   возвращался.  Тяжело,  трудно,  но   весело.  Почему?  Впереди   его   ожидала   Су.  Сын   знал,  что   Кеш   не   обманет:  Фардик   доказал,  что   он   уже   взрослый   муж,  а   следовательно,  способен   отвечать   за   себя – значит,  Су   будет   его   и   ничто   ему   не   помешает!   И   Кеш   действительно   пошёл   к   соседям   и   сообщил   Су   эту   новость.  Небо,  только   что   почерневшее   на   юго-западе,  стало   светлеть   на   юго-востоке.  «– Но   ты   же   устал,  Фардик, – ещё   раз   дал   знать   о   себе   Кеш, – дай   мне   помочь,  хотя   бы   в   конце.  Последняя   миля – самая   тяжёлая».– Незадолго   до   того,  как   ты   меня   засёк,  тебя   засёк   я,  пояснил   Фардик,  и   позволил   себе   немножко   вздремнуть,  находясь   в   относительной   безопасности.  Всё   нормально,  просто   я   тащу   с   собой   небольшую   тушку.
Когда   рассвело,  Фардика   можно   было   увидеть   невооружённым   глазом  (хотя   при   этом   надо   было   обладать   острым   зрением)  на   опушке   леса.  Решив,  что   теперь   спешить   ему   некуда,  Фардик   остановился,  развёл   костёр,  поднял   ладонь   в   сторону   горы   и   поуютнее   разлёгся.  «– А   вот   это   уже   наглость, – телепатировал   ему   Кеш. – Тебя   ждут,  что   ты   делаешь?».  «–Любуюсь   солнцем, – послышался   ответ. – Я   ведь   всё   равно   нахожусь   уже   в   зоне   прямой   видимости».
–Что   он   делает? – недоумённо   спросила   Иола.
–Говорит,  что   любуется   Солнцем, – ответил   я.
–Устал?
–Да   нет,  мне   он   заявил,  что   только   что   отдохнул.
–А   точнее   ты   не   знаешь?  Все   вы   такие! – расстроилась   Иола.
 
К   группе   отдыхающих   командоров   подошёл   ещё   один   не   совсем   уже   молодой   человек.  Вечерело,  но   Кеш   узнал   Фардика.
–Хук,  приятный   сюрприз! – удивился   Кеш. – Он   же   должен   был   продолжить   наше   дело   на   той   планете.
–Он   и   продолжил, – пояснил   Хук. – Просто   время   и   место   нашего   с   вами   нахождения   никак   не   связано   с   вашими   эпохами.  До   коллапса   Вселенной   осталось   два   миллиона   лютиковых   лет.  Это   намного   меньше   того   времени,  до   которого   большинству   из   вас   предначертано   дожить.  Даже   я   должен   умереть,  по   идее,  ещё   полтора   миллиона   лет   назад.
(Поясню   для   землян:  лютиковый   год – это   среднеарифметический   период   обращения   вокруг   своих   звёзд   планет   зоны   лютиков,  где   возможно   возникновение   белковой   жизни).
–Значит,  теперь   твоя   очередь   рассказывать, – выдохнул   Кеш.
–Ну,  хорошо.
avatar
  • Valex
  • 0
 
ЧАСТЬ  2. ФАРДИК
Глава   1.
…Когда   Фардик   развязал   глаза,  Кеш   был   уже   далеко.  Утреннего   солнца   совсем   не   было   видно   из-за   высоких,  густых   деревьев.  Неумолчная   трель   названных   и   ещё   безымянных   птиц   как   будто   вопила   о   том,  что   всё   в   этом   мире   прекрасно,  с   чем,  в   принципе,  был   согласен   испытуемый.  «Интересная   планета»,  подумал   с   тяжёлой   душой   Кеш,  приведя   сына   в   эту   чащобу.  Он   ещё   раз   предложил   отменить   испытание,  сын   ещё   раз   отказался.  Я   буду   первым   среди   первых,  думал   Фардик,  я   ещё   всем   докажу   и   Су   станет   моей.
Он   огляделся   по   сторонам   и   прежде   всего   решил   залезть   на   дерево   для   ориентации   на   местности.  В   своё   время   они   с   отцом   часто   ходили   в   этот   лес   на   охоту:  сначала   Фардик   сидел   за   спиной   отца   в   заплечном   мешке,  потом   сопровождал   его   рядом,  но   всегда   он   воспринимал   лес   как   близкого   друга.  Необходимость   охоты   в   первобытном   мире   была   бы   понятна   даже   радикально-зелёным,  тем   более   она   не   смущала   самих   обитателей   этой   планеты.  Кстати,  как   же   её   назвать?  Кеш   всем   объяснил,  что   такое – планета,  оставалось   дать   ей   подходящее   название:  ни   Хук,  ни   Кеш,  ни   Командорство   не   претендовали   на   название   новой   планеты,  по   общему   мнению   это   должны   были   сделать   сами   обитатели   этого   мира.  Однако   пока   никто   ничего   не   придумал.  «А    назовём   её   Лес», – неожиданно   решил   Фардик.  А   что,  хорошее   имя;  ароматное,  прохладное,  доброе,  сытое… «Не   завидую   правнукам,  если   они   будут   лишены   экстрасенсорных   способностей», – подумал   Фардик,  неожиданно   почувствовав   за   спиной   алчное   дыхание   какой-то   плотоядной   твари.
Но   к   этому   времени   он   был   уже   на   высоте   10 ти   метров   над   землёй   и   подбирался   уже   к   верхушке   кого-то   баобаба.  Ещё   немного – и   он   уже   видит   реку,  бегущую   с   высокого,  но   пологого   плато,  на   котором,  очевидно,  стоит   его   отчий   дом,  в   сторону   заходящего   солнца.  Он   решил,  не   мудрствуя   лукаво,  добраться   сначала   до   реки  (это   было   короче),  а   там,  уж,  просто   пойти   против   течения.  С   лианы   на   лиану,  в   несколько   прыжков,  он   допрыгал   максимально   дальше   к   намеченной   цели,  т. е.   к   реке   Быстрые   Воды,  как   её   недавно   назвали.  Спустившись   возле   берега   и   приметив   ещё   одну   кровожадную   рептилию,  он   вынул   кинжал,  выкованный   недавно   для   него,  и   метко   запустил   его   по   самую   рукоять   между   глаз.  Рептилия   взвизгнула,  несколько   раз   перекувыркнулась   в   воздухе   и   рухнула   в   позе  «кушать   подано»,  лапищами   вверх.  За   этим   с   некоторым   испугом   наблюдали   откуда-то   сверху   несколько   кланов   обезьян,  поэтому   Фардик   поставил   ногу   на   грудь   мёртвого   чудовища   и   картинно,  по-тарзаньи,  закричал,  барабаня   себя   в   грудь.  Всё,  больше   к   нему   никто   не   полезет,  лес   узнал:  пришёл   новый   Победитель.  Мясо   чудища   не   вкусное,  но   съедобное,  а   по   понятиям   дикого   мира   Победитель   всегда   ест   свою   жертву,  за   одно   и   охотиться   не   надо,  осталось   лишь   разжечь   костёр,  разделать   трофей,  зажарить   да   съесть.  Понимаю,  что   быстро   сказка   сказывается,  но   так   оно   и   было:  начав   свою   миссию   часов   в   6   вечера,  Фардик   уснул   уже   на   рассвете.
Кто-то   громко   чирикнул   над   ухом,  послышалось   журчание   Быстрых   Вод,  утренний   свет   проник   под   раскрывающиеся   ресницы…  Пора   вставать.  Фардик   поспал   на   свежем   воздухе   совсем   немного,  но   этого   оказалось   достаточно   для   того,  что бы   полностью   выспаться.  15-летний   юноша   в   прыжке   встал,  потянулся,  ещё   раз   прыгнул   в   боевую   стойку,  вбежал   в   холодную   реку,  выскочил   оттуда…  Гортанный   крик   вновь   разнёсся   над   миром.  Хорошо!  Пожевав   полуобугленное   мясо,  перед   сном   запросто   брошенное   в   костёр,  и   запив   речной,  чистой   ещё   водой,  Фардик   отправился   вверх   по   течению.
 
–И   никаких   проблем? – вставил   я.
–В   первобытном   мире   по   определению   не   может   обойтись   без   проблем, – ответил   Фардик. – Речь   идёт   о   том,  как   к   ним   относиться?  Да   ещё,  надо   учесть,  будучи   в   лесу,  я   всегда   знал,  кто,  как   и   откуда   на   меня   нападёт.
–А   что   же   ты   так   долго   шёл?
–Куда   мне   было   торопиться?
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   2.
Фардик   не   спеша,  шёл   вдоль   берега   Быстрой   реки,  в   его   голове   звучала   ещё   не   написанная   музыка,  удивлённые   жвачные   животные   то   и   дело   прерывали   свою   вечную   трапезу,  как   бы   говоря;  привет   тебе,  первый   человек   этого   мира!  Света   и   радости   тебе!  Встречались   хищники,  уже   уведомленные   лесной   почтой   о   появлении   нового   Царя   леса,  потому   не   спешащие   нападать.  Хорошо!  Если   кое-кто   и   думал   как-то   напасть,  не   напасть,  Фардик   напускал   на   них   тревожные   частоты,  после   чего   неведомый   агрессор   быстро   давал   дёру,  вдобавок   обнаруживая   себя  перед   другой   потенциальной   добычей.
И   всё   же   когда   солнце   было   уже   в   зените,  одна   из   тварей   попыталась   бросить   вызов   юному   мужу.  Нагло,  открыто,  гигантский   крылатый   хищник   с   диким   рёвом   кинулся   с   неба   на,  казалось   бы,  ничем   не   вооружённое   создание.  Но   в   какой-то   момент   Фардик   сумел   через   цепенеющий   страх   вынуть   кинжал   и   резко   направить   в   сторону   всепожирающих   глаз.  Обед   готов!  «Лес,  где   еда   сама   лезет   в   рот, – хмыкнул   Фардик. – Чудеса!»  После   обеда   он,  естественно,  решил   вздремнуть.
Проснулся   он   оттого,  что   кто-то   слишком   пристально   смотрел   на   него   сверху.  Это   был   любопытный   самец   одного   из   видов   обезьян.  «–Привет!»,  улыбнувшись,  послал   сигнал   Фардик.  Обезьянка   скрылась,  молодой   человек   встал   и   пошёл   дальше.  После   нескольких   часов   неспешного   похода   он   вдруг   почувствовал   на   себе  стрелы   доселе   неизвестного   племени   людоедов.  Это   уже   было   круто,  как   иногда   выражался   Кеш,  от   них   просто   так   не   отстанешь…  Что   делать?  Куда   бежать?  Они   все   голодные   как   100   волков!  Для   начала   Фардик   засёк   и   удачно   подстрелил   пролетавшего   в   небе   орла,  который   свалился   на   ничего   не   подозревающего   вождя   этого   племени,  мирно   сидящего   до   той   поры   в   засаде.  Для   всех   первобытных   нормальных   людей   падение   с   неба   невесть   чего,  да   ещё   острым,  как   бритва   клювом   вниз,  было   бы   достаточным   предупреждением   не   лезть   не   в   своё   дело,  отступиться,  но   не   для   этих.  Чуть   не   потеряв   своё   лицо,  обнаружив   себя,  дикари   предпочли   выйти   из   укрытия,  состроив   устрашающие   мины.  В   ответ,  встав   во   весь   рост,  Фардик   простодушно   произнёс   на   их   языке:  «– Мир   вам!»  Но   непонятливый   вождь   с   диким   рёвом   «– Ату!»  вдруг   помчался   на   Фардика   и… естественно,  перелетев   через   жертву,  оказался   в   реке.  «– Спасайте», – спокойно   сказал   Фардик   и   зашагал   дальше.  Фардик   уже   отсканировал   с   их   жидких   мозгов   информацию,  что   это   они   безжалостно   расправились   с   его   братьями   и   съели,  насмехаясь   над   «человеком   с   неба»,  который-де  «не   может   уберечь   свою   кровь».  Потому,  забыв   все   принципы   гуманизма,  он   даже   не   огляделся   на   зовущего   о   помощи   вождя.  Пусть   тонет,  а   вам,  братцы-кролики,  пора   бы   научиться   плавать.  Однако   добрая   половина   орды   вновь   кинулась,  уже   сзади,  на   Фардика.  Это   уж   слишком!  Фардик   кинулся   в   реку   и   как   можно   быстрее   переплыл   на   другой   берег,  где   его   поджидало   ещё   одно   чудище.  С   этим   справиться   проще;  ухватившись   за   хвост,  юноша   что   есть   мочи   перекинул   зверюгу   через   себя   и   реку,  после   чего   рухнул   без   сил   от   перерасхода   энергии.  Многотонная   туша,  свалившаяся   на   головы   дикарей,  сделала   своё   дело:  остатки   племени   разбежались   в   края   неизвестные.
 
–Я   считаю,  что   тебе   повезло, – заявил   Кеш.
–Представь   себе,   я   тоже   так   считаю, – ответил   Фардик. – Однако   факт   остаётся   фактом.
–Из-за   этого   ты   задержался   на   сутки?
–Считай,  как   хочешь. 
 
Глава   3.
Дальнейший   пересказ   не   имеет   никакого   смысла;  более   крупных   неприятностей   у   Фардика   не   было,  а   с   мелкими   он   справлялся   как   любой   Робинзон   Земли.  Но   вот   Фардик   засекает   тревогу   Кеша   и…  устраивается   спать,  предварительно   отужинав   пойманным   кабаном.  Зачем   он   так   поступил?  А   просто!  «Лес   мой,  а   они   пусть   понервничают!»
 
–Совесть   есть?
–Откуда   ей   взяться   первобытному   человеку?
 
На   утро   он   развернул   охотничьи   рóзвальни,  как   назвали   самодельное   приспособление   для   перевозки   крупной   добычи,  которые   в   свёрнутом   виде   легко   размещаются   за   спиной,  а   в   развёрнутом   напоминают   низко   посаженные   валики   на   роликах   и,  положив   на   неё   вчерашнюю   добычу,  вышел   из   леса.
Победитель   вышел   из   леса   с  «гордо   поднятой   головой».  Всё,  он   дома!  Неважно,  что   до   него   ещё   идти   да   идти.  Он   дома,  в   зоне   прямой   видимости   домочадцев!  Фардик   сделал   ещё   несколько   шагов   и – привал.  Зачем?  Демонстративно!
Когда   Фардик   подходил   к   дому,  уже   вечерело.  Можно   было   войти   во   двор,  но   Фардик   почти   неожиданно   прошёл   дальше.
–Ты   куда? – соблюдая   видимость   приличия,  спросила   Иола.
В   ответ   молодой   человек   только   кивнул   в   сторону   поджидавшей   его   Су,  а   домашним   сказал:
–Приглашаю   на   свадьбу!
–И   когда   же   она   состоится? – во   всеуслышанье   спросил   Кеш.
–Вот   об   этом   я   бы   хотел   с   тобой   поговорить, – сказал   Фардик, – так   что,  Кеш,  жду   тебя   в   любое   время.
Кеш?  Родители   между   собой   многозначительно   переглянулись   и   улыбнулись.  Получилось!  Да,  планета   получила   не   маменькина   или   папенькина   сынка,  а   Лидера,  способного   повести   за   собой.  Кеш   поднял   открытую   ладонь:
–Хорошо,  гражданин   Фардик,  обязательно   приду   утром   же, – не   без   гордости   вскликнул   Кеш   и,  обняв   улыбающуюся   Иолу,  удалился   в   дом.
Здесь   я   говорю   вовсе   не   об   очередной   робинзонаде.  Далее   здесь   произойдут   события,  о   которых    в   двух   словах   и   не   скажешь.  Понятно,  что   произошло   потом:  Подход   к   дому   невесты   с   добычей   всегда   был   равнозначен    предложению.  Так   было   задолго   до   высадки   Кеша.  Ясно,  что   никому   не   могло   прийти   в   голову,  что   Фардик   способен   не   только   посвататься.  Он   ещё   такой   трофей   смог   дотащить!  Подарок   Фардика   был   принят.  Вдобавок   молодой   человек   приложил   к   нему   охотничьи   рóзвальни.  Никаких   законов   ещё   не   было,  а   слава   семьи   Царицы   нового   племени,  образованного   Кешом,  была   уже   на   высоте.
Сложнее   оказался   второй   пункт   плана:  Взрастить  зачатки   новой   цивилизации.  Но   этого   следовало   ожидать.  Обретя   единомышленника   в   лице   Фардика,   Хук   и   Кеш   словно   с   ума   сошли:  споры   между   ними   продолжались   от  рассвета   до   заката.  Уже   не   раз   Кеш   и   Фардик   получали   от   своих   чем-то   тяжёлым   по   голове,  а   Хук   давно   просил   центр   увеличить   поставку   энергии.  Однажды   это   произошло:
–Скоро   вы   отдохнёте   без   меня, – в   пылу   очередной   стычки   выпалил   Хук,  тут   же   об   этом   пожалев.
–В   чём   дело? – встревожились   Кеш   и   Фардик.
–Центр   планировал   меня    заменить, – сказал   Хук.
–А   ты?
–Пока   отказался.  Ради   вас,  олухов,  цените!
–Спасибо.  Тогда   продолжим…
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   4.
Однажды   среди   ночи   все   мужчины   племени   Иолы  (как,  не   мудрствуя   лукаво,  прозвали-таки   племя)  проснулись   от   мощного   сигнала   тревоги.  В   чём   дело? – Нападение!  Люди   есть   люди,  соседнее   племя   Еловой   шишки,  позавидовав   тому,  как   обстоят   дела   в   племени   Иолы,  решило   внезапно   напасть   на   него   да   разорить.  Ведь   если   у   кого-то   хорошо   идут   дела,  всегда   найдётся   какой-нибудь   доморощенный   Герострат,  готовый   уничтожить   всё   на   своём   сомнительном   пути.
–Что   случилось? – тревожно   зазвучал   один   и   тот   же   вопрос   встревоженных   жён,  сестёр,  дочерей,  матерей…
–Война, – коротко   отвечали   мужчины.
–Что   это   такое?
–Большое   горе.  Слава   Хуку,  он   вовремя   включил   зуммер!
Чмокнув   домочадцев,  мужчины   уходили   в   ночь.  Объясняя,  что   такое – война   и   как   с   этим   бороться,  Кеш   и   Хук   не   раз   извинялись   за   то,  что   раньше   не   предупреждали   об   этом.  «– Напрасно   я   полагал,  что   обойдётся»,– укорял   себя   Кеш.  «– А   я-то   чего   не   настаивал   на   военной   подготовке?» – вторил   ему   Хук.  Хватит   вам   сокрушаться,  то   и   дело   твердили   им   парни.  Лучше   давайте   дальше   объяснять,  мы   слушаем.
Да-да,  посовещавшись   немного,  Кеш   и   Хук   решили   наделять   экстрасенсорными   способностями   всех   мужчин   племени,  это   резко   ускоряло   все   процессы   обучения.
Когда   парни   добрались   до   площади   Совета,  у   них   уже   были:  тетива,  лук   и   стрелы,  сделанные  по   дороге,  на   ходу.  Точнее   говоря,  метательные   стрелы   у   них   уже   были   давно,  ими   охотились.  Но   ведь   для   увеличения   дальности   этого   не   достаточно.  Попутно   местному   кузнецу   Кеш   и   Хук   передали   проект   арбалета,  но   это – на   будущее.  Пока   же   надо   было   решить,   что   делать   с   агрессорами.  Они   ещё   были   на   марше,  племя   Иолы   могло   атаковать   их   с   опережением,  но   в   таком   случае   если   хоть   один   захватчик   вырвется  на   свободу,  в   агрессии   можно   будет   обвинить   Иолу,  а   не   Лбу,  Царицу   племени   Еловой  шишки.  «– Тогда   может   начаться   многолетний   конфликт»,– аргументировал   свою   позицию   Кеш.  «– Какой   ещё   конфликт, – отвечал   Хук. – Ты   судишь   по   истории   нашей   страны,  но   это   не   значит,  что   ты   прав.  Я   могу   привести   множество   примеров,  когда   опережающий   удар,  напротив,  приводил   в   чувство   агрессора».
–Предлагаю   голосовать, – сказал   Фардик.
–Как   ты   это   себе   представляешь? – спросил   Кеш. – У   нас   и   так   сейчас   каша   в   голове,  мы   же   ведём   совещание   в   поле   Хука,  а   не   голосом.
–А   что   нам   мешает   перейти   на   голос?
–Возможный   шпион   в   ближайших   кустах.
Раздался   громкий   хохот   и   первое   в   истории   планеты   голосование   мужчин   началось.
 
–А,  всё-таки   не   обошлись   без   элемента   патриархата? – съязвил   Зоркий   Взгляд.
–Так   ведь   в   полевых   условиях, – вздохнул   Кеш.
–Моя   Су   предлагала   пойти   вместе   с   нами, – добавил   Фардик, – еле   отговорил.
–А   так   приняла   бы   командование   на   себя? – уточнил   я. – Трусы!
–Но   мы   же   приняли   решение,  в   конце   концов! – оправдывался   Кеш.
–Ещё   бы   вы   его   не   приняли!  Тогда   бы   вас   раздавили   бы   на…
–Попрошу   не   выражаться.
 
Общим   голосованием   было   принято   решение   атаковать   первыми.  При   этом   молча   разделились   на   три   группы.  Две   из   них   пошли   в   обход   захватчиков   справа   и,  соответственно,  слева   предполагаемого   поля   битвы.  Ничего   не   подозревающие   враги   ползли   по-пластунски   как   можно   тише,  но   их   давно   уже   обнаружили.  Потому   первые   жертвы   были   даже   не   убиты,  на   них   ещё   живых   прыгали   внезапно,  затыкали   рот   и   связывали   по   рукам   и   ногам   сорванной   на   лету   лианой,  которая   на   той   планете   была   крепче   каната.  Таким   образом,  когда   началась   реальная   сеча,  большинство   было   уже   на   стороне   племени   Иолы.
Бой   закончился   быстро:  Кеш   потерял   одного   человека,  люди   Бора,  предводителя    племени   Лесной   шишки, – только   трёх.  Получилось   это   просто:  сильные   и  умные   люди   Царицы   Иолы   не   стремились   убивать   врага,  а   всякими   путями   лишали   соперника   возможности   передвижения:  обездвижить,  завалить,  связать – и   дело   в   шляпе!  Таким   образом,  человек   двадцать   Кеша   через   полчасика   вели   в   плен   221 ого   пленника!  На   троне   уже   восседала   обеспокоенная   Иола,  остальные   дамы  (быстро   прижилось   это   обращение)  сидели   на   почётных   местах.  Предоставив   по   здешнему   этикету   головы   пленных   под   ноги   Царицы   в   порядке   очереди,  Кеш   поведал   о   том,  что   произошло:  что   такое – война,  какие   решения   принимались,  какие   были   сомнения,  как   одержали   победу   и   т. д.  и   т. д.
 
–Вы   либо   телки,  либо   слишком   миролюбивы, – произнёс   Зоркий   Взгляд. – Так   дело   не   делают.
–Смею   заверить,  что   войной   не   всегда   всё   можно   решить, – вставил   я. – Иногда   мирным   путём   можно   добиться   намного   большего,  нежели   войной.  Но   оперативное   командование   всегда   ведёт   полевой   командир.
–Мы   так   и   делали,  но   тот   бой   был   незапланированным,  потому   у   нас   не   было   никакой   стратегии, – оправдывался   Кеш. – Ну,  и   поэтому   стратегию   дальнейших   возможных   боёв   мы   вынесли   на   Совет.
–Не   вполне   согласен,  но   у   нас   есть   поговорка:  «Победителей   не   судят», – сказал   я. – Хорошо,  так   какую   стратегию   вы   приняли?
–Да   так   и   действовать   в   будущем!
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   5.

Может,  в   какой-то   мере   этот   эпизод   был   проходным,  но   этой   никому   не   нужной,  в   принципе,  победой   были   достигнуты   две   цели:  во-первых,  племя   Иолы   стало   считаться   непобедимым,  что   давало   передышку   лет   на   сто.  А,  во-вторых,  неожиданно   поднялся   собственный   авторитет   Кеша   в   глазах   дам   племени.  Фактически   Кеш,  Фардик   и   ещё   несколько   подростков   и   получили   карт-бланш   на   проведение   многих   болезненных   нововведений.  Так,  вскоре   после   этого   случилась   авария   на   первом   на   планете   металлургическом   мини-комбинате.  Погибли   30   работников!  Для   молодой   цивилизации   это – значительная   катастрофа,  в   пору   было   ставить   вопрос   о   свёртывании   всех   начинаний.  Но   этого   не   произошло.  Погоревав   дней   30,  Совет   Царицы   дал   добро   на   продолжение   реформ.  Странно,  но   факт.
Уже   действовала   узкоколейка   до   солёного   озера,  откуда   зимой   добывали   соль   и   круглогодично – рыбу.  Арбалеты   на   порядок   удешевили   стоимость   мяса,  а   новое   сельское   хозяйство   без   раскачки   взялось   за   селекционные   работы.  Новые   архитекторы   строили   новые  замки   и   дома   необычной   планировки.  Ведь   если   человеку   никто   не   мешает,  он   в   принципе   способен   на   многое.  Были   ведены   деньги,  разработана   государственно-бюрократическая   система,  социальные   классы   в   соответствии   с   профессиями,  а   не   с   материальным   достатком,  образованием,  положением   в   обществе…
 
–Хочешь   сказать,  у   тебя   всё   получилось? – спросил   один   из   командоров,  провожая   последний   луч   заходящего   белого   солнца.
–А   почему   бы   нет? – ответил   Кеш.
–По-моему,  мы   получили   слишком   зависимую   цивилизацию.  Как   бы   это   нам   боком   не   вышло.
–Сейчас   только   эта  «зависимая   цивилизация»  имеет   технические   возможности   для   того,  что бы   в   час  «Икс»  выбросить   из   этого   пространства   нужное   количество   массы.
–Этого   мало.  Силами   одной   цивилизации   от   общего   коллапса   не   спастись.  «Лишнюю   массу»  надо   будет   выбрасывать   из   Вселенной   в   течение   нескольких   миллионов   лютиковых   лет,  а   это – средний   период   существования   белковообразной   жизни.  Кроме   того,  люди   планеты   Лес  (как   вы   её   назвали)  уже   успели   зазнаться.
–Да   ну?  Так   безнадёжно? – вступился   Фардик. – Но   когда   я   покинул   Лес,  они   гордились,  а   не   зазнавались.
–По-моему,  вы   лишили   их   самого   главного,  Бога, – заявил   По.
–Мы   посчитали, – пояснил   Хук, – что   религия   затормозила   бы   развитие   цивилизации.
–Ладно,  парни,  пора   по   домам.  Завтра   договорим… 
avatar
  • Valex
  • 0
 
ЧАСТЬ   3.
ЗОРКИЙ  ВЗГЛЯД.
Глава   1.
·                   –Доброе   утро! – сказал   я   Хуку,  видя,  как   тот   с   утра   пораньше   с   наслаждением   плещется   в   воде,  необычно   тёплой   и   нежной   для   столь   раннего   часа. – Как   спалось?
·                   –Отлично! – радостно   сообщил   Хук,  выходя   на   берег. – Может,  окунёшься?  Как   бы   сказали   у   вас,  вода   как   парное   молоко.
·                   –На   Земле   в   это   время   море   ещё   холоднова­тое,  но   здесь   с   удовольствием! – сказал   я,  подходя   к   океану. – А   где   Кеш?
·                   –Да   пошёл   он   к   чёрту! – неожиданно   сказал   Кеш. – Вон   он   идёт.  Сколько   лет   вместе,  с   ума   сойти!
·                   –Что   вдруг   такая   немилость? – деланно   удивился   я,  заходя   в   море, – поцапались,  что   ли?
·                   –Да   нет,  отдыхаем   друг   от   друга.  Имеем   право?  Хотя   на   самом   деле,   мы   настолько   сблизились,  что   жить   один   без   другого   не   можем, – сказал   Хук,  отпивая   утренний   сок   со   столика   и   садясь   в   шезлонг. – Привет,  Кеш!  Согласен   со   мной?
·                   –Более   чем, – ответил   подошедший   Кеш. – Сочувствую   вам,  парни;  возвращаться   домой   после   этой   красоты…
·                   –Типун   тебе   на   язык! – это   уже   подошёл   По. – Меня   сюда   из   петли   вытащили.
·                   –А   я   вообще   с   моста   прыгнул, – подтвердил   Хук. – До   сих   пор   по   ночам   снится,  как   камень   искал.
·                   –Иначе   мы   бы   сюда   не   попали, – подытожил   Зоркий   Взгляд.
·                   –Все,  кажись,  в   сборе, – быстро   подошёл   мой   партнёр   Ферт. – Доброе   утро.  Хорош   сегодня   день?  С   кого   начнём?
·                   –Привет! – сказал   я. – Предлагаю   с   нашего   индейца.
·                   –Почему?
·                   –Да   по   принципу   пусть   ложно   понимаемого,  но   историзма.  Ведь   древнеамериканская   цивилизация   тоже   далеко   не   ушла   от   каменного   века.
·                   –В   принципе,  оно,  конечно,  так, – замялся   Зоркий   Взгляд, – но   солнце   всем   светит   одинаково.  Почему   я?
·                   –Чувствую,  не   соскучимся, – удовлетворённо   сказал   я. – Ещё   слова   не   было   произнесено,  уже   какая   поэтическая   метафора!  То   ли   ещё   будет!
·                   –Ох,  да   ничего   не   будет, – тяжело   вздохнул   докладчик. – Не   смог   я.
·                   –Мне   бы   так   не   смочь! – воскликнул   По, – я   бы   тогда,  уж,  раскрутил   бы   эту   мафию,  будь   она   не   ладна!
·                   –Их   никто   не   смог   бы   раскрутить, – заявил   Ферт, – успокойтесь!
·                   –А   что   мы   тогда   здесь   делаем? – спросил   я.
·                   –Спасаем   Вселенную, – последовал   ответ.
·                    
·                   На   высоком   крутом   берегу   ещё   не   названного   океана   гордо   и   твёрдо   стояли   два   человека:  молодой,  статный   индеец   и   вождь,  одновременно   являющийся   ему   отцом.  Лёгкий   бриз   весело   трепал   им   перья   кондора   на   затылке.  У   вождя   их   было   больше,  чем   у   юноши,  ведь   Зоркий   Взгляд   только   начинал   свою   жизнь,  а   старый   вождь   уже   совершил   достаточно   подвигов,  что бы   руководить   таким   большим   племенем,  как   племя   Одинокого   Утёса.  Этот   утёс   одиноко   и   неприкаянно   стоял   в   океане   в   двухстах   метрах   от   берега.  Раз   в   год   мальчишки,  достигшие   14 ти   лет,  проходили   Обряд   Посвящения:  доплыв   до   этого   Утёса   и   взяв   из   гнезда   кондора   на   вершине   крутой   скалы,  они   возвращались   обратно.  Совсем   недавно   юный   Зоркий   Взгляд   тоже   прошёл   через   это.  Но   незадолго   до   Обряда   он   заметил   нечто,  что   подтвердилось   там,  на   Утёсе.  Об   этом   он   и   вёл   сейчас   речь   с   Твёрдой   Рукой:
·                   –Даже   рыба,  пойманная   в   сети,  пытается   сопротивляться, – говорил   Зоркий   Взгляд. – Почему   же   Твёрдая   Рука   боится   дать   по   заслугам   этим   нелюдям?
·                   –Потому   что   они – боги, – спокойно   ответил   вождь, – кто   их   осудит?
·                   –Если   койот   утверждает,  что   он – лама,  ничего   от   этого   не   меняется, – говорил   юноша. – Дозволь   только   поговорить   с   ними!
·                   –Камень   останется   камнем,  даже   если   назвать   его   золотым   самородком, – сказал   Твёрдая   Рука, – по  голове   бьёт   так   же   больно.  Так   не   лучше   ли   использовать   его   по   назначению?
·                   Разговор   продолжался   около   трёх   часов   по   современному   исчислению.  Зоркий   Взгляд   безуспешно   просил   отца   войти   в   священный   круг   и   поговорить   с   теми,  кто   выдаёт   себя   за   пантеон   богов.  Однако   вождь,  раскрошивший   немало   вражьих   черепов   своей   рукой,  за   что   и   получивший   прозвище,  почему-то   категорически   протестовал.  Зоркий   Взгляд   никак   не   мог   понять,  почему?  Где   справедливость,  столь   часто   воспеваемая   его   отцом?
avatar
  • Valex
  • 0
 
Глава   2.
·                   История,  как   всегда,  началась   неожиданно:  просто   незадолго   до   Обряда   Папенькин   Сынок,  как   пока   называли   будущий   Зоркий   Взгляд,  отправился   на   охоту.  Обычно   сыны   племени   Одинокого   Утёса   не   ходили   на   охоту   до   Обряда   Посвящения.  Но   положение   сына   вождя   обязывало   Папенькина   Сынка   избавиться   от   присущей   ему   слабости.  Данное   прозвище   парень   заработал   ещё   шести   лет   от   роду,  когда   в   играх   надо – не   надо   пользовался   авторитетом   могущественного   отца.  На   ранних   порах   его   вполне   устраивала   такая   кличка,  он   воображал   себя   наследником   отцовских   Перьев,  но   это   длилось   недолго.  Вскоре   до   сознания  «наследника»  стало   доходить,  что   означают   косые   взгляды   сверстников.  В   запальчивости   он   нередко   кричал:  «– Я   не   папенькин   сынок!  Я – мужчина!»,  но   было   уже   поздно.
·                   Как   часто   мы   совершаем   то,  о   чём   позже   горько   сожалеем!  Особенно   часто   это   бывает   в   детстве.  Однако   обычно   детские   проступки   ничего,  кроме   тайных   угрызений   совести,  не   оставляют.  Только   не   в   случае   завышенной   пассионарности!  Тогда   исправление   явной   или   мнимой   ошибки   превращается   в   идею-фикс.
·                   Тяжело   иногда   бывает   доказывать,  что   ты – не   верблюд,  если   все   убедились   уже   в   обратном.  В   ответ   хихиканье   в   сторону   превращалось   в   откровенный   гогот.  А   когда   над   ним   потешались   девочки,  Сынок   хотел   провалиться   под   землю!  Понятно,   что   как   только   мальчик   почувствовал   в   себе   силы,  он   стал   тайно   ходить   на   охоту.  Тогда   не   только   в   древней   Америке   не   было   другого   метода   физического   совершенствования.  А   охота   хочешь – не   хочешь   развивает   человека.  Слабым   там   делать   нечего.
·                   Зоркий   Взгляд  (будем,  всё   же,  так   его   называть)  к   тому   времени   уже   не   однажды   ходил   на   охоту,  отпрашиваясь   погулять   с   ребятами.  На   этот   раз   он   забрёл   туда,  куда   ещё   не   заходил.  Услышав   за   деревьями   шум   водопада,  он   стал   подкрадываться   к   нему,  прячась   в   густых   кустах,  ведь   где   вода,  там   обычно   бывает   много   живности.  Однако   у   неожиданно   открывшегося   водопада  с   небольшой   площадкой   чуть   ниже   по   местоположению   юного   охотника   оказались   не   звери   и   не   птицы,  а   какие-то   неизвестные   люди.  Они   были   белыми,  да   ещё   в   каких-то   странных   шкурах   по   определению   подростка.  Но,  видимо   заметив   за   собой   слежку,  вскоре   они   заторопились.  Но   куда?  Под   ними   со   всех   сторон   была   вода.  И  только   такой   же   одинокий   утёс   безнадёжно   возвышался   над   бездной   падающей   воды.  На   его   глазах   люди   собрались   в   только   что   замеченный   юнцом   круг   в   центре   площадки   и   исчезли.  Затем   растаял   и   сам   бледно-голубой   круг.  «Чудеса!», – подумал   Зоркий   Взгляд.  Но   отец   не   раз   с   загадочной   улыбкой   твердил,  что   чудес   не   бывает.  А   как   же   понимать   тогда   то,  что   он   видел?  И   вообще,  что   они   бормотали?  На   каком   языке?  Их   язык   не   походил   ни   на   один   из   знакомых   Зоркому   Взгляду   языков.
·                   Парень   тогда   в   первый   раз   пришёл   домой   с   добычей   и,  уже   не   прячась,  объявил   об   этом   всем.  А   так   как   подстрелил   он   кондора,  который   в   принципе   почти   не   спускается   на   землю,  молодой   индеец   и   получил   это   гордое   прозвище – Зоркий   Взгляд.  Но   о   той   встрече   он   не   забыл…
·                    
·                   –Честно   говоря,  с   тебя   было   достаточно   этого, – сказал   Ферт. – Но   ты   действительно   сын   своего   отца,  ты   пошёл   дальше.
·                   –Но   ведь   я   ещё   не   знал,  кто   они, – вздохнул   молодой   командор. – Мне   просто   было   интересно,  как   любому   пацану,  кто   они   такие,  откуда   они   взялись…  А   когда   выяснил…  Не   останавливаться   же   на   середине!
 
avatar
  • Valex
  • 0
 
Глава   3.
·                   Зоркий   Взгляд   ещё   неоднократно   ходил   на   охоту   с   тайной   надеждой   разобраться,  в   чём   там   дело?  Однажды   он   нашёл   достаточно   длинную   лиану,  привязал   один   конец   за   верхушку   ближайшего   дерева   и   перелетел   через   пропасть   на   эту   неизвестную   скалу.  Разумеется,  он   там   ничего   не   нашёл.  А   вот   жизнь   себе   усложнил:  лиана   маятником   вернулась   назад   и   парень   оказался   в   незавидном   положении, – один   среди   грохочущей   воды   семью   метрами   ниже  (переводя   в   современные   XXI  ому  веку   единицы   измерения).  Что   было   делать?  После   некоторых   вращательных   движений   парень   сел   и   задумался…
·                    
·                   –И   тут   появился   ты? – утвердительно   спросил   По   меня.
·                   –Да,  появился,  но   на   короткое   время, – ответил   я.
·                   –А   как   же   ваше  «мы   в   ответе   за   тех,  кого   приручили»?
·                   –Демагогия, – ответил   я. – Да   этот   парень   сам   за   кого   хочешь   ответит!  Это   во-первых,  а   во-вторых,  тогда   его   не   надо   было   вести,  просто   его   время   ещё   не   пришло.  Я   и   сам   момент   его   спасения   стёр   из   его   памяти,  и   вам   не   расскажу,  как   это   было.
·                   –Поэтому   я   ничего   не   помню, – понял   наконец   Зоркий   Взгляд. – А   в   книге   напишешь?
·                   –Я   не   собираюсь   возвращаться, – самонадеянно   заявил   я. – Но   даже   если   так   получится,  я   об   этом   не   напишу.  Знаете,  ведь,  моё   время   в   прошлом   относительно   большинства   командоров,  а   значит,  у   всех   у   вас   есть   шанс   узнать   об   этом   из   древней-древней   для   вас   книги.
·                   –Хорошо,  поехали   дальше.
·                   –А   дальше,  собственно   говоря,  ничего   не   было.
·                    
·                   По   крайней   мере,  до   Обряда   Посвящения,  который   состоялся   через   несколько   дней.  Он   начался   с   того,  что   когда   встало   солнце,  красное   ещё   от   недавней   спячки,  Великий   Шаман   громко   заиграл   на   бубнах   и   барабанах   клич  «Пробуждайтесь!»:
·         
·        –Пробуждайтесь,  просыпайтесь!
·        Солнце   красное   взошло!
·        Над   предгорьями   давно,  уж,
·        Будто   в   полдень,  рассвело!
·        Боги   ждут   нас   и   сегодня
·        Мы   проводим   в   добрый   путь
·        Наших   сыновей   любимых.
·        В   добрый   час   им   добрый   путь!
·         
·                   В   этот   день   люди   во   всех   домах   вставали   с   улыбкой,  так   как   Обряд   Посвящения   считался   праздником.  Особенно   радовались   виновники   торжества,  не   показывая,  тем   не   менее,  вида.  Сегодня   им   предстояло   немало   ещё   помучиться:  им   предстояло   бежать   пока   солнце   не   достигнет   зенита   и   Великий   Шаман   не   ударит   в   большой   гонг,  затем   по   отставанию   от   пробежавшего   дальше   всех   лидера   на   два   ритмичных   удара   гонга   прыгнуть   в   океан   и   устремиться   на   Одинокий   Утёс,  взять   из   гнезда   кондора,  спрятанного   на   вершине   скалы,  яйцо  (о   чём   уже   говорилось)  и,  не   разбив   его,  вперёд   всех   донести   до   вождя   племени.  Тот,  кто   сделает   это   первым,  не   только   станет   взрослым   мужчиной  (как   остальные),  но   ещё   войдёт   полноправным   участником   в   Великий   Совет   Вождей   и   вдобавок   сможет   в   любое   время   взять   себе   любую   жену.  Остальные   три   человека   всего   лишь   будут   иметь   совещательный   голос   в   Совете,   а   всё   прочие   будут   доказывать   повторно,  через   пять   дней.  Если   претендентов   было   больше,  то   оставшиеся   сдавали   этот   экзамен   через   год.  Кроме   того,  убавлялся   на   год   их   возраст. 
·                   Зоркий   Взгляд   всегда   любил   наблюдать   за   этим   зрелищем   с   высоты   отцовского   Утёса   Вождя,  но   сегодня   ему   самому   предстояло   пройти   этот   красивый   сверху   маршрут.  Однако   волноваться   было   уже   некогда:  Погремушка   Богов   уже   прозвучала,  старт   дан.  Особой   трассы   как   таковой   не   было.  Участникам   забега   надо   было   просто   удалиться   на   максимально   длиннейшее   расстояние,  визуально   определяемое   с   Утёса   Вождя.  А   так   как   времени   было   много,  мягко   говоря,  к   финишу  (к   полудню)  все   отставания   были   очевидны   для   каждого.
·                   Поскольку   Зоркий   Взгляд   уже   излазил   все   окрестности   не   раз   и   не   два,  он   и   отбежал   дальше   всех.  Зрители   на   возвышенностях   то   и   дело   восклицали:  «– Смотрите,  как   бежит!  Вот   тебе   и   папенькин   сынок!  Настоящий   вождь!».  Поэтому,  уставший,  но   довольный,  Зоркий   Взгляд   с   наслаждением   бросился   в   пучину   вод   по   первому   удару   гонга   Жрецов.  Так   как   в   отличие   от   соперников   Зоркий   Взгляд   к   тому   же   превосходно   плавал,  он   и   на   Одинокий   Утёс   прибыл,   когда   другие   только-только   поджидали   второго   удара   гонга.  У   него   было   время,  немного   отдышавшись,  оглядеться   по   сторонам,  что   он   и   сделал.  Тут-то   он   и   обнаружил   под   орлиным   гнездом   контуры   голубоватого   круга.  Странно,  подумал   юноша.  Какая   связь?  Зачем   кондору,  пусть   даже   святому,  знак   Кольца?  Чисто   из   любопытства   Зоркий   Взгляд   приподнял   гнездо   и   вдруг   над   кругом   взвился   полупрозрачный   столбик   света!  Что-то   ему   подсказало,  что   это – Вход.
·                    
·                   –Это   ты? – спросил   Зоркий   Взгляд   меня,  оборвав   свой   рассказ.
·                   –Нет,  не   я, – честно   ответил   я. – Вероятно,  сработали   гены.
·                   –Но   отец   мне   никогда   об   этом   не   рассказывал.
·                   –Ну,  и   что?  Может,  он   сам   не   знал.  Может,  об   этом   входе   знали   только   те   вожди,  при   котором   он   появился.  У   вас   же   власть   передаётся   по   наследству.
·                   –Почему   же   тогда   фраза  «чудес   не   бывает»  в   устах   отца   звучала   столь   загадочно?
·                   –Вероятнее   всего, – предположил   Ферт, – что   жить   под  «чёрными   командорами»  намного   легче.  Ведь   последние   бандиты,  удравшие   некогда   в   подпространство,  нуждались   только   в   энергии,  а   её   могли   получать   только   от   эмоций   этого   мира.  При   чём,  самой   вкусной   пищей   для   них   были   отрицательные   эмоции.  Возможно,  твой   отец   знал   об   их   существовании   и   могуществе,  но   не   совсем   понимал   их   силы   и   развращённости   нравов.  Ведь   и   ваша   цивилизация   не   отличалась   христианским   гуманизмом.
·                   –Это   сказки.  Вы   про   нас   не   всё   знаете.
·                   –Возможно…
·                    
·                   Зоркий   Взгляд   вошёл   в   этот   столбик   и   оказался   в   какой-то   серо-буро-малиновой   пустоте.  Затем   этот   неопределённый   туман   рассеялся.  Молодой   индеец   очутился   в   странном   для   него   помещении,  у   дальней   стены   которого   находилось   нечто   странное,  именуемое   в   более   современных   языках   пультом   управления.  (Я   думаю,  что   это   лучше   звучит,  чем   индейское  «скала   с   мигающими   и   немигающими   камешками»).  Поражённый   увиденным,  Зоркий   Взгляд   вынужден   был   вскоре   вернуться   назад,  так   как   никого   не   обнаружил,  а   время   шло.  Надо   было   возвращаться   и   он   вернулся,  просто   отступив   на   шаг   назад.
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   4.
·                   Так   было   обнаружено   осиное   гнездо   межгалактических   негодяев   всех   мастей.  Но   обнаружить   и   обезвредить – не   одно   и   то   же.  Однако   пассионарии   это   слабо   понимают,  они   всегда   хотят   всё   и   сразу.  Эта   проблема   особо   остро   стоит   перед   бескомпромиссными   пассионариями,  в   этом   и   заключаются   многие   беды   различных   цивилизаций.  Ведь   кроме   положительных   пассионариев   есть   ещё   и   отрицательные  «геростраты»,  которых   хлебом   не   корми – дай   только   устроить   какую-нибудь   пакость.
Естественно,  Зоркий   Взгляд   не   мог   оставить   это   дело   без   внимания.  Относительно   легко   победив   в   Обряде,  он   не   забыл   про   этот   случай   и   всё   чаще   и   чаще   навещал   таинственное   место.  Там   по-прежнему   никого   не   было.  Но   однажды   это   произошло;  он   увидел   тень   убегающего   человека.  «– Это   уже   обнадёживает»,– подумал   парень.  Так   как   времени   было   много,  он   решил   где-нибудь   затаиться   и   посмотреть,  чем   всё   это   кончится?  Ждал   он  долго.  Очевидно,  что   обитатели   этого   таинственного   места   каким-то   образом   были   осведомлены   о   присутствии   этого   наглого   юноши   и   не   собирались   показываться   ему   на   глаза.  Но   на   этот   раз,   видно,  их   планы   изменились:  один   из   них,  плешивый   и   противный   карлик,  вышел   из-за   двери   и   по-хозяйски   спросил:
–Ну,  что   ты   нас   преследуешь?  Не   надоело?
–Я   только   хочу   узнать,  что   всё   это   значит?  Кто   вы   такие?
–Мы – ваши   боги.
–Не   похоже.  Боги   перегаром   не   воняют.  (Здесь   я   смягчил   подлинное   выражение   Зоркого   Взгляда).
–Даже?  А   чем   же   они,  по-твоему,  благоухают?
–Чистотой   помыслов   и   добрыми   намерениями.            
·                   –И   как,   по-твоему,   выглядят   боги?
·                   –Не   знаю,  но   по-другому.
·                   –Хорошо,  малыш,  мы – не   боги,  мы – ваши   хозяева.  Что   это   меняет?
·                   Зоркий   Взгляд   тут   же   как-то   гордо   приосанился,  стал   выше   ростом:
·                   –Наш   народ – свободный   народ,  он   никогда   никому   не   прислуживал.  Кто   вам   дал   право   распоряжаться   нами?
·                   –Это   право   сильных, – ответил   карлик,  закинув   ногу   на   ногу. – Как   бы   вы   сказали,  в   диких   прериях   прав   сильнейший.  Собственно   говоря,  чем   ты   недоволен?  Мы   владели   вами   испокон   веков   и   всё   было   нормально.
·                   –И   никто   не   знал   про   ваше   существование?
·                   –Ну,  почему   не   знал?  Все   ваши   вожди   знали,  в   том   числе   и   твой   отец.  Почти   все   ваши   вожди   пытались   нам   как-то   сопротивляться,  но   ничего   у   них   не   вышло.  Если   же   и   ты   пытаешься   встать   в   позу,  лучше   сразу   угомонись.
·                   –Это   угроза?
·                   –Понимай,  как   хочешь.
·                    
·                   И   вот   он   стоит   на   высоком   берегу   неназванного   океана   и   беседует   об   увиденном   с   Твёрдой   Рукой.  Почему   за   столько   лет   не   было   даже   попытки   оказать   сопротивление?
·                   –Если   койот   поедает   одного   кролика,  другие   могут   спокойно   прогуливаться   подле   него, – ответил   вождь.
·                   –Люди – не   кролики, – произнес   Зоркий   Взгляд.   
·                   –Ох, – тяжело   вздохнул   вождь, – я   вижу,  тебя   не   переубедишь.  Делай,  как   знаешь!     
·         
Глава   5.
·                   –Вот   здесь   можно   было   бы   закруглиться, – заметил   Ферт. – Кто   тебе   мешал   вырвать   Зоркий   Взгляд   сюда? – спросил   он   меня.
·                   –Сам-то   ты   не   очень   торопился   меня   вырывать,– парировал   я. – Что   же   касается   Зоркого   Взгляда,  я   хотел   дать   ему   шанс.  А   вдруг   получилось   бы?  Да   и   знал   я,  что   смогу   спасти   его   в   любой   момент.
·                   –Хорошо,  на   следующий   день   Зоркий   Взгляд   отправился  к   этим   нелюдям   и   сиганул   в   море…
·                    
·                   Да,  когда   парень   проник   в   их   логово,  держа   в   руке   томагавк,  его   уже   поджидали.  Зоркий   Взгляд  только   и   успел   сказать:
·                   –Я   вам   в   последний   раз   говорю…
·                   Его   схватили,  связали,  перевели   куда-то   в   другое   помещение   и  стали   пытать,  наслаждаясь   его   болью.  Пытали   его   долго   и   изощрённо,  вскоре   на   теле   юноши   не   осталось   ни   одного   живого   места   и   в   конце   концов   его,  полуживого,  выкинули   в   этот   мир   как   отработанный   мусор.
·                   «А   мы,  дураки,  принимаем   боль   за   высшее   благо, – тяжело   рассуждал   Зоркий   Взгляд. – Милость   богов.  Да   кому   она   там   нужна?  Им   даже   не   наша   кровь   нужна,  им   всегда   были   нужны   наши   страдания…  И   зачем? – да   в   качестве   пищи!  Что   за   это   мир,  где   для   того,  что бы   выжить,  нужны   чувства   других   людей,  а   для   того,  что бы   жить   неплохо   да   сытно,  необходимо   горе,  боль,  страдания?  И   я   ничего   не   могу   с   этим   делать…»
·                    
·                   –Тут   я   его   и   выхватил, – сказал   я.
·                   –Молодец! – саркастически   похвалил   меня   Кеш.
avatar
  • Valex
  • 0
 
ТОМ  II
Золотой
Овелан
 
ЧАСТЬ   1.  Я
Глава   1.
Трудно   быть   не   богом,  а   человеком.  Ещё   труднее   оставаться   им   на   протяжении   жизни.
Эта   пришедшая   на   ум   сентенция   привела   чуть   ли   не   в   траурные   чувства   командоров.  Как   же   так   получилось?
–А   как   могло   получится   иначе? – вставил   в   молчаливую   паузу   один   из   командоров. – Боги   в   отличие   от   людей   не   ошибаются.  Но   мы – люди.
–Мало,  знаете   ли,  успокаивает, – сказал   Ферт. – Чёрт   меня   дёрнул   делать   этот   переход!
–Без   межпространственного   перехода, – заметил   я, – не   получилось   бы   не   только   у   них,  но   и   у   нас.  Наша   Вселенная   достаточно   бесконечна,  что бы   в   этом   усомниться.  Лучше   скажите,  с   кого   начнём   на   этот   раз?
–Ты   у   нас   писатель,  тебе   и   решать.
–Хук,  не   набивался   я   в   летописцы   этой   эпопеи, – ответил   я. – Меня   вызвал   Ферт.
–Давай   с   этого   и   начнём, – предложил   Фардик.
–Но   это   будет   не   по   хронологии, – ответил   я. – Да   и   особого   сюжета   я   здесь   не   вижу.
–Зато   начинать   проще.
 
Сколько   было   подобных   моментов   в   моей   жизни!  Да   сколько   угодно!  Эти   моменты   есть   у   каждого   человека.  И   я   не   вижу   смысла   уточнять   тот   день   и   год,  когда   я   оказался   там,  на   станции   спасения,  вполне   здоровым,  но   с   перспективой   вернуться   к   себе.
–Ну,  и   какой   нынче   год? – не   теряя   времени   на   ненужные   удивления,  спросил   я.
–Да,  вы   прекрасно   осведомлены,  что   здесь   происходит, – заметил   молодой   человек.  Отвернувшись   вполоборота,  Ферт  (а   это   был   он)  пояснил. – Ваши   учёные   оказались   правы;  этот   раскалённый   шар – Солнце,  Земли   больше   нет.  По   вашему   исчислению,  сейчас   3.276.001 ый   год   от   Рождества   Христова,  хотя   это   уже   не   важно.  Мы   стараемся   спасти   самых   лучших   представителей   землян   за   всю   историю   Земли.
–И   среди   них,  конечно,  я, – съехидничал   я.
–Нет,  вы   не   являетесь   представителем   этой   элиты.  На   вас   возложена   другая   задача:  донести   правду   до   вашего   времени.  После   того,  как   вы   осмотрите   всё,  что   вам   надо,  вы   вернётесь   к   себе   и   напишите   про   это.
–Конечно,  в   том   состоянии,  в   котором   прибыл   сюда? – уточнил   я. – А   если   я   не   захочу?
–Начнём   с   того,  что   вас   никто   не   спросит, – ответил   Ферт. – Но   это   зависит   не   от   меня,  меня   самого   ничего   хорошего   дома   не   ждёт.                  
–А   насколько   нужно   моё   участие   в   этом   деле?  Ведь   мне   всё   равно   никто   не   поверит.
–Если   даже   это   так,  если   даже   никто   не   прочитает   то,  что   вы   напишите,  всё   равно   будет   дан   сигнал   вашему   времени   о   дополнительной   мобилизации   сил   в   решении   этого   вопроса.
–Да   что   тут   можно   решить?  Вон,  печёт,  само   себе,  небось,  не   радо.  Здесь,  наверняка,  ещё   какая-то   суперзащита,  да?
–Иначе   мы   бы   изжарились.  Пора   отправляться.  Сейчас   достанем   ещё   кой-кого   и   отчалим.
В   помещение   вбежал   ещё   один   запыхавшийся   человек   и   тяжело   выдохнул,  плюхнувшись   в   кресло:
–Фу,  сделал!  Кеш   отправлен  «пасти»  инспектора   По.  С   минуты   на   минуту   они   будут   здесь.  Привет,  Валекс!
Удивляться   тому,  что   он   меня   знает,  было   нечего;  скоро   и   я,  выйдя   из   обучающего   бокса,  обрету   способность   читать   мысли   и   передавать   их   на   расстояние,  ведь,  на   самом   деле,  без   этих   способностей   в   дальнем   космосе   делать   нечего,  связь   нужна   постоянно.  Да   и   лишние   знания   никогда   не   помешают.  Я   кивнул   незнакомцу,  уже   зная,  что   потом   мы   с   ним   близко   сойдёмся,  и   вошёл   в   бокс.
Надевая   предложенное   голосом   головное   кольцо   с   лампочками   да   выступающими   иголочками,  я   заметил,  что   один   рычажок   на   пульте   опущен   до   минимального   значения.  Я   догадался,  что   это – уровень   знаний   и   поднял   его   до   упора:  я   не   хотел   быть   просто   свидетелем   и   летописцем   достославных   подвигов   командоров,  я   рассчитывал   после   завершения   моей   миссии   удрать   от   всех,  найти   себе   маленькую   планетку   и   поселиться   там.  Как   видите,  не   получилось,  меня   вернули   обратно,  но   это   уже   позже.  Однако,  как   уже   известно,  я   поднял   Зоркий   Взгляд   с   того   ущелья,  а   затем   вытащил   его   сюда.
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   2.

–Зачем   это   тебе   нужно? – спросил   Ферт. – Зачем   тебе   все   эти   игры   для   детей   преклонного   возраста?
–А   вам   зачем? – ответил   я   вопросом   на   вопрос. – Нет,  уж,  командоры,  мы   отличаемся   друг   от   друга   только   неизвестно   кем   распределёнными   задачами.  На   самом   деле,  все   мы   хотели   бы   убежать   от   себя.  Самое   счастливое   исключение – Фардик.  Он   вернётся   к   себе   на   планету   Лес   победителем,  будет   жить   долго   и   счастливо.  А   мы?
–Ладно, – вставил   По, – мы   своё   пожили.
–Вы-то,  может   быть,  и   пожили, – ответил   я, – хотя   сказать   так   не   старику,  а   просто   самоубийце,  смешно.  От   того,  что   просто   надоедает   жить,  не   всегда   вешаются.  А   я? – я   ещё   не   начинал.
–И,  тем   не   менее,  такие   мысли…
–А   вот   это   вас   не   касается!  Это – та   часть   моей   жизни,  куда   кое-кто   хотел   бы   меня   отправить.  Пойдём   лучше   дальше.
 
Выйдя   из   бокса,  я   сразу   побежал   к   стартовой   камере   вместе   с   оставшимися   членами   экипажа.  Всё,  времени   не   было.  Кондиционеры   выходили   из   строя   один   за   другим,  бывшее   Солнце   плавило   гигантский   экран   будто   бумагу,  языки   огненной   плазмы,  казалось   бы,  лизали   полы,  явно   стремясь   поджарить   пятки.  Вскоре   мы   всё-таки   добежали   до   камеры,  люк   закрылся   и   мы   полетели,  с   грустью   глядя   на   последний   вздох   Солнца.
Вот   и   всё.  На   небе   погаснет   очередная   звезда,  наевшись   досыта   своими   четырьмя   детьми – Меркурием,  Венерой,  Землёй   и   Марсом,  да   ещё   прихватив   астероиды.  Спасательный   челнок   покидал   Солнечную   систему   навсегда.  Когда-то   в  XX ом   веке   сколько   копий   было   сломано   в   бессмысленных   диспутах   на   тему   освоения   космоса!  В   обедневшей   ельцинской   России   вопрос  «зачем   нам   космос?»  был   раздут   от   бытового   значения   до   политического.  Да   и   на   Западе,  думается,  не   совсем   понимали   чем,  собственно, занимается   НАСА.  Мне-то   не   надо   было   объяснять,  что   активное   освоение   космического   пространства   всё-таки   началось,  но   уже   после   того,  как   были   решены   экономические   проблемы,  но   сколько   же   времени   с   тех   пор   прошло?
Ладно,  надоел   мне   мой   век,  проехали,  устал!  При   чём,  устал   больше   от   того,  что   ни   на   что   повлиять   не   мог.  Бессмысленно   было   рыпаться.  Я   убегу,  я   не   останусь   пассивным   наблюдателем,  только   как   это   сделать?  Вот,  передо   мной   сидят   выдающиеся   люди   всех   времён   и,  как   говорится,  народов.  Каждый   из   них   внёс   значительный   вклад   в   культуру   земной   цивилизации.  Но   всё   это   превратилось   бы   в   ничто,  если   бы   земляне   всё-таки   не   решились   бы   выйти   в   дальний   космос   и   посмотреть   на   себя   со   стороны.         
Для   чего   было   всё   это,  если   в   результате   всё   превратилось    бы   вдруг   в   ничто?  Но   мы   летим,  а   земли   нет.
 
–Ещё   чуть-чуть   и   я   расплачусь, – шутя,  сказал   я. – Давайте   завершим   этот   экскурс.  О   чём   тут   писать?  Поставили   меня   в   самое   дурацкое   положение.  Что,  от   того,  что   я   напишу,  что-то   изменится?  Да   ни   черта,  нам   картошку   надо   сеять   да   денежки   зашибать.
–Стоп,  стоп, – возмутился   Ферт, – на   каких   основаниях   вы   с   Кешом   считаете,  что   у   вас   всё   не   так?
–Это   долгий   политический   разговор.
–А   нам   спешить   некуда, – сказал   По. – Видимо,  следующая   очередь   моя,  но   давайте-ка   сперва   выясним,  как   так   получилось,  что   на   наших   планетах   к   власти   пришли   те,  кому   глубоко   плевать   на   судьбы   народов   и   государств?
–Ну,  так,  уж,  всех   под   одну   гребёнку   чесать   не   будем, – сказал   я, – но,  по   моим   представлениям,  иначе   получиться   не   могло.  Я   уверен,  что   приход   к   власти   олигократии – это   естественный   процесс.  Однако   если   на   протяжении   определённого   количества   лет   экономическая   система   была   извращена,  нечестные   на   руку   люди   просто   не   могли   не   прийти   к   власти.  В   паршивых   ситуациях   всегда   выживают   сильнейшие.  Я   считаю,  что   с   этим   ничего   не   поделаешь.
–А   я   считаю,  что  в   этом   виноваты   те   хозяева   жизни,  как   они   себя   называют, – вставил   Зоркий   Взгляд. – Кто   решил,  что   должна   быть   какая-то   логика   развития?  Нет   её   и   быть   не   может!  Как   бы   было   всё   просто,  если   бы   всё   было   бы   так!
–Законы   эволюционного   развития   есть   везде, – твёрдо   сказал   я. – Другое   дело,  как   мы   на   них   влияем,  можем   ли   на   них   влиять?  Человек   является   субъектом   и   объектом   воздействия   на   всё   и   на   всех.
–Человек – царь   природы? – вставил   Ферт. – Старая   песенка!
–Да   никакой   он   не   царь! – пояснил   я. – Каждая   букашка   так   или   иначе   влияет   на   общее   развитие   эволюции,  подчиняясь   или   не   подчиняясь   законам   этого   мира.  Так   вот,  если   мы   создали   негодную   социальную   систему,  значит,  мы   сами   взрастили   этих   уродов,  которые   всего   лишь   воспользовались   нашей   оплошностью.
–Ты   так   говоришь,  как   будто   что   от   тебя   зависело, – сказал   Хук. – Ладно,  объясни,  как   ты   набрёл   на   Зоркий   Взгляд   и   перейдём   к   командору   По.
 
Глава   3.
Объяснять,  по   сути   говоря,  нечего.  Когда   мы   прибыли   на   основную   базу   спасения,  я,  что   называется,  свернул   налево:  увидев,  что   из   люка   справа   по   коридору   выходит   Кеш,  я   пошёл   не   вперёд,  а   прямо   в   этот   проём.  Кеш,  видимо,  меня   не   выдал,  т. к.  я   спокойно   вошёл   в   эту   кабину,  запер   дверь   и   стал   разбираться   в   пульте.
 
–Как   у   вас   говорят, – пояснил   Кеш, – рыбак   рыбака   видит   издалека.  Ты   бы   тоже   меня   не   выдал.
   
Дело   в   том,  что   про   то,  что   у   индейцев   круг   считался   священным,  европейцы   знали,  пожалуй,  со   дня   открытия   Колумбом   Америки.  Не   знали   только,  почему?  Однажды   в   журнале  «Техника – молодёжи»  где-то   за   70 ые   годы   был   опубликован   фантастический   рассказ,  где   предполагалось,  что   так   называемые   круги   у   индейцев – нечто   иное,  как   переход   в   другие   измерения.  Вот,  я   и   решил   просканировать   эпоху   доколумбовой   Америки.  И   первое,  что   мне   бросилось   в   глаза,  это   два   человека   на   краю   скалы.  Естественно,  я   стал   эту   ситуацию   разруливать   и   выяснил   всё   остальное.
Когда   Зоркий   Взгляд   был   выброшен   этими   нелюдями   на   камни   утёса,  я   перенёсся   туда   и   пока   он   лежал   без   сознания,  я   замерил   его   уровень   пассионаризма   с   помощью   мелафона…
                       
–Ох,  мы   какие   грамотные, – возмутился   Ферт. – Мы   даже   это   знаем?  Мало   того,  что    не   своим   делом   занимаемся,  да   ещё   не   своими   приборчиками   пользуемся.
–Было   бы   лучше,  если   бы   я   оставил   всё,  как   есть? – возразил   я.
 
…И   обнаружил,  что   он   выше   нормы,  полагающейся   для   командоров.  Решение   было   естественное:  сделать   его   одним   из   вас.  Несколько   приведя   Зоркий   Взгляд   в   чувство,  я   поставил   его   над   инспектором   По.
 
–Хорошо,  не   хочешь   о   себе – давай   перейдём   к   командору   По, – согласился   Ферт.
–Я   ещё   раз   говорю;  обо   мне   рассказывать   нечего.  Вы   сами   поставили   меня   в   такие   условия.  Вы   не  доверили   мне   ничего.  В   вашей   квалификации   я – даже   не   командор.  Какого   чёрта   Ферт   меня   вообще   вызвал?!
–Сейчас   расплачусь! – заявил   Ферт. – Прекрати!  У   некоторых   из   нас   судьбы   более   поломаны,  чем   у   тебя.  Но   никто   не   опустил   свой   уровень   пассионаризма.
–Ах,  вы   романтики   [x]!  Вы – нормальные   люди,  вы   всегда   могли   влиять   на   ситуацию.  У   вас   всегда   был   выбор…
–Не   всегда! – вскричал  По. – И   ты   это   знаешь!
–Выбора   у   вас   не   было, – пояснил   я, – когда   вы   решали   дуть   против   ветра.  Но   пока   вы   не   вставали   на   путь   командорства,  у   вас   ещё   был   гамлетовский   выбор:  встать – не   встать?  Физик   Ферт   мог   оставаться   физиком,  инспектор   По   мог   спокойно   быть   инспектором   дальше,  Зоркий   Взгляд   со   временем   мог   стать   вождём,  Хук…
–Ты   тоже   мог   давить   диван.
–А   вы   считаете,  это – жизнь?
avatar
  • Valex
  • 0
 
ЧАСТЬ   2.  ПО.
Глава   1.
Раздвинулась   входная   дверь,  инспектор   По   вошёл   в   квартиру,  расстегнул   и   бросил   в   угол   ремень,  плюхнулся   на   диван   и   закрыл   лицо   руками,  поставив   локти   на   колени   и   опустив   голову.  Это   всё,  конец   его   карьеры,  его   доброго   имени.  Нет,  он   мог   ещё   спокойно,  до   пенсии   работать,  но   надо   было   закрыть  глаза   на   то,  что   он   только   что   узнал.  Но   По   этого   не   хотел.
 
Эта   история   и   начиналась   неожиданно:  Однажды   в   один   прекрасный   день   инспектор   по  пути   на   работу   приземлил   свой   гравилёт   у   супермаркета   заказать   что-нибудь   из   съестного   на   вечер.  Когда   он   уже   подходил   к   супермаркету,  вдруг   откуда-то   сверху   до   него   донёсся   душераздирающий   девичий   крик,  который   становился   всё   громче   и   громче   по   мере   приближения:
–Да   здравствует   мой   бог   и   любимый   повелитель!  Да   продлятся   его   дни   ве-э-э-эчно!
Инспектор   почти   невольно   поднял   голову   и   раскрыл   рот   от   изумления;  прямо   на   него   откуда-то   с   верхних   этажей   небоскрёба   падала   полностью   обнажённая   девушка   с   перекошенным   от   радости   лицом.  Мало   того,  она   безумно   напоминала…  его   дочь!  Когда   она   всмятку   разбилась   об   асфальт,  обрызгав   кровью   всё,  что   можно   было   обрызгать,  инспектор   судорожно   набрал   домашний   номер   телефона   и,  узнав,  что   дочь   дома,  несколько   успокоился,  но   ещё   больше   удивился:  а   это   тогда   кто?
Так   началось   дело,  длившееся   не   один   год.  Но   тогда   оно   казалось   простым:  просто-де   какая-то  наркоманка   обкурилась   да   сиганула   из   окна.  Если   бы   это   было   так!  В   той   квартире,  из   которой   она   выпала,  ничего   подозрительного   не   нашли.  Судмедэкспертиза,  не   обнаружив   в   крови   ничего   подозрительного,  установила   идентичность   ДНК   упавшей   девушки   с   ДНК   дочери   инспектора.  Клон?  Откуда?
Поначалу   в   и   без   того   криминальном   государстве   не   придали   этому   особого   значения:  мало   ли   кто   падает   с   небоскрёбов?  Однако   вскоре   подобные   инциденты   участились.  При   чём   молодые,  полностью   обнажённые   девушки,  неизвестно   откуда   появляющиеся,  не   только   с   высоток   прыгали,  но   гораздо   чаще   просто   заходили,  например,  в   телефонные   будки,  набирали   номер   милиции,  выкрикивали   какую-то   непонятную   осанну   какому-то   неизвестному  «любимому   владельцу   их   душ»,  после   чего   выходили   на   улицу   и…  умирали.  Когда   стало   ясно,  что   это   всё   как-то   взаимосвязано,  дело   поручили   инспектору   По,  и   без   того   уже   занимавшегося   уже   этим   странным   делом.
Инспектор   По   славился   своей   принципиальностью   и   несговорчивостью,  он   очень   многим   успел   перейти   дорогу,  да   и   шишек   набил   себе   не   мало.  Его   столько   раз   по-хорошему   и   по-плохому   уговаривали   отступиться,  что   одна   из   основных   версий   и   на   этот   раз   была   месть.  Прямых   угроз   не   было,  но   почему   тогда   все   подобные   происшествия   случались   со   столь   странными   заявлениями,  явно   предназначенными   для   милиции  (то   бишь,  для   инспектора)?
Долго   бы   По   ломал   над   этим   голову,  если   бы   однажды,  поднимаясь   по   лестнице,  инспектор   не   увидел   бы   спускающуюся   сверху   очередную   куколку,  как   уже   условно   их   назвали.  Расчёт,  очевидно,  был   на   то,  что   ни   один   самец   не   пройдёт   спокойно   мимо   жгучей,  да   ещё   обнажённой,  красотки;  По   должен   был   кинуться   на   неё,  допытываясь,  откуда   она   появилась   и   что,  чёрт   возьми,  это   означает?  Однако   на   этот   раз   просчитались   они:  вызвав   по   сотовому   своего   напарника,  который   на   этот   раз   решил   подлететь   к   себе   домой   в   гравилёте   инспектора  (всё-таки   по   пути),  он,  оттолкнув   сумасшедшую,  вбежал   наверх   и   увидел,  что   его   квартира   распахнута   настежь.  Буквально   влетев   к   себе   в   номер,  инспектор   увидел   какую-то   дверь,  уже   начинавшую   таять,  словно   её   и   не   было.
 
–Зоркий   Взгляд,  это   ты   подсказал   ему,  что   это – межпространственный   переход? – спросил   Ферт.
–А   кто   же   ещё?
–Правильно.  А   я   подкинул   ему   на   голову   свою   разведчицу.  Точнее,  её   дубль,  я   не   мог   допустить,  что   бы   погибла   моя   будущая   жена.
–Твоя   жена? – удивился   По. – Когда   же   вы  с   ней   познакомились?  Я   что-то   не   помню.
–Извини,  По.  Это   случилось   уже   после   тебя,  т. е.   когда   ты   уже   вёл   Хука.
–А   сейчас   где   она?  И   вообще,  насколько   я   понял,  ты   или   кто-то   из   вас   сделал   её   командором.  Зачем?
–Я   не   видел   другого   выхода, – пояснил   Ферт, – для   внедрения   нашего   агента   в   исскуственно-феодальное   государство   Овелана.  В   конце   концов,  Ия   не   пострадала.  Как   только   стало   возможным,  мы   заменили   её   на   дубль.  Теперь   она   у   нас   дома, – продолжал   Ферт. – Я   думал   с   ней   прибыть   в   этот   оазис,  но   потом   решил,  что   воспоминания   о   прошлой   жизни   будут   крайне   тяжелы   для   неё.
–Могли   бы   меня   на   свадьбу   пригласить, – шутливо   проворчал   По.
Глава   2.
Итак,  вбежав   в   свою   квартиру,  По   заметил   уже   наполовину   растворившуюся   дверь,  дёрнул   за   ручку,  но   было   поздно:  она   растаяла   словно   мираж.  Что   это   было?  Сон?  Не   похоже.  Неожиданно   он   сообразил:  это – межпространственный   переход!  Но   куда   он   ведёт?  К   богу?  Хм,  если   бы   это   было   так,  оттуда   вылетали   бы   не   голые   самоубийцы,  а   попы-святоши.  Может,  всё   это   почудилось?  Можно   проверить:  По   набрал   номер   экспертно-криминалистической   группы,  которая,  как   оказалось,  была   уже   у   подъезда   и   брала   отпечатки   пальцев   вкупе   с   анализами   крови,  ДНК  и   т.  д.   с   несостоявшейся   самоубийцы   и   вызвал   к   себе   на   квартиру.
–Привет,  давно   не   виделись! – шутливо   поприветствовал   хозяина   Лек,  расставшийся   с   ним   совсем   недавно. – Что,  на   чай   решил   пригласить?
–Ага,  с   кровью, – поддержал   шутку   инспектор. – Сними   лучше   пальчики   с   дверного   замка   и   здесь, – указал   По   на   место   возле   стены, – возможно,  отпечатки   ступней.  На   всякий   случай   сними   и   мои   пальчики   для   идентификации.
–Что,  уже   сами   себе   не   доверяем?
–Хватит   ёрничать,  знаешь,  ведь,  зачем   мне   нужны   мои   же   пальчики.  Когда   из   своей   квартиры   вылетит   чёрт   те   что,  как-то   не   до   шуток.
–Ох,  мы   какие   серьёзные.  А   кто   совсем   недавно   говорил,  что   в   нашем   деле   без   шуток   не   обойтись? 
–Я   не   на   работе, – будто   извиняясь,  сказал   инспектор,  прикладывая   один   за   другим   пальцы   на   предоставленные   Леком   промокашки. – Могу   я   хоть   дома   отдохнуть?
–Очевидно,  нет.  Говорили   тебе,  не   доставай,  это – заповедь   любого   нормального   обывателя, – то   ли   в   шутку,  то   ли   всерьёз   продолжал   Лек. – Ладно,  шеф,  всё   снято,  я   пошёл.
–А   как   же   чай   с   кровью?
Оставшись   один,  По   включил   канал   новостей.  Вдруг   в   ряду   других   сообщений   диктор   объявил:
–Сегодня   в   Австре   был   проведён   эксперимент   по   межпространственной   транспортировке   килограмма   гравия.  Уникальность   этого   эксперимента   состоит   в   том,  что   до   этого   переброска   материи   под   пространством   считалась   невозможной.  Десять   лет   назад   в   той   же   Австре   впервые   был   переброшен   пучок   фотонов,  затем   учёные   института   Дрок   перебросили   через   сто   метров   пучок   электронов.  По-видимому,  недалёк   тот   день,  когда   будет   доказана   возможность   транзита   через   подпространство   живых   существ,  что   открывает   перед   человечеством   невиданные   перспективы   в   деле   освоения   Вселенной. 
«Так   вот   оно   что!  Выходит,  это   не   фантастика.  Кому-то   очень   выгодно   сеять   сомнения   по   поводу   межпространственных   переходов.  Ведь   это   даёт   им   или   ему   шанс   безнаказанно   обделывать   свои   тёмные   дела.  Действительно,  невозможно,  вроде   бы,  поймать   того,  кого   нет.  Но   я   их   поймаю,  ещё   не   таких   ловил!»
Отхлебнув   уже   остывший   чай,  инспектор   выключил   телевизор   и   сел   за   ноутбук.  Он   хотел,  проанализировав   все   подобные   случаи,  найти   логику   последних   событий,  вычислить,  откуда   можно   ждать   следующего   суицида?  В   конце   концов,  почему?  По   записывал   все   подобные   случаи,  ему   оставалось   проанализировать   их   и   найти   алгоритм,  но   это   ему   не   удавалось…
 
–Стоп,  стоп, – сказал   Ферт. – По-моему,  у   вас   заело.
–Я   детективы   не   пишу, – ответил   я, – а   когда   человек   рассуждает,  он   может   по   100   раз   возвращаться   к   одному   и   тому   же.
–Тогда   предлагаю   пропустить   эту   канитель   и   сразу   перейти   к   тому,  как   По   вышел   на   эту   банду.
–Да   почти   так   же,  как   и   я, – вставил   Зоркий   Взгляд.
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   3.
Инспектор   корпел   над   этим   делом   столько   времени,  сколько   не   раскручивал   ни   одно   своё   дело.  Но   тщетно:  люди   не   только   появлялись   ниоткуда,  но   и,  как   выяснилось,  исчезали   в   никуда.  Но   однажды,  проходя   мимо   какого-то   дома,  он   чего-то   почувствовал,  что-то   ему   подсказало:  сейчас   в   этом   подъезде,  в   такой-то   квартире   на   таком-то   этаже   раскроется   межпространственный   переход   и…  По   вбежал,  точнее   говоря,  влетел   на   соответствующую   лестничную   площадку,  вызвав   по   дороге   экспертную   группу.  Как   оказалось,  вовремя:  дверь   нехорошей   квартиры   отворилась.  Инспектор   оттолкнул   очередную   куколку,  влетел   в   прихожую   и,  увидав   каким-то   периферическим   зрением   непонятное   свечение   в   дверном   проёме   одной   из   комнат,  ринулся   туда.  Да,  это   был   переход.  Хотя   с   виду   он   походил   на   обычную   комнатную   дверь,  по   долгу   службы   инспектор   уже   имел   представление   о   планировке   подобных   квартир   и   знал,  что   тут   не   может   быть   никакой   двери.  К   тому   же,  сине-фиолетовое   свечение   по   краям   дверного   косяка   говорило   само   за   себя.  Вот   он!  Дёрнув   за   ручку,  инспектор   сумел   на   этот   раз   открыть   эту   чёртову   дверь   и   вошёл…
Точнее   говоря,  вышел.  Да,  неожиданно   для   себя   По   вышел   на   прекрасный   цветущий   луг.  Сзади   ласково   шуршали   листвой   на   игривом   ветру   высоченные   деревья   неизвестных   Ялмезу   пород.  Красивейшие   цветы   как   бы   играли   с   не   менее   красивыми   бабочками,  а   где-то   далеко-далеко   на   горизонте   прямо   перед   ним   был   виден   замок,  достойный   самых   великих   королей.  Что   за   чудо!
Очарованный   странник,  в   коего   превратился   инспектор, невольно   зашагал   к   этому   волшебному   дворцу.  Однако   где-то   на   полпути   его   взгляд   упал   на   совершенно   обнажённых   девочек,  что-то   объёмное  (если   не   тяжёлое)  тащивших   на   своих   головах   и   за   плечами.  Дикое   несоответствие   костлявой   худобы,  неподъёмного   груза   и   весёленького   мотива   распеваемой   ими   песенки   бросалось   в   глаза   и   вернуло   По   с   небес   на   землю.  Что-то   здесь   не   так,  подумал   инспектор,  не   может   такого   быть!  Сейчас,  ведь,  за   ними   никакого   присмотра   нет.  А   эксплуатация   на   лицо!  Бегите!  И   они   побежали,  побросав   корзины,  но   не   куда   глаза   глядят,  а…  к   его   ногам!
–Мы   рады   вас   приветствовать,  о,  Ваше   Сияющее   Благородие! – нестройным   хором   завопили   они.
Что   за   чушь?  Что   за  «чего   изволите-с?»  Они   же   в   первый   раз   меня   видят.  Откуда   они   знают   мой   язык,  если   до   того   пели   на   незнакомом?  По   хотел   уже   вернуться,  что б   подумать,  но   когда   ещё   ему   позволят   сюда   проникнуть?  Несколько   лет   погони   за   неведомо   чем   и   такой   бесславный   конец!  Нет,  уж,  надо   дойти   до   конца.       
 
Глава   4.
Призвав   на   помощь   весь   свой   профессионализм,  по   дороге   к   замку   инспектор   старался   думать   о   деле,  но   необыкновенный,  ароматный   воздух,  которого   на   Ялмезе   не   было   лет   сто   уже,  пьянил,  затуманивал   голову   молодого   мужчины,  почему-то   ужасно   хотелось   любви   и   ласки… «Разве   я   жил? – сам   себя   спрашивал   он. – Всё   за   чем-то   гонялся,  всё   чего-то   хотел…  Кому   была   нужна   та  «зелёная   революция»,  в   которой   я   участвовал?  Ведь   в   результате   кто   был   никем,  тот   стал   ничем.  А   бандитов   расплодилось…  Демократы   же   довольно   быстро   превратились   в   демофашистов,  которым   нет   дела   до   страданий   народа.  Почему   я   должен   защищать   власть,  которая   считает   меня   быдлом?  Нет,  уж,  лучше   я   разберусь   с   бандитами   этого   мира   и   буду   жить   здесь,  возможно,  в   этом   прекрасном   замке».  Однако   по   мере   приближения   к   величественному   обиталищу   феодала   путник   стал   ощущать   у   себя   в   голове   какой-то   противный   посторонний   скрежет,  но   другой,  дружественный   голос   настойчиво   зашептал   ему:  «– Сопротивляйся!  Не   поддавайся!».  По   любил   на   досуге   почитать   фантастику  (иначе,  кстати   говоря,  командором   не   стать)  и   не   удивился   такому   повороту   событий,  только   спросил:  «– Кто   вы   и   что,  чёрт   возьми,  здесь   происходит?  Что   вам   всем   от   меня   нужно?»  В   ответ   добрый   голос   сказал:  «– Я – твой   друг,  а   они – твои   враги».  «– Этого   мне   не   достаточно, – сказал   По. – Если   один   из   вас – мой   друг,  то   почему   он   не   объяснит   мне,  что   всё   это   значит?»  «– Пока   я   не   могу   объяснить,  не   хватает   энергии.  Но – сопротивляйся!»  Как   всегда,  проворчал   инспектор,  сапожник   без   сапог,  а   бандиты – на   «Мерсах».  Это   была   старая   милицейская   присказка,  но   в   данном   случае   она   снова   оказалась   кстати.
 
–Всё-таки   интересные   мы   люди, – сказал   я. – Ну,  казалось   бы,   на   что   тут   можно   надеяться?  Кто   нас   просит   лезть   не   в   своё   дело?            
–У   командоров   нет   не   своего   дела, – твёрдо   сказал   Ферт. –Овелан – прибежище   не   просто   негодяев,  а   негодяев   вселенского   масштаба.
–Ферт,  по-моему,  ты   зарапортовался,  как   у   нас   говорят, – ответил   я. – Эта   банда   находится   в   подпространстве   и   мы   все   это   знаем.  Овелан – их   дача,  их   пункт   пропитания.
–Хорошо,  а   люди   здесь   при   чём?  Почему   по   прихоти   каких-то   нескольких   негодяев   должны   страдать   миллионы   людей?
–Так   было   всегда,  Ферт, – сказал   Кеш. – Успокойся.
–Так   стало   по   моей   вине, – вздохнул   Ферт. – Погнался   за   жёлтым   дьяволом,  надоело   прозябать   в   нищете,  напустил   всякую   шваль…
–Не   ты   виноват, – сказал   По, – что   у   нас   в   стране   правители   такие.
–Так   это   я   стоял   тогда   на   баррикадах   зелё­ной   революции! – вскричал   Ферт. – Лучше   бы   я   тогда   на   море   уехал.
–Ну,  и   что   бы   изменилось? – сказал   я. – Во   время   нашего   августовского   путча   я,  например,  был   в   деревне,  да   ещё   жестоко   заболел.  И   что? – пришли,  взяли   власть   и   не   поперхнулись.
–Губа   ни   у   кого   не   дура, – вздохнул   инспектор, – а   вот   лужёная   гортань   есть   не   у   всякого.
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   5.

Удивление   инспектора   нарастало   по   мере   приближения   к   замку.  Как   здесь   может   таиться   мировое   зло?  А   с   другой   стороны,  почему   бы   и   нет?  В   тихом   омуте   черти   водятся…  Вот,  подошёл   незнакомец   к   замку,  а   стража – вприсядку!  Почему?  Ничего   не   поделаешь,  придётся   зайти,  выяснить,  в   чём   там   дело?  Другого-то   выхода   нет.
По   вошёл   в   парадный,  бесконечный,  казалось   бы,  холл   и   на   минуту   потерял   дар   речи:  такого   изобилия   он   не   видел   никогда.  Но   он   никогда   не   терял   головы:  инспектор   овладел   собой   и   на   этот   раз.  Раз   его   принимают   за   высокого   гостя,  он   будет   высоким   гостем.  Он   шёл   по   бесконечным   залам   с   фонтанами,  росписью   на   стенах   и   потолках,  с   блестящим   отлакированным   паркетом   и   давно   сбился   со   счёту   этих   парадных,  а   конца-края   ещё   не   было…  Но   вот   сзади   него   появился   кем-то   поданный   стул,  затем   подавшая   шикарно   одетая   дама   обошла   По   и,  как   можно   более   учтивее   сделав   книксель,  почему-то   поблагодарила   гостя   за   столь   сомнительную   честь   предоставления   ему   стула.  Затем   она   любезно   сообщила,  что   Его   Золотое   Величество   соизволит   скоро   прийти.  Речь   этой   дамы   была   ещё   витиеватее,  но,  рассказывая   о   своих   приключениях,  По   явно   старался   избежать   этих   фраз.  Вскоре   8 – 9   рабынь  (какие   они   служанки?)  вынесли   на   плечах   до   безумия   изукрашенный   трон,  после   чего   появился   и   сам   владелец   этого   богатства,  естественно,  на   ручном   паланкине,  который   несли   обнажённые   рабыни.
–Привет,  инспектор! – нагло   улыбнулся   сиятельный   хам   после   очередного   ритуала   поклонения   и   благодарения,  усевшись   на   троне. – Ну,  как   вам   мой   приёмчик?
–Что   всё   это   значит? – спросил   чуть   пришедший   в   себя   По. – Волкодав,  твоё   место – в   тюрьме,  что   ты   тут   делаешь?
–Не   видишь?  Девочек   щупаю,  в   золоте   купаюсь,  жизнью   наслаждаюсь…  А   ты   нам   мешаешь.  Кстати,  за   непочтительное   отношение   к   нашей   светлейшей   персоне   полагается   штраф   в   50   ударов   прутиком   по   симпатичному   месту.
–Ох,  мы   какие!!!  И   давно   ли   наша   персона   просветилась?  Как   ты   сюда   попал?  Когда   твою   рожу   выпустили?
–Не   волнуйся,  в   твоё   время   я   ещё   сижу,  но   скоро   оно   кончится, – ответил   Волкодав   и   подал   какой-то   знак   рукой.  Тут   же   вбежали   четверо   дюжих   парней,  скрутили   инспектора   и   повели   куда-то   из   покоев   Светлейшего. 
 
Глава   6.
–А   почему,  кстати   говоря,  я   всё   зову   его   По,  да   По? – поинтересовался   я. – У   него   что,  одно   имя?
–Нет,  По – это   его   второе   имя, – объяснил   Ферт, – и   то   не   полное.  Первое   же   имя   состоит   из   28 и   непроизносимых   вами   букв.  Впрочем,  как   и   у   меня.
–Ладно,  но   в   тексте   это   не   совсем   хорошо   звучит.      – Может,  не   стоит   дальше   продолжать? – с   надеждой   спросил   По.
–Это   почему?  Тебе   противно   вспоминать,  что   ты   делал?  Повернул   бы   назад.  Тогда   было   бы   трудно   вычислить   их   координаты,  но   твоя   совесть,  видимо,  осталась   бы   чиста,  как   фата   невесты, – сказал   я. – В   конце   концов,  мы,  ведь,  с   ними   ничего   не   сделали.
–Мы   их   нейтрализовали, – сказал   Ферт.
–Я   впервые   об   этом   слышу, – слегка   удивился   По, – но   этого   мало.  Неужели   с   ними   ничего   нельзя   сделать?
–Взорвать   их   подпространство – это   уничтожить   и   нашу   Вселенную, – пояснил   Ферт. – Их   локальность   времени,  энергии   и   жизни   слишком   здорово   привязана   к   нашему   миру.  Тем   самым,  нам   остаётся   одно:  дождаться   Коллапса,  перенести   в   другое   измерение   максимальное   количество   цивилизаций   и   только   после   этого   взорвать   их   к   чёрту.
–Долго   же   придётся   ждать…
 
Получив   первую   порцию   ударов,  инспектор   заявил,  что   он-де  «одумался».  В   его   планы   не   входило   погибнуть   ни   за   грош,  По   хотел   разведать   всё   до   конца.  Но   с   первых   секунд   притвориться   паинькой – это   выдать   себя   с   головой.  В   преступных   кругах   Ялмеза   инспектор   был   слишком   известен   своей   твёрдостью   и   неподкупностью.  Но   и   Волкодав   славился   недюжинным   умом.  Даже   если   бы   вместо   этого   гения   преступного   мира   вышел   бы   другой   подлец,  Волкодав   и   тому   передал   бы   всё,  что   известно   об   инспекторе.  Поэтому   По   и   сыграл   в   самого   себя,  понимая,  что   на   первый   раз   его   всё-таки   оставят   в   живых.
Отойдя   на   следующий   день   от   жестоких   побоев,  По   всё   ещё   сомневался,  что   ему   поверили.  С   ним   обходились,  как   и   со   всякой   сволочью   на   Овелане:  максимально   любезно   и   предупредительно.  Проснувшись,  как   обычно,  в   семь,  до   завтрака   дорогой   гость   добрался   к   полудню,  будучи   всё   же   первым:  Волкодава   внесли   в   горизонтальном   состоянии:
–Ой,  как   мне   хорошо!  Эй,  опохмелку!
–Ну,  для   начала,  доброе   утро, – прожевав   кусок   мяса,  сказал   По.
–А,  одумались!  А   мне,  вот,  всё   равно;  что   день,  что   утро,  что   ночь…  У   меня   есть   два   состояния – хочу   и   не   хочу.  Отличная   работа – соки   давить   для   шефа.
–Ах,  мы   ещё – не   шеф?  Какое   упущение!  А   шеф   у   нас   кто?  Колобок? – инспектор   снова   банковая,  но   пусть   они   думают,  что   тот   осмелел   из-за   пьянства   Волкодава.
Отпив   из   соски   немного   жидкости,  поднесённую   как   редкую   драгоценность – над   головой,  Волкодав   сказал:
–Отстаёте,  инспектор,  отстаёте!  Компашка   у   нас   давно   имеет   межгалактические   масштабы.  А   что   вы   ожидали?  Иметь   Переход   и   ограничивать   себя   рамками   одной   планеты?  Нет,  наш   шеф – землянин,  Радуев!  Вам   пока   ничего   не   говорит   это   имя,  а   между   тем   он   там   много   людей   уложил.  Стал   он   шефом,  понятно,  не   сразу,  но   когда   наша   шайка  (по-вашему)  разобралась,  что   к   чему,  вволю   погуляв   по   Вселенной,  мы   на   Земле   организовали   целый   цирк   с   целью   спасти   благородного   ичкерийца   от   лап   правосудия.  Бедные   россияне   до   сих   пор   ломают   голову   над   тем,  кто   его   кокнул   в   заключке-то? – Волкодав   захохотал. – Инсценировка   всё   это,  дуралеи!  Его  «убрали»  по   нашему   наущению,  а   перед  «смертью»  мы   подменили   Салмана   на   дубль.  Способности   этого   рыцаря   смерти   даже   Гитлер   признал,  тоже   в   своё   время   спасённый   нами   суперголоворез   Земли.  Ох,  и   много   он   у   них   набедокурил! – захохотал   Волкодав. – Ты   не  удивляйся,  а   наматывай   на   ус.  Если   мы   тебя   не   прикончим   здесь,  ты   скоро   встретишься   с   землянином.
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   7.
–Весёленькие   новости.  Но,  между   нами,  примерно   этого   я   и   ожидал, – вздохнув,  сказал   я. – Недаром   в   наших   народных   сказках   зло   фактически   непобедимо:  сколько   бы   не   воевали   со   злом,  сколько   бы   его   не   уничтожали,  зло   продолжает   жить.  Но   дальше-то   можно   было   возвращаться!  Что   там   делать?  я   думаю,  командоры   отсканировали   уже   координаты   этого   осиного   гнезда,  не   правда   ли?
–Я   ему   предлагал   вернуться, – Зоркий   Взгляд, – он   отказался.  Бывают   моменты,  когда   наш   профессионализм   мешает   принимать   здравые   решения.  Даже   на   охоте.
–Это,  конечно,  так, – вставил   я, – но,  с   другой   стороны,  Мавр   сделал   своё   дело,  Мавр   может   уходить?  Не   обидно   ли?
–Нет,  надо   ещё   учесть,  что   я   не   понял,  что   произошло.  Посвящение   в   командоры   было   потом,  когда   меня   перетащили   в   это   пространство.  Пока   же   я   надеялся   докопаться   до   истины   и   продолжил   расследование.  Кстати,  что-то   я   не   верю,  что   Волкодав   по   собственной   инициативе   выдал   эту   информацию.
–Ну,  почему   же? – начал   Ферт. – Перед   смертью   убийца   обычно   выдаёт   все   козыри   своей   жертве.  И   потом,  как   бы   тебе   помягче   сказать…  Мы   его   в   ту   ночь   подготовили.
–То   есть? – напрягся   По.
–Да, – Ферт   предусмотрительно   напрягся, – в   ту   ночь   его   хорошо   обрабатывала   Иона.
То,  что   произошло   в   дальнейшем,  не   могло   не    произойти:  ведь   Иона – дочь   По.  Инспектор   взорвался,  в   мгновение   ока,  оказавшись   верхом   на   своём   визави,  земляке   по   совместительству.  Вот,  уж,  где   можно   было   полюбоваться   на   особенности   фонетики   жителей   Ялмеза – в   груди   было   такое   чувство,  будто   спускался   самолёт,  в   котором   я   куда-то   летел!  Драчунов   разнимали   с   минуты   две,  но   когда   их  (особенно   По)  угомонили,  никто   на   инспектора   не   обиделся:  держать   в   сердце   столько,  мягко   скажем,  негатива – долго   не   прожить.
–Успокойся,  По, – сказал   Ферт,  отдышавшись. – Во-первых,  ты   в   то   время   ещё   плохо   знал   Иону,  только   что   разведясь   с   женой.  Тебе   всегда   было   не   до   них.  А   во-вторых,  она   ублажала   этого   гада   только   дистанционно,  голосом.  Действовать   открыто   там,  как   ты   понимаешь,  невозможно,  а   так   мы   смогли   вставить   ему   установку   на   выдачу   любой   информации,  которая   тебя    и   нас   может   заинтересовать.  Мы   действовали,  как   бы   выразился   Валекс,  цыганским   методом:  Иона   наговаривала   осанну,  а   в   нужный   момент   по   синхронным   командам   самой   Ионы,  Зоркого   Взгляда,  меня   и   Хука   другие   рабыни   касались   его   не   в   меру   драгоценного   тела.
–А   я   в   это   время   отходил   от   побоев, – невесело   подытожил   инспектор. – И   все   заняты.  Весело!   
       
На   что-то   надеясь,  инспектор   тщательно   показывал   себя   отъявленным   негодяем  (с   его   точки   зрения).  Своему   поведению   он   придумал   легенду   про   усталость   от   жизни:  имея   среди   преступного   мира   репутацию   неподкупного   копа,  трудно   было   придумать   что-нибудь   более   подходящее.  Ведь   в   связи   с   крушением   его   страны,  его   Родины,  казалось   бы,  такой   сильной   и   надёжной,  плюнув   на   всё,  в   преступный   мир   уходили   не   такие   ассы,  как   он.  В   укороченном   в   10   раз   Союзном   Государстве   Равноправных   Республик  (на   их   языке   это   звучит   короче   и   благозвучнее)  вдруг   образовалась   острая   нехватка   денег,  так   как   власть   имущим   не   хватало   их   на   личные   нужды.  Народ   уже   был   как   бы   и   не   при   чём.  Всё   было   как   у   нас,  потому   убедить   Волкодава   в   своём   преступлении   было   не   так,  уж,  сложно.  Совершая   вечерний   променад   под   благоухание   небывалых   цветов   и   переливы   невиданных   на   Ялмезе   птиц,  дурея   от   обильного   возлияния   вроде   бы   лёгких   овеланских   напитков,  инспектор   постоянно   жаловался   Волкодаву   на   своё   житьё-бытьё.  Однако   По   не   прекращал   поиски   того,  не   зная   чего.  И   однажды   он   всё-таки   наткнулся   на   какую-то   запертую   на   замок   невзрачную   дверь.  «Странно, – подумал   По, – в   столь   гостеприимном   замке – и   вдруг   закрытая   дверь…  Почему?»  Когда   инспектор   попытался   спросить   об   этом   у   одной   из   чересчур   любезных   рабынь,  та   с   радостью   ему   сообщила:
– Это,  Ваше   Любимое   Гостеприимство,  Свято-Запретная   Зона.  Нам   туда   ходить   нельзя.
Этой,  вроде   бы   скудной,  информации   для   инспектора   было   совершенно   достаточно   для   того,  что бы   понять,  где,  собственно   говоря,  собака   зарыта.  На   следующий   день,  улучшив   момент,  инспектор   завалил   сразу   двух   рабынь   под   кустами   и   проходящий   мимо   Волкодав,  несколько   удивлённый   этим   зрелищем,  окончательно   убедил   себя   в   перерождении   По.  Только   этого   и   добивался   любимый   гость.  Ещё   дня   через   два   он   стоял   у   этой   самой   двери   уже   один,  предусмотрительно   оглядываясь   по   сторонам.
Вскрыть   таинственную   дверь   для   инспектора   ничего   не   стоило:  изощрённость   уголовного   мира   Ялмеза   не   оставляла   правоохранительным   органам   ничего   другого,  кроме   как   действовать   преступными   же   способами.  (Я   полагаю,  потому   это   деликатное   дело   было   поручено   ялмезцу,  а   не   землянину:  хотя   у   нас   тоже   давным-давно   не   могут   справиться   с   этой   напастью,  на   родине   трёх   командоров – Хука,  Ферта   и   По – процесс   криминализации   всего   и   вся   давно   приобрёл   необратимый   характер).
Инспектор   вошёл   и,  едва   закрыв   дверь,  увидев   какой-то   огромный   пульт   управления,  не   раздумывая   сел   за  него,  сосредоточился   и   только   тут   услышал   сквозь   и   треск   шум   в   голове   голос   того,  кто   недавно   представился   другом:
–Так,  По,  прежде   всего   ищем   клавишу , – дошептался   сквозь   какие-то   шумы   голос.
–Нашли, – поддержал   шутку   инспектор. – Но   хотелось   бы   знать,  что   это    значит?
–Это   пуск.
–Понятно,  что   пуск,  но   зачем? – сквозь   усилившийся   треск   спросил   инспектор.
–Привет,  По, – вдруг   сказал   новый,  более   отчётливый   голос. – Я – Ферт,  капитан-координатор   Ордена   Последних   Командоров.  Ты   наткнулся   на   пульт   межпространственного   управления   межгалактической   шайки   преступников.  Нам   нужны   координаты.  Жми   на  «» и   начинаем   работать   пока   они   не   пришли.
Механически   выполняя   то,  что   говорит   какой-то   неизвестный   ещё   Ферт,  инспектор   продолжал   допытывать   своего   нового   ведомого,  что   же   это   значит?  Ферт   объяснял   ему,  как   мог,  но   при   этом   всё   время   повторял:  «– У   нас   мало   времени,  инспектор,  они   тебя   уже   засекли.  Скорее!  Теперь   жми   на…»  И   действительно,  когда   По   сообщил   последний   ряд   ничего   ему   не   говорящих   символов,  откуда   ни   возьмись   в   кабинете   появились   несколько   головорезов   с   разных   сторон   одновременно.  Некоторых   из   них   инспектор   хорошо   знал,  ещё   трое   по   его   описанию   походили   на   Радуева,  Гитлера   и   Нерона.  По   успел   выключить   пульт,  принять   боевую   стойку,  но   это   было   последним,  что   он   помнил…
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   8.
В   отличие   от   всех   других   своих   жертв   бандиты   готовы   были   убить   инспектора   сразу.  Но   в   тот   момент,  когда   По   перетаскивали   в   своё   логово   в   образовавшийся   проём   ринулись   рядовые   бойцы   Командорства.  Расправу   над   По   пришлось   перенести   на   более   удобное   для   этого   время.
 
Ферт   встал,  налил   себе   бокал   веселящего,  другие   последовали   его   примеру:
–В   той   неравной   схватке   погибли   многие   наши   товарищи.  Все   они   знали,  на   что   идут.  Знали,  что   шансов   вернуться   у   них   почти   не   было.  Однако   они   пошли   на   это.  Никто   не   должен   знать   имена   рядовых   бойцов   Командорства,  но   память   о   них   будет   вечной   в   анналах   Вселенной.
–Красивые   слова, – вздохнул   я, – красивые   слова…  Какая   жалость,  что   это – не   совсем   правда.
–То   есть? – удивился   Ферт.
–Да   знаете   вы,  что   я   имел   ввиду!  Среди   тех   живых   людей,  кто   их   знал   близко,  они   будут   считаться:  убийцами,  самоубийцами,  пропавшими   без   вести, – кем   угодно,  только   не   героями!  А   память   о   них   сохранит  (дай   бог)  Командорство   и   пресловутая   матрица   Вселенной,  жить   которой   осталось   не   так   уж   много.  Скажете   нет?
–В   новом   мире   о   них   сложат   песни, – начал   было   Ферт,  но   Хук   перебил   его:
–…Поминая   их   как   богов.  А   они   не   боги,  они – люди.
–Что   вы   предлагаете?             
–Никаких   конкретных   предложений   у   меня   нет.  Просто   я   смотрю   на   небо   и   меня,  знаете   ли,  пробирает   дрожь.  Насколько   я   понял,  атмосфера   на   этой   планете   достаточно   узкая   что бы   небо   имело   какой-либо   цвет,  оно   должно   быть   чёрным.  Но   глядите,  оно   светлеет,  это – признак   коллапса!  Да   и   «двери»  уже   начинают   светиться   предупреждающим   огнём…  Время   кончается!  Вот,  мне   и   стало   жалко   всех   погибших.  И   не   только   в   том,  последнем   бою.  И   последний   ли   он?  Самым   избранным   из   вас   предстоит   ещё   взорвать   их   подпространство   без   надежд   выжить   самим,  а   выжив,  ускорить   создание   нового   мира.  Так   я   понимаю?
–Именно   так, – подтвердил   Ферт.
–Зачем?  Кто   всё   это   оценит?  В   принципе,  люди   во   все   времена   жили   по   высказыванию   Людовика:  «После   нас – хоть   потоп!»
–Но   они   всегда   после   себя   оставляли   детей,  завещание,  дом,  дерево,  искусство… – сказал   Хук. – Они   строили   дворцы   и   храмы,  окончание   строительства    которых   они   явно   не   дождутся.  Значит,  на   что-то   надеялись!
–А   вы   заметили, – вставил   я, – мы   говорим   о   людях   в   прошедшем   времени?
–Так   на   текущий   момент   их   нет, – как   ещё   о   них   говорить? – удивился   Ферт. – Со   времени   взрыва   последней   звезды   сейчас   прошло   более   двадцати   миллиардов   лет.  На   сегодняшний   день   осталось   несколько   цивилизаций,  давно   ставших   космическими.  Они   сократили   свою   численность   до   приемлемого,  на   их   взгляд,  уровня.  В   час-Икс   они   обещали   нам   помочь,  но   им   тоже   неизвестна   их   собственная   судьба.
 
Именно   потому,  что   еле   живой   инспектор   был   оставлен   в   покое,  ему   удалось   выжить   и   быть   найденным   одним   из   бойцов,  которым   оказался   Зоркий   Взгляд.  Когда   По   обнаружил   логово   бандитов,  Зоркий   Взгляд   упросил   Ферта   дальше   повести   инспектора   в   силу   того,  что   очень   много   сам   не   понимал:  как-никак   века   разницы   всё   же   сказывались   в   уровне   образованности.  Сам   же   напросился   в   отряд   спасения   инспектора.  Зоркий   Взгляд   нашёл   инспектора   уже   дома   возле   свисающего   с   потолка   ремня   с   петлёй.  Однако   судя   по   внешнему   состоянию   полуживого   По   он   никак   не   мог   проделать   такой   трюк:  кому-то   надо   было,  что б   По   считался   самоубийцей.
После   того,  как   По   был    вынут   на   Станцию   Спасения   и   фактически   оживлён,  его,  как   и   индейца,  посвятили   в   Командоры   и   дали   курировать   Хука  «докомандорского   периода».
avatar
  • Valex
  • 0

ЧАСТЬ   3.  ХУК.
 Глава   1.
Хук   уже   летел   на   работу,  как   вдруг   заверещал   зуммер   наручного   мобильника.  Когда   Хук   включил   его,  перед   лицом   появилась   оптическая   голограмма   взволнованной   секретарши:
–Господин   Президент…
–Сколько   раз   говорить – не   господин,  а   гражданин, – нервно   сказал   ненавидевший   нынешнюю   власть   и   всё,  что   с   ней   связано,  Хук. – Ну,  что   у   нас   там   случилось?
–Простите,  волнуюсь…  Я   хотела   сказать,  что б   Вы   поскорее   прилетели,  но,  вижу,  вы   уже   в   пути.
–А   что   случилось?
–Вы   не   поверите,  это   надо   видеть.
Зуй   (как   звали   секретаршу)  развернула   обзор   мобильника   и   первое,  что   бросилось   в   глаза   Хуку – огромная,  сверкающая   гора   чистейшего   золота!  От   волнения   Хук   чуть   не   врезался   в   небоскрёб.  Не   может   быть!  Только   потом   Хук   рассмотрел   проём  «двери»   межпространственного   перехода.  Вчера,  когда   Хук   уже   собирался   уходить,  главный   инженер   его   фирмы  «Хук   и   К˚»  сообщил,  что   они   на   подходе   к   открытию   перехода   в   другие   миры.  Шеф,  конечно,  похвалил   свою   группу,  но   он   никак   не   ожидал,  что   всё   произойдёт   так   быстро.  Хук   летел,  теряя   тысячи   эльков   со   своего   электронного   счёта  на   оплату   штрафа   за   нарушения   правил,  благо   дело   его   состояние   позволяло   уже   не   обращать   внимания   на   такие   мелочи   в   экстренных   случаях   и   вспоминал,  как   же   долго   он   к   этому   шёл.
После   переворота,  упорно   называемого   революцией,  его   семья,  как   и   тысячи   других,  вмиг   оказалась   в   числе   99%   бедных.  Его   всегда   бесило,  что   некогда   гордое   обращение   Гражданин   было   заменено   на   унижающее   человеческое   достоинство  «господин».  Сколько   сил   он   приложил,  что бы   выйти   из   этого   круга   обречённых – это   отдельный   разговор,  до   боли   понятный,  однако,  нам,  жителям   пост. Ельцинской   России.  Но   в   конце   концов,  он   создал   эту   фирму – «Хук   и   К˚»,  дела   стали   постепенно   налаживаться   и   он   выбился-таки   в  «щелкуны»,  как   метко   обозвали   новых   богатеев   по   их  «фишке»  подзывать   обслугу   щелчком   пальца.
Хук   мчался   так,  что   чуть   не   сносил   крыши   домов.  Но   вдруг   в   его   голове   раздался   довольно   отчётливый   голос:  «– Спокойно,  Хук!»– Хук   удивлённо   посмотрел   на   мобильник – он   был   отключён.
–Кто   здесь? – вслух   сказал   Хук.
«– Не   сходите   с   ума,  рядом   с   Вами   никого   нет.  Я   говорю   у   Вас   в   мыслях,   и   Вы   тоже   так   делайте»,– сказал   незнакомец.  «– Хорошо,  но   что   вам   надо?  И,  кстати   кто   Вы   такой   и   как   Вас   зовут?»  «– Это   уже   другой   разговор.  Командор   По,  в   недавнем   прошлом – Ваш   земляк.  Прошу   не   удивляться,  на   это   нет   времени.  Скоро   мы   с   Вами   встретимся,  а   пока   ограничимся   тем,  что   засечём   координаты   этой   самой   Золотой   Горы».  «– А   зачем   она   Вам?  Что   Вы   с   ней   будете   делать?»  «– Она   не   моя,  но   и   не   ваша, – ответил   инспектор. – И   интересует   меня   не   столько   эта   гора,  сколько   её   межпространственные   координаты.  Кстати,  с   этой   кучей   сомнительного   золота   можете   делать,  что   хотите,  только   предупреждаю:  добром   это   не   кончится!»
«– Ну,  и   что   я   должен   сделать?» – спросил   Хук,  вбегая   в   офис   и   на   ходу   скидывая   пальто.  «– Да   ничего   особенного;  просто   когда   Вы   войдёте   туда,  внимательно   повращайте   головой   и   не   сопротивляйтесь   временным   помехам,  если   они   будут   исходить   от   меня».  «– Как   я   узнаю,  что   это   от   Вас?  Я   очень   не   люблю   головных   болей».  «– Я   уже   знаю   об   этом.  Я   дам   Вам   знать.  Но   этих   нелюдей   надо   засечь,  поверьте   мне».
Уже   в   двух   шагах   от   новенького   перехода   инспектор   остановился   и   раскрыл   на   мгновение   рот   от   изумления:  то,  что   гора   была   золотая,  не   вызывала   никаких   сомнений.  От   яркого   солнца   она   сверкала   так,  как   может   сверкать   только   золото.  Зачарованный   Хук   не   заметил,  как   вошёл   в   этот   мир,  чувствуя   себя   первооткрывателем,  первопроходцем   новых   земель,  но   с   неба   на   землю   его   опустил   голос:  «– Приготовьтесь,  Хук!»  Медленно   вращая   головой,  Хук   подумал:  «И   почему   я   должен   ему   верить?  Кто   он   мне  такой?  Как   он   внушил   мне   доверие?»
«– Ходи   левой! – вдруг   услышал   Хук   неслабое   ялмезское   словцо   у   себя   в   голове. – Овелан!  Неужели   это   то   же   самое   время?..  нет,  Ферт   говорит,  что   это – тысячи   лет   назад.  Точнее,  12  тысяч   лет.  С   ума   сойти!»
Несколько   удивлённый   услышанным   от   представителя   власти   жаргонным   выражением   Хук,  спросил,  трогая   золотую   поверхность   необычной   горы:  «– В   чём   дело,  Хук?»  «– Долго   объяснять, – ответил   По.– Но   всё   равно,  спасибо   за   помощь!  Я   Вас   оставляю,  но   если   что – только   подумайте   обо   мне,  я   оставил   в   Вашем   мозгу   маячок».  После   этого   неприятный   шум   в   голове   затих,  Хук   наконец-то   расслабился…
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   2.

–Ферт,  может,   не   стоило  оставлять   Хука   один   на   один? – спросил   я.
–С   ним   ничего   не   случилось   и   не   могло   уже   случиться, – пояснил   Ферт. – Я   уже   знал,  что   Хук   не   только   всё   сможет   преодолеть,  но   станет   одним   из   моих   помощников,  а   инспектор   понадобился   мне   для   организационных   вопросов;  создавалось   Командорство,  а   я   был   всего-навсего   физиком.
–Хорошо,  поехали   дальше.  Хотя   я   не   совсем   уверен,  что   здесь   всё   продумано.
 
Когда   Хук   открыл   глаза,  в   склоне   Золотой   горы   на   уровне   человеческой   досягаемости   тут   и   там   уже   зияли   внушительные   дыры.
–Гражданин   Хук, – обратилась   к   нему   одна   из   сотрудниц,  заметив,  что   тот   проснулся, – здесь   этого   добра   столько,  что   всем   хватит.  Ничего,  если   мы   возьмём   себе   домой?
–Только   про   меня   не   забудьте, – отшутился   Хук. – Где   моя   маленькая   лопатка?  И,  кстати,  где   гражданин   Нил?
–Ну,  и   зачем   вам   адвокат? – отозвался   Нил, – думаете,  кого   убить?  Здесь   всем   хватит,  греби   да   греби!
–Да,  нет,  Нил, – отколупнув   внушительный   кусок,  сказал   Хук. – Как   бы   нам   всё   это   сбыть   подороже   и   при   этом   не   сесть   подальше?
–Надо   делиться, – пояснил   адвокат. – Нынче   нет   никаких   ограничений,  только   отваливай   2/3   государству.
–Не   маловато   ль   будет?
–Правительство   считает,  в   самый   раз.
Выйдя   в   своё   измерение,  Хук   первым   делом   включил   свой   сервер   и   вошёл   в   официальный   президентский   сайт   с   запросом   на   эксклюзивное   право   пользование   новым   открытием   в   обмен   на   ни   много,  ни   мало – на   выплату   всех   внешних   долгов  «нового   государства»  и   значительное   пополнение   бюджета   со   своего   открытия,  о   котором   так   же   было   доложено.
Естественно,  любое   правительство   восприняло   бы   такую   просьбу   весьма   подозрительно:  откуда   деньжища-то?  Вскоре   начались   бесчисленные   проверки,  но   к   этому   Хук   был   морально   готов;  особо   секретных   гостей   Хук   приводил   прямо   к   Золотой   горе.  Набрав   столько,  что   еле-еле   выползали   оттуда,  они   подписывали   какие-то   бумаги   и   удалялись   восвояси.  Сказка?  Увы,  нет;  в   жизни   никогда   нельзя   всё   предусмотреть:  когда   уже   по   всем   прогнозам   проверки   должны   были   окончиться,  неожиданно   поступил   приказ   свернуть   разработки   Золотой   горы.  В   чём   дело?
Хук,  однако,  удивлялся   недолго:  как-то   в   очередной   раз   Хук   несанкционированно   решил   прогуляться   по   Овелану.  Он   уже   вполне   удобно   расположился   под   своей   горой,  как   вдруг   в   ясном   небе   показалось   что-то   тёмное,  оно   становилось   всё   больше   и   больше,  темнее   и   темнее,  пока   не   преобразовалось   в   чёткие   очертания   неизвестного   космического   корабля.  (Разумеется,  это   был   всего   лишь   спускаемый   аппарат   инопланетной   станции    межпространственного   перехода,  ведь   на   самом   деле   космические   межзвёздные   перелёты   нереальны   и   бессмысленны,  но   будем   придерживаться   принятой   классификации).
 
Глава   3.
Памятуя   о   предостережениях   По,  Хук   встал   в   позу   не   совсем   гостеприимного   хозяина;  руки   на   груди,  ноги   на   ширине   плеч.  Из   НЛО   вышло   безумно   огромное,  чёрное   чудовище   с   тонкими,  как   нить,  лапами-ручками   и,  покопавшись   немного   в   голове   Хука,  пробасило:
–Ты,  малявка,  зачем   грабишь   наш   капитал?  Ты   его   собирал   в   течении   многих   и   многих   галактических   циклов?  Это – вклад   не   одного   поколения   нашего   народа,  его   не   трогала   даже   Банда!
–Т-т-так   это – ваше? – заикаясь   от    внезапного  страха,  спросил   Хук. – А   инспектор   По…
–Командоры   могли   бы   догадаться,  что   там,  где   нет   материи,  и   деньги   как-то   не   нужны.  Банде   это   богатство   не   нужно. А   ты   не   только   разграбил   наш   вклад,  но   ещё   и   с   государством   поделился.  Намерения   благие,  но   ваше   правительство   отказалось   вернуть   нам   наши   же   деньги.  Тогда   мы   предложили   вам   оформить   кредитный   заем,  но   Президент   отказался!  Исходя   из   этого,  сегодня   мы   объявили   вам   войну!
–Постойте,  как   же   вы   можете   объявить   войну   отдельному   государству,  если   ваши   действия   неизбежно   затронут   интересы   всех   стран   Ялмеза?
–Это   нас   не   касается, – пробасило   существо.
–Это – блеф?  Я   что-то   не   слышал   сообщений   об   объявлении   войны.
–Видимо,  его   и   не   будет, – сказало   чудовище. – Ваше   трусливое   правительство   решило   скрыть   этот   факт   от   народа.  Скоро   к   нам   присоединятся   другие   страны   вашей   планеты   и   вы   за   всё   заплатите.
По   спине   Хука   пробежали   мурашки,  когда   он   осознал,  что   по   его   вине   может   погибнуть   его   мир.
–Но   я   же   не   знал! – взмолился   Хук. – Может,  я   вам   выплачу   неустойку?
–Естественно,  но   это   не   спасёт   мир   от   уже   начавшейся   войны.
Вдруг   откуда   ни   возьмись,  появился   запыхавшийся   от   бега   человек.  Почему-то   оба   собеседника   поняли,  что   это – По.
–Подожди,  Ужас   на   крыльях   Ночи! – вскричал   инспектор. – Но  Вы,  ведь,  понимаете,  что   Хук  здесь   не   при   чём!
–Это   кто   там   тявкает? – забасил   Ужас. – Служитель   закона,  не   распознавший   честных   людей   от   бандитов,  позволивший   безнаказанно   грабить   потом   и   кровью   заработанные   сбережения   тысяч   наших   вкладчиков!  Да   вас,  белковая   тварь,  в   проекте   не   было,  когда   мы   уже   бороздили   просторы   космоса!
–Это   не   даёт   вам   право   объявлять   войну   из-за   ошибки, – продолжал   заступаться   инспектор.
–Ничего   себе   ошибка! – за   каких-то   20   лютиковых   дней   вынести   через   узкий   проход   200   биологических   тонн   золота – и   назвать   это – ошибкой?
–Но   мы   же   не   знали!!!
–А   мне   какое   дело?
avatar
  • Valex
  • 0
Глава   4.
Хук   срочно   вылетел   в   Столицу,  название   которой   состояло   только   из   непроизносимых   для   земного   уха   звуков,  поэтому   я   так   её   и   назвал.  Недели   через   две   Хук   добился   личного   приёма   у   Президента.  Разговор,  естественно,  был   не   из   лёгких:  новый   Президент,  в   отличие   от   предшественника,  в   пылу   геополитического   возрождения   Страны   так   сильно   поднял   планку   борьбы   с   незаконным   олигархическим   вывозом   капитала  (читай – обогащением),  что   не   в   меру   праведная   рука   Закона   легко   могла   обрушится   и   на   Хука.  В   околоялмезском   космическом   пространстве   во   всю   шли   невидимые,  но   ожесточённые   боевые   действия,  дипслужбы   государства   вели   невидимую,  но   тяжёлую   работу   по   предотвращению   Третьей   Мировой   Войны   что б   не   воевать   на   два   фронта,  а   виновник   этого   беспредела   нагло   является   и   что-то   мямлит.  Хук   выглядел   побитой   собакой,  когда   неожиданно   пришло   сообщение,  что   агрессоры   куда-то   исчезли.  Тогда   никто   не   понял,  что   произошло,  но   Президент   на   радостях   стал   прислушиваться   к   Хуку   и   произнёс:
–Хорошо,  господин   Хук!  Если   внесёте   в   госбюджет   столько-то   миллиардов   таких-то   знаков,  будем   считать   инцидент   исчерпанным.
–Откуда   я   возьму   столько   денег?  У   меня   маленькая   фирма!
–Меня   это   не   касается. 
 
–По,  это   ты   сделал? – спросил   Хук,  глядя   на   недобро   светлеющий   горизонт.
–Я, – вздохнул   инспектор. – Мы   с   Фертом   к   тому   времени   нашли   золотую   планету.  Обменять   её   за   прекращение   войны   большого   труда   не   представляло.          
                                                          
Когда   Хук   с   тяжёлыми   мыслями   летел   домой,  в   голову   неожиданно   пришла   навязчивая   мысль   воспользоваться   Золотой   горой.  С   точки   зрения   Хука   мысль   была   совершенно   глупой,  его   опыт   говорил:  «Ты   вляпался,  при   чём   по-крупному.  Желай,  не   желай – добром   это   не   кончится».  Немножко   поразмыслив,  Хук   решил   вызвать   По,  но   тот   был   уже   на   связи.  «– Что   это   значит,  По?»  «– Спокойно,  Хук!  Я   нашёл   выход   из   положения».  «– Сесть   в   тюрьму?  Действительно,  оригинальный   служитель   закона!»  «– Да   не   ёрничайте!  Отношения   с   этим   чудо-юдом   я   урегулировал,  можете   сбывать   себе   золото   потихоньку».  «– Спасибо, – ответил   ехидцей   По. – А   я   просил?!  Куда   мне   сбывать   его?  Официально   его   уже   не   «толкнёшь»».  «– Ну,  это   ещё   бабка   на  двое   сказала.  Никто   не   мешает   сбывать   золото   мелким   оптом».  «– И   куда   мне   его   сбывать?  Инспектор,  Вы   не   ошиблись   с   выбором   профессии?»
Однако   иного   выхода   не   было.  Придя   на   работу,  Хук   закрылся   у   себя   в   кабинете   с   Нилом   и   долго   совещался   с   адвокатом   на   тему   скорейшей   реализации   необходимого   количества   золота.
–Я   говорил, – отшучивался   Нил, – что   всё   закончится   именно   этим;  как   бы   сбыть   подороже   и    не   сесть   подальше!
В   иной   ситуации   Хук   послал   бы   Нила   куда   Макар   телят   не   гонял!  И   без   него   было   тошно.  Но   в   дружном   коллективе   фирмы  «Хук   и   К˚»   все   про   всех   знали   и   сопереживали   Нилу,  у   которого   брат-бизнесмен   уже   влип   в   одну   из   антиолигархических   компаний.
–Ладно,  предсказатель!  Ты   мне   лучше   скажи,  как   там   Кеш?
–Ничего,  держится, – ответил   Нил.
–Помощь   не   нужна?
–…сказал   осуждённый,  видя   как   палач   продевает   петлю   на   шею.  Сначала   себе   бы   помогли!  По   существующим   законам, – Нил   всегда   упрощал   формулировки   перед   клиентом, – каждый   человек   имеет   право   сдать…
Разумеется,  никто   не   ожидал,  что   у   какой-то   жалкой   кучки   людей   появится   такая   небывалая   возможность   честно   распоряжаться   почти   неограниченным   количеством   золота,  тем   более   диковато   выглядело   желание   пополнять   этим   златом   бездонные   закрома   обанкротившегося   государства!  
Ещё   немного   посовещавшись,  Хук   решил   на   свой   страх   и   риск   вновь   связаться   по   Глобалнету  (как   называлась   компьютерная   сеть   Ялмеза)  с   правительством   и   открытым   текстом   предложить   срочную   выплату   внешнего   долга   запасами   этой   горы.
–Вас   могут   обвинить, – сказал   Нил.
–Иного   выхода   не   вижу.  Подготовьте   документы   на   выезд   из   Росса.
–Если   Вы   выезжаете,  зачем   Вам   платить,  а   если   Вы   платите,  зачем   Вам   уезжать? – удивился   Нил.
–Моя   Родина   в   кризисе, – пояснял   Хук,  укладывая   портфель, – а   я,  увы,  человек   старого   воспитания   и,  несмотря   ни   на   что,  хочу   ей   как-то   помочь.  Настанет   день,  когда   господа   уйдут,  откуда   пришли,  а   ни   в   чём   не   повинный   народ   останется.
–Вы   сейчас   поняли,  что   сказали? – поинтересовался   Нил. – Когда   это   сволочи   несли   какую-то   ответственность   за   свои   злодеяния?
–И   это   говорит   адвокат,  который   должен   быть   уверен   в   торжестве   закона?
–Это   прокурор   должен   быть   уверен   в   торжестве   закона, – возразил   Нил, – а   адвокат   должен   защищать   своего   клиента   даже   вопреки   закону,  тем   более – несправедливому.  Конституция   же,  явно   написанная   юмористом,  никак   не   может   быть   серьёзной.  По   крайней   мере,  когда   мне   становится   скучно,  я   открываю   её   весёленькие   статейки.  Но   хороший   адвокат   обязан   защищать   своего   подзащитного   даже   на   основе   детской   сказки   и   глупых   анекдотов   если   никаких   других   аргументов   не   осталось.  Это – его   работа.
–Ладно,  не   будем   сориться, – сказал   Хук. – Готовьте   документы.
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   5.

–Я   не   понял, – сказал   я, – а   почему,  собственно   говоря,  Нил   не   является   командором?
–Он   бы   отказался, – ответил   Кеш. – Нил   всегда   был   пай-мальчиком.
 
Свобода   передвижения   по   миру – одно   из   немногих   достижений   нового   Росса.  Как   и   России.  Прежняя,  народная   власть,  как   и   в   нашей   стране,  в   попытках  «раздать   всем   сёстрам   по   серьгам»  наряду   с   нуворишами   доставляла   неудобство   действительно   всем   желающим   уехать  «за   кордон»  или   просто   посетить   страны.  Так   было   легче   контролировать   процесс   равномерного   и   поэтапного   обогащения   общества.  Но,  провозгласив   свободу   передвижения,  новые  власти   полностью   потеряли   контроль   над   уголовным   миром   и   настроениями   электората.  Тем   более,  они   были   не   в   силах   повлиять   на   отъезд   из   Росса   оппозиции   и   олигархии.  Крупные   деньги   и   идеи   продолжали   уплывать   за   рубеж   даже   после   прихода   к   власти   геополитически   настроенного   Президента.  Ну,  всё   как    у   нас!
 Вот,  Хук   и   засобирался   в  «один   конец»,  как   там   говорили.  Однако   прежде   он   хотел   всё-таки   рассчитаться   с   правительством,  полагая,  что   тем   или   иным   образом   деньги   всё   равно   обогатят   государство,  а   значит,   поспособствуют   обогащению   бедного   народа.  Ведь   в   историческом   конспекте   так   было   всегда.  Хук   открыл   межпространственный   переход,  вышел   на   уже   знакомую   поляну   перед   горой,  закрыл   дверь   и…  неожиданно   почувствовал   на   своём   виске   холодную   сталь   пистолетного   дула.
–Это   уже   не   честно, – медленно   поднимая   руки   за   голову,  произнёс   Хук.
–У   абреков   нэт   понятия   чести, – со   знакомой   россиянам   и   русскоязычным   кавказской   интонацией   Сталина   сказал   незнакомец.
–Кто   это? – спросил   Хук,  поняв,  что   это – не   агент   спецслужб.
–Не   твоё   рабье   дело,  плебей! – заявил   появившийся   спереди   Волкодав. – Твоё   дело – пятки   лизать   да   зады   нюхать.
 
–Зачем   им   понадобилось   бить   Хука? – почти   риторически   спросил   я.
–Бандиты   и   есть   бандиты, – сказал   Ферт. – Вот   скоро   коллапс,  собираться   пора, – вот   это   проблема!  Пора   вызывать   скафандр, – сказал   Ферт,  набирая   код   на   мобильнике.
Да,  на   часах   была   полночь,  а   всё   небо   светлело   на   глазах.  Вселенная   сжималась   всё   активнее   и   активнее…
 
Отметеленный   по   первое   число   Хук   едва-едва   выбрался   в   свой   офис.  Его  уже   можно   было   забирать   на   Станцию   Спасения,  но   По   с   Фертом   решили,  что   тот   ещё   может   быть   полезным   здесь,  в   Россе.  Действительно,  кое-как   выживший   и   пришедший   в   себя   Хук   ещё   около   месяца   таскал   золото   в   счёт   погашения   госзадолженности.  Но   из   Росса   он   улетал   уже  «под    громыхание   кандалов».  Как   будто   этого   было   мало,  гравилёт   Хука   внезапно   потерял   управление   и   связь   и   начал   падать   в   Западный   океан,  откуда   его   и  «вытащили»  По   с   Фертом.
avatar
  • Valex
  • 0
 
ЧАСТЬ 4,
Заключительная.  Ферт.
                                И  последние   станут   первыми…  (Библия).    
Глава   1.
Ферт   нервно   зашагал   взад-вперёд,  вспоминая   о   том,  что   было   и   думая   о   том,  что   будет.  А   что,  собственно   говоря,  будет?  Да,  скорее   всего,  ничего:  есть   только   слабая   надежда,  что   ему   удастся   основать   новую   жизнь   в   новой   Вселенной   после   страшного   коллапса.  Эта   полубредовая   идея   возникла   у   него,  как   только   он   осознал   безнадёжность   попыток   исправить   свою   ошибку.  Допущенная   по   тогдашнему   неведенью   истинного   положения   дел   ошибка   оказалась   неисправимой.  Увы,  благими   намерениями,  как   говорится…
–Дай   руку, – подойдя   ко   мне,  обратился   Ферт.
Нехотя,  очень   медленно,  я   подал   ему   руку   что бы   принять   информацию,  которую   он   мне   хотел   передать,  но   без   всякой   надежды   спросил:
–Может,  возьмёшь   меня?
–Туда?  В   это   пекло?  Ни   за   что!  Оттуда   возврата   нет!  Я   ухожу   туда   как   самоубийца,  а   не   как   романтик.
–Самоубийцы   не   думают   о   возрождении   жизни, – мрачно   пошутил   Зоркий   Взгляд.
–Дай   руку, – повторил   Ферт. – Дай   шанс   на   жизнь   хотя   бы   в   памяти.  Время   поджимает.
Чудны   дела   твои,  господи!  Человек   преодолел   миллиарды   лютиковых   и   не   лютиковых   лет,  создал   десятки   новых   цивилизаций,  а   сейчас   он   может   кануть   в   безвестности   и   никто   о   нём   не   вспомнит!  И   что   жил   он,  что   не   жил.  А   иной   и   не   хочет,  и   не   достоин   всемирной   славы   или   тихой   памяти,  но   новоявленного   Герострата   помнят   всегда.  Почему?  Для   чего?  Ну,  ладно   бы   эта   память   нужна   была   бы   для   самолюбования!  Грош – цена   такой   памяти!  Но   как   часто   бывает   так,  что  память – инструмент   самореализации   даже   не   самого   человека,  а   его   позитивной   идеи.  Видели   бы   сейчас   Ферта   некоторые  «звёзды»  нашей   эстрады!  Какая   тут   звёздная   болезнь?  Ещё   молодой   человек   навсегда   уходит   в   неизвестность,  что бы   кто-нибудь   в   будущем   заявлял   бы:  после   нас   хоть   потоп!  А   другой   во   времена   оно   добавит:  а   зачем   нам   космос?  Ведь   на   его   век   ещё   хватит.
Ферт   отпустил   меня   и   пошёл   навстречу   приближающемуся   с   небес   гравилёту   с   спец. скафандром,  рассчитанным   на   небывалые   температурные   перегрузки.
–Выживи! – пожелал   я   коротко.
–Выживи! – поддержали   остальные   командоры.
Ферт   кивнул.  Нарочито   блуждая   по   какой-то   косой   линии,  он   медленно   приближался   к   месту   посадки   своего   гравилёта.  Спешить   ему,  в   принципе,  было   некуда:  в   нашем   распоряжении   было   ещё   2 – 3   часика,  но   надо   было   настроиться   на   предстоящую   переброску.  Ещё   никто   не   проделывал   такого   трюка.  А   если   и   делал  (при   зарождении   нашей   Вселенной),  то   имени   его   мы   не   знаем.  Никто   не   знал,  сколько   продлится   новая   сингулярность   и   окончится   ли   она   вообще.  Температурный   режим   скафандра   был   подобран   на   самый   возможный   максимум,  но   где   он,  этот   максимум   у   сколлапсированной   Вселенной?  Ферт   без   воды   и   пищи   мог   протянуть   несколько   лютиковых   месяцев,  но   когда   у   него   появится   возможность   перебраться   в   более   подходящее   будущее?   
И   для   чего?
 
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   2.

А   начиналось   всё   до   банальности   просто:  молодой,  подающий   надежды   учёный   вдруг,  как   и   все,  в   одночасье   стал   нищим.  Рухнула   система,  рухнул   мир   плановой   экономики,  донельзя   зависимый   от   идеологических   установок,  ничего   не   предложив   взамен  (кроме   Президента-алкоголика   на   танке).  И   превратился   бы   Ферт   в   жалкое   подобие   бомжа   с   его   институтской   зарплатой,  если   бы   его   первая   жена   не   занялась   коммерцией.  По   хорошему   говоря,  Ферту   тоже   надо   было   бросить   свою   науку,  которая   вдруг   оказалась   не   нужна   этой   стране,  да   его   останавливало   то,  что   он   вплотную   подошёл   к   идее-фикс   всей   его   жизни – к   межпространственному   переходу.  Ведь   ракетная   техника   была   поставлена   в   тупик   ещё   до   появления   самых   первых   ракет   теорией,  которая   на   Земле   носит   имя   Эйнштейна,  а   на   Ялмезе   называлась   просто – ОТО.  Преодолеть   парадокс   нарастающей   массы   могли   лишь   фантасты.  Однако   стоило   только   появится   идее   межпространственного   перехода – и   от   ракетной   технологии   один   за   другим   стали   отказываться   и   фантасты.  Как   это   всегда   бывает,  пошли   разговоры   о   том,  что,  мол,  даже   если   удастся   перенести   под   пространством   что-то   материальное,  живое   существо  всё   равно   погибнет.
Но   Ферт   работал.  Он   продолжал   работу   над   проектом   не   смотря   ни   на   что.  Жить   с   каждым   днём   становилось   всё   дороже   и   хуже,  его   постоянно   упрекали   жена   и   подросшие   дети:  «– Что   за   ты   мужчина?  Ты – тряпка!  Ты   не   можешь»… и   т. д.  Командоры,  видимо,  ошиблись,  выбрав   меня   своим   летописцем,  но   мне   вовсе   не   хочется   описывать   эти   дрязги.  Ограничусь   лишь   тем,  что   всё   закончилось   разводом  (что   способствовало   сближению   Ферта   и   дочери   По,  они   встретились   и   полюбились   друг   другу   немножко   раньше   развода,  но   это   уже   не   мой   сюжет).
Так   вот,  в   первую   же   медовую   ночь,  как   это   называлось  на   Ялмезе,  Ферту   неожиданно   пришла   в   голову   одна   мысль   по   его   основной   разработке.  Когда   Иона   уснула,  Ферт   тихо,  на   цыпочках,  подошёл   к   своему   творению   и   кое-что   исправил   в   конструкции.  Что   именно – не   важно,  поэтому   я   даже   не   поинтересовался   тем,  что   в   принципе   никогда   мне   не   понадобится.  Главное,  что   он   всё-таки   запустил   её!  Проём,  пока   больше   похожий   на   раму   от   сейфа,  чем   на   дверь,  открылся   и   в   нём   Ферт   увидел   вечность…  Точнее,  это,  очевидно,  была   какая-то   туманность,  т. к.   тусклый   свет   от   настольной   лампы   освещал   не   вакуум  (который   не   возможно   осветить   в   принципе),  а  мелкую   и   реденькую   пыль  (то   бишь,  частицы   водорода   и   других   элементов   периодической   таблицы).  Как   подтверждение   догадки,  изредка   пролетали   плавно   вальсирующие   астероиды – будущие   звёзды   и   планеты.  Красиво!  Но   надо   было   срочно   возвращаться;  не   смотря   на   принятые   меры,  воздух   из   квартиры   всё-таки   уходил.  Перед   тем,  как   выйти,   Ферт   взял   попавшуюся   пуд   руку   юлу   взрослой   уже   дочери   и,  предварительно   крутанув,  по-хулигански   запустил   её   в   туманность!  Ведь   всякое   физическое   ускорение    процесса   должно,  по   идее,  приводить   к   ускорению   развития   новой   галактики.
На   утро   не   успел   Ферт   за   завтраком   поделиться   со   своей   радостью   с   молодой   женой,  как   в   дверь   позвонили.  Кто   бы   это   мог   быть?  Так   как   по   утрам   бандиты,  вроде   бы,  не   ходят,  в   состоянии   небывалой   радости   Ферт   открыл   дверь.  При   виде   двух  «щелкунов»  широкая   улыбка   сползла   с   лица   Ферта.
–Что   вам   надо?  У   меня   ничего   нет, – сказал   ничего   не   понимающий   хозяин   дома.
–А   нам   казалось, – пробасил   высокий  «щелкун», – что   это   вам   надо.  Не   хотели   бы   Вы,  господин   Ферт,  разбогатеть?
–Какой   же   младший   научный   не   хочет   стать   академиком, – начал   овладевать   собой   Ферт. – Но   какой   мюон   или   нейтрон   я   должен   продать?
–Вот   так   лучше! – продолжил   высокий   и   обернулся   назад. – Шеф,  клиент   пришёл   в   себя!
Из-за   спины   говорящего   вышел   другой  «щелкун»,  маленький,  толстенький,  лысоватый,  да   ещё   в   тёмных   очках:
–Мы   предлагаем   Вам   миллион   эльков   за   каждую   голову,  перенесённую   в   указанное   нами   подпространство,  плюс   10   миллионов   на   продолжение   ваших   работ.
–Откуда   Вы   узнали   обо   мне?  Я   никому   ничего   не   говорил.
–Не   надо,  господин   Ферт!  У   нас   мало   времени   на   игры!  Вы   отлично   понимаете,  что   если   мы   сейчас   стоим   перед   Вами   и   предлагаем   неплохие   деньги,  это   значит,  у   Вас   всё   получится.  Ведь   с   помощью   вашей   машинки   можно   путешествовать   не   только   в   пространстве,  но   и   во   времени.  Сейчас   говорят,  что   это   не   возможно,  но   на   самом   деле,  Вы   это   сможете!
–Что-то   мне   подсказывает, – осторожно   сказал   Ферт, – что   добром   это   не   кончится.
–Конечно,  не   кончится, – сказал  «шеф». – Будете   артачиться – лишитесь   Ионы   и   ещё   кой-кого.
 
–Дальше   уже   моя   ошибка, – заявил   Кеш. – Когда   эти  «щелкуны»  смылись,  дав   Ферту   неделю   на   размышление,  навестил   друга   я.  Он   мне   рассказал   о   визите,  а   я   посоветовал   принять   их   сомнительное   предложение,  надеясь   самому   выбраться   из   ямы.  Чёрт   попутал!  В   результате   через   неделю   после   того,  как   Хук   исчез  (теперь   известно   куда),  я   расплатился   по   долгам   своей   фирмы,  а   неожиданно   разбогатевший   Ферт   впал   в   депрессию.
–Было   от   чего, – посочувствовал   инспектор. – Только   не   ошибается   тот,  кто   ничего   не   делает.
–Скажи   это   сапёрам, – буркнул   Кеш.
 
На   следующий   день   Ферт   действительно   разрешил   все   проблемы   с   адресацией   переходов,  пригласил   Кеша,  несколько   лет   назад   ушедшего   из   института  «на   вольные   хлеба»,  и   вместе   с   другом   они   за   три   дня   профиксировали   физические   координаты   всех   сразу   же   исследованных   измерений.
Работа   ещё   не   была   закончена,  как   повалили   чуть   ли   не   анонимные   заказчики.  Обычно   для   физиков   уголовный   мир   настолько   же   далёк,  как   и   от   меня,  потому   о   том,  что   произошло,  Ферт   начал   догадываться   уже   став   миллионером,  когда   к   нему   не   пришли   из   налоговой   инспекции.  Очередь   к   его   скромной   квартире   составляла   уже   не   один   километр,  сама   квартира   превратилась   в   проходной   двор,  на   кинутых   гравилётах   безнаказанно   летали   мальчишки,  но   государственные   органы   упорно   не   замечали   происходящее.  Почему?
Да   потому,  что   кроме   Ферта   на   этих   лёгких   деньгах   уже   наживался   не   один   чиновник   из   правительства.  Если   хотя   бы   часть   миллиардов   Хука   всё-таки   шла   в   госбюджет   Росса,  то   деньги   заказчиков   Ферта  (читай – бандитов)  непосредственно   оседали   в   бездонных   карманах   государственных   мужей.
avatar
  • Valex
  • 0

Глава   3.

«Стоила   ли   игра   свеч? – терзался   сомнениями   Ферт. – Да,  политики   нас  «кинули»,  но   жалкая   кучка   политиканов – это   ещё   не   народ.  Да,  я   был   за   чертой   выживания,  хотя   в   нормальных   странах   фундаментальная   наука   никогда   не   бывает  «в   загоне»,  но   неужели   моя   невольная   месть,  а   проще   говоря,   желание   выжить,  стоит   моего   обогащения?  Сомневаюсь».
Но   сомневаться   было   уже   поздно:  на   электронном   счету   Ферта   замаячил   тринадцатый   знак   перед   запятой.  Можно   было   ещё   долго   рассуждать   о   том,  как   Ферт   додумался   до   создания   Командорства   Спасения,  о   том,  что   физик   Ферт   знал   о   невечности   нашей   Вселенной,  догадываясь   о   ныне   наступившем   Последнем   Времени,  но   что   это   меняет?  После   главной   ошибки,  как   прозвали   это   командоры,  пути   назад   уже   не   было.  Да   и   подключившийся   Фардик,  не   выдавая   себя   что бы   совсем   не   замкнуть   временной   континуум,  тем   не   менее   потихоньку,  но   упрямо   внушал   Первому   Командору   необходимость   создания   некоего   Командорства   Спасения.
Вот   так   созрела   эта   идея,  так   сказать   наш   ответ   Чемберлену.
 
–Может,  не   стоило   ломать   дров? – вдруг   засомневался   Кеш. – Ну,  не   мы,  ну,  другие, – всё   равно,  ведь,  кто-то   выжил   бы.  Что   мы   так   зациклились   на   продолжении   белковой   жизни!  Кто   мы   такие?
–Мы – люди, – ответил   инспектор. – Для   чего-то   мы   появились   на   Свете   лет   30 – 35   млрд.  тому   назад.  Для   чего-то   наши   предки   старались   выжить   несмотря   ни   на   что.  Для   чего-то   создавали   многочисленные   памятники   культуры.  Во   все   века.  На   всех    планетах.  Независимо   друг   от   друга.  Для   чего?  Что бы   однажды   сгореть   во   вселенском   огне,  не   оставив   и   следа?  Глупо!
–Самое   глупое, – подхватил   я, – это   существование   тех,  кто   даже   таким   простым   вопросом   не   может   задаться,  а,  задавшись,  никогда   не   сможет   даже   поделиться.  И   если   их   неслышные   миру   стоны   не   стоят   выеденного   яйца,  тогда   сколько   же   стоят   наши   миры?
–По   вашей   пословице, – проворчал   Кеш, – кто   о   чём,  а   вшивый   о   бане.
–Уж,  конечно,  не   о   демонологии! – вскричал   я. – Не   знаю,  как   у   вас,  а   на   Земле   с   тех   пор,  как   появилось   христианство,  люди   как   пугали,  так   и   пугают   себя   разными   демонами.  А   вся   суть   таких   побасенок – моя   религия   хорошо,  а   твоя – плохо.  Как   будто   больше   проблем   нет!  А   был   ли   демон?
–Это   ты   к   чему? – почти   удивился   инспектор.
–Да   к   тому,  что   если   наша   жизнь  ничего   не   стоит,  тогда   все   мы – идиоты!  Вот,  куда   пошёл   Ферт?  Какая   разница,  как   умирать?  Нет,  ему   надо   попытаться   сделать   следующий   мир   ещё   более   лучшим!  И   каждый   из   нас   хотел   бы   ему   помочь!  Значит,  на   этом   Свете   всё-таки   есть   чего-то   такое,  что   стоит   какого-то   непонятного   желания   жить.
Предупреждающее   свечение   по   боковым   косякам   межпространственных   переходов   усиливалось.  Звёзды   гасли   одна   за   другой,  а   ночное   небо   было   уже   ярко-голубым.  Ферт   сосредоточенно,  не   спеша   облачался   в   последний   в   его   жизни   скафандр.  Начиналось! 
 
Тогда   до   Конца   Времён   были   миллиарды   и   миллиарды   лет.  Но   по   хорошему   такой   отсчёт   времени   уже   не   годился:  за   оставшееся   время   после   относительно   лёгкого   создания   Командорства  (за   которое   надо   было   повоевать   с   правителями   Ялмеза)  предстояло   искусственно   ускорить   создание   и   развитие   как   можно   большего   числа   новых   цивилизаций.  Ферт   и   Кеш   спешили,  на   ещё   не   разведанную   планету,  впоследствии   названной   Лес,  высадился   Кеш,  а   Ферт   стал   искать   партнёров.  Первый,  кого   нашёл   Ферт,  был   Хук,  один   из   сотрудников   его   же   института,  которого   он   тут   же   поставил   ведущим   Кеша,  а   потом   и   Фардика.
avatar
  • Valex
  • 0
 
Глава   4.
Собственно   говоря,  всё.  Конец.  Ферт   не   спеша   облачался   в   скафандр,  а   мы   всё   думали;  как   могло   такое   случится?  Почему   всё   же   возникли   вдруг   эти   человеконенавистники   сразу,  везде?  С   одной   стороны,  конечно,  когда   из   космического   супа   появляются   новые   галактики,  там   не   обходится   без   столкновений,  были   бы   камни   и   пылинки   живые,  это   для   них   было   бы   очень   больно.  Да   и   любое   рождение   новой   жизни – это   прежде   всего   боль,  а   потом   уже   всё   остальное.  Но   такое   успокоение   работает   не   долго.  Потом   наступает   время   жить.  И   тогда   уже   страшно   не   хочется   чего-то   там   терпеть   ради   какой-то   идеи   или   суперидеи.  И   если   пережить   такое   выпадает   не   всем, значит   можно,  в   принципе,  обойтись   без   боли,  горя?  Значит,  в   том,  что   мы   живём   так,  а   не   иначе,  кто-то   виноват?  Люди – не   боги,  они   не   могут   разобраться   во   всём   сразу,  а,  разобравшись,  всё   сразу   исправить.  За   прошедшие   миллионы   лет   они   должны   были   бы   успокоиться   и   принять   это   как   должное,  нас,  ненормальных,  должно   быть   не   больше   семи   человек.  Но   почему   тогда   Ферту   сейчас   постоянно   кто-то   звонит,  постоянно   с   кем-то   он   переговаривается?
 
Да,  мы – не   боги.  И   именно   поэтому   очевидная,  вроде   бы,  идея   столько   нервов   вымотала   Ферту   своей   непробиваемостью,  что   тот   легко   согласился,  когда   Иона   предложила   себя   на   роль  «развязывателя   языка   Волкодаву».  У   вроде   бы   любящего   мужа   однажды   не   хватило   аргументов   для   того,  что бы   отговорить   её   от   этого.  Нет,  Ферт   не   обманул   По,  когда   сказал,  что   Иона   вернулась-таки   домой   после   её   замены   на   дубль,  но   для   того,  что бы   замена   произошла   удачно,  надо   было   что б   Иона   хотя   бы   немножко   побывала   бы   там,  в   этом   аду.  И,  представьте   себе,  ей   не   пришлось   долго   уговаривать   Ферта.
Может,  это   была   не   любовь?  А   какая   мне   разница,  в   сущности   говоря?  Увы,  это   мне   не   нужно   не   потому,  что   я   такой   нелюбопытный,  а   потому,  что   этого   мне   никогда   не   испытать,  скорее   всего.  Ограничусь   лишь   тем,  что   после   возвращения   домой   был,  вечер   встречи,  говорят,  сладким,  долгим   и  горизонтальным.
 
Вот   и   всё.  На   часах   была   полночь,  но   небо   стало   светлее,  чем   днём.  Одна   из   дверей   растворилась   и   Ферт   навсегда   исчез   в   невыносимо   яркой   плазме.  Поднялись   с   мест   и   мы.  Пора.  Лично   я   не   хотел   бы   снова   поджаривать   пятки.  Но   куда   нас   отправят?  Каждый   из   нас   тайно   надеялся   на   то,  что   нас   отправят   всё-таки   на   другую   планету,  в   другой   мир.  МЫ    ЕЩЁ   НЕ   КОНЧИЛИ!!!  Но   неожиданно,  когда   мы   уже   подходили   к   своим   переходам,  сзади   подкатили   какие-то   человекообразные   монстры   и   нагло   ускорили   процесс   возвращения.  Я   уходил   чуть   позже   всех,  так   получилось,  а   потому   видел,  насколько   страшно   это   было:  на   Зоркий   Взгляд   надели   на   шею   тяжеленный   камень   и   сбросили   его   с   Утёса.  Плыви!  На   инспектора   По   накинули-таки   на   шею   ремень,  предварительно   связав   руки   за   спиной,  да   подвесили   на   том   же   крюке.  Виси!  Хук   был   сброшен   с   моста,  похожего   на   Golden   Bridge.  В   Кеша   попала   стрела   при   входе   на   его   благословенный   Лес   и   только   Фардик   сумел   ответить    за   отца,  сразу   вступив   в   бой.  После   этого…
Глава   5.
После   этого   я   вышел   из   туалета   и   упал.  Не   оттого,  что   мне   что-то   там   вкололи   и   вбросили   туда,  откуда   пришёл.  От   злости.  Дома   никого   не   было,  я   мог   наораться   сколько   хотел.  Я   ВЗВЫЛ!  Почему,  отчего   так   происходит?  Что   люди   сделали   не   так?
Обычно   тут   люди   говорят:  можете   верить,  можете   не   верить,  и   тому   подобное.  Жаль,  если   к   этому   сведётся   вся   канва   повествования.  Ведь   сколько   бы   я   не   любил   фантастику,  её   с   лихвой   хватает   и   так.  А   вот   если   подумать:  рождается   человек,  живёт,  мучается   или   радуется,  умирает…  и   всё?  Зачем   же   тогда   жил?  Для   чего   я   был   приглашён   туда?  Матрицу   XXI ого   столетия   баюкать? – Она   бы   без   меня   хорошо   бы   обошлась!  Тешить   своё   самолюбие   писателя? – Его,  смею   вас   уверить,  нет!  Есть   некая   идея-фикс:  разобраться   хотя   бы   в   цене   этой   самой   жизни,  насколько   мы   правы,  наивно   полагая,  что   за   неё   надо   держаться   в   любом   случае.  В   конце   концов,  не   потому   ли   нам   никто   не   посылает   пресловутый   сигнал,  что   те   цивилизации,  которые   могут   уже   дать   о   себе   знать,  считают   это   бессмысленным   занятием   ввиду   предстоящего   катаклизма?  Но   жить   одним   днём,  грядущим   или   минувшим,  тоже   как-то   бессмысленно.  Мы,  ведь,  не   насекомые,  а   большинство   из   нас – отнюдь   не   оракулы.  Будущее   можно   только   прогнозировать,  но   любой   прогноз   основывается   на   известных   фактах,  тогда   как   эволюция   происходит   только   на   основе   всех   собранных   событий.
         ПОЧЕМУ?                                                                  
 
            Говорят,  далеко-далеко   за   созвездием   Южного   Креста,  находится   большая-большая   туманность.  За   этой   туманностью   ещё   дальше   находится   невидная   нам   галактика.  Так   вот,  в   этой   галактике   может   находиться   звезда,  похожая   на   наше   Солнце… 
      Первый   вариант:                 1 / 02 – 28 / 04 – 05г.
Окончание   второго   варианта:      22 / 12 – 05г.
В. П. Алексеев
avatar
  • Valex
  • 0
Тайна   Принцессы
(СОЦИАЛЬНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ   РОМАН)
 
 
 
 
 
 
                            (Антипосвящение   Д. Брауну)                                      
ГЛАВА   I.  И   КЛОУНОВ   УБИВАЮТ.
По   аллее   парка   бежал   стройный,  подтянутого   телосложения   молодой   человек.  Светило   солнышко,  лёгкий   утренний   бриз   о   чём-то   весело   шептался   с   листвой   росистых   деревьев.  Обычное   утро   двадцать   четвёртого   столетия.  Перед   молодым   человеком  «летело»  голографическое   изображение   нового   чёрно-белого   фильма   с   только   что   открытой   планеты   Коуш.  Весёлый   клоун   Тиу   Тин,  как   в   своё   время   Чарли   Чаплин,  умудрялся   практически   ежеминутно   смешить   своих   зрителей,  а   потому   его   искусство   стало   так   популярно   на   Земле.  Сергей   Петрович   Козлов,  следователь   по   особо   важным   делам,  только   что   получивший   отпуск,  снова   весело   засмеялся,  как   вдруг   мелодичная   трель   заменила   голограмму   фильма   начальником,  с   которым   Серый   Козлик,  как   его   прозвали   в   ещё   в   школе,  дружил   с   детства.
–Доброе   утро,  Серый! – раздался   голос   хмурого  «дружка». – Как   спалось?  Как   настроение?
–Пока   ты   не   позвонил,  было   прекрасным, – в   шутку   огрызнулся   Сергей,  зная   по   опыту,  что   Федька   зря   беспокоить   не   будет. – В   чём   дело,  шеф?
–Как   тебе   сказать?  Запросец   поступил…  Как   ты   относишься   к   Тиу   Тину?
–Белый,  не   крути,  а   то   съем!  Как   в   наше   время   относятся   к   гениям?! – сказал   Сергей,  усаживаясь   на   скамейку.
–Боюсь   тебе   настроение   испортить.
–У   нас   работа   такая.
–Сам   напросился,  в   конце   концов.  Депутат   Гекл   сообщил,  что   Тиу   Тин  «выпрыгнул   из   окна».  Скорее   всего,  это   не   самоубийство.  Хотя   в   запросе   ставится   задача   уточнить   только   это,  вполне   понятно,  что   речь   идёт   о   большем.
–Принцесса?
–Да,  Тиу   Тин   не   оставил   ни   единого   намёка   насчёт   того,  где   её   искать.  Есть   подозрение,  что   круглианцы   специально  «убрали»  Командора   Рыцарей   Истинной   Веры,  ведь   место   положения   Принцессы   неизвестно   не   только   круглианцам,  но   и   самому   Ордену.
–Да,  действительно,  доброе   утро…  Ладно,  запрос   принял,  иду!
–У   тебя   же   отпуск!
–Не   зли,  шеф,  а   то   действительно   съем!
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   II.  ПРИЁМНАЯ
ДЕПУТАТА   ГЕКЛА.
Молоденькая   секретарша   удивлённо   встала,  когда   через   битых   два   часа   открылась   дверь   кабинета,  и   она   увидела,   что   шеф   сам   выпроваживает   своего   гостя,  да   ещё   с   улыбкой   говорит:
–Надеюсь,  Серж,  наше   сотрудничество   принесёт   нужные   нам   плоды?
Для   Сергея   это   было   уже   лишней   фамильярностью   и   он   стандартно   ответил:
–Конечно,  гражданин   депутат.
Гекл   что-то   шепнул   на   ушко   гостю,  после   чего   оба   на   глазах   изумлённой   секретарши   дружно   захохотали.  Интересно,  как   бы   она   прореагировала,  если   бы   знала,  что   шеф   нашептал   таинственному   посетителю   следующую   фразу:  «– Подыграй   мне,  Сергей,  это   в   наших   с   вами   интересах!  Эта   дама   ведёт   себя   совершенно   по   другому   с   близкими   мне   людьми,  а   мне   нужна   информация   в   любое   время    суток».
Секретарше   было,  отчего   удивляться:  Депутат   Парламента   Объединённых   Государств   Армы   по   своему   статусу   считался   выше   самого   Президента.  Кто   бы   ни   входил   к   шефу,  Гекл   никогда   не   вставал   ни   перед   министром,  ни   перед   Президентом,  ни   перед   самим   Папой   Круглианской   Церкви!  Положение   не   позволяло,  как   он   сам   пояснял.  Но   когда   Ива   довольно   равнодушным   тоном   доложила   по   селектору   о   прибытии   какого-то   Сергея,  Гекл   уже   через   секунду   широко   открыл   дверь   и,  улыбаясь   и   обнимаясь,  весело   затараторил:
–А,  дорогой   Серж,  как   же   я   тебя   заждался!  Сколько   лет,  сколько   зим!
Что   было   дальше,  Ива   уже   не   слышала,  дверь   закрылась.  А   дальше   Гекл   извинился   перед   следователем   и   произнёс:
–Надеюсь,  Сергей   Петрович,  Вы   понимаете,  зачем   мне   понадобился   этот   спектакль?  Дело   серьёзное,  Наследной   Принцессы   нет,  а   из   всего   Ордена   какое-либо   влияние   на   власть   имею   только   я.  В   случае   чего – вся   связь   через   меня.  Как   у   нас   говорят,  я   на   взводе   в   любое   время   суток.
–Смею   заверить,  гражданин   депутат,  это   не   так,  уж,  мало.  У   нас,  на   Земле,  вообще   никогда   не   было   у   власти   представителя   Истинной   Веры.  Даже   после   публикации   Д.  Брауна.  Так   что,  считайте,  что   мы   её   уже   нашли.  С   чего   начнём?
–До   недавнего   времени, – начал   Гекл, – Семья   Принцессы, почти   не   скрываясь,  проживала   в   Старом   Свете,  т. е.  в   Евре.  Однако   с   наступлением   Тяжёлого   Кризиса   Круглианской   церкви   стало   проще   организовывать   людей   против   Семьи,  достаточно   посулить   энную   сумму   денег – и   охота   начиналась!  В   конце   концов,  было   принято   решение   о   переезде   Семьи   в   Объединённые   Государства.  Но   сама   Семья   почему-то   решила   по-своему:  сюда   прибыл   только   Рыцарь   Тиу   Тин   с   неизвестно   где   нашедшейся   двойняшкой   юной   Принцессы,  а   где   она   сама – мы   не   знаем.
–Как   же   так   получилось?  Неужели   глава   Ордена   Охраны   вас   не   проинформировал?  Насколько   мне   известно,  Тиу   Тин   прибыл   сюда   давно,  он   уже   успел   снять   7 – 8   фильмов!  А   это,  насколько   я   понимаю,  лет   10   назад.  И   за   это   время   у   вас   не   было   ни   одного   контакта?
–Есть,  конечно,  ошибка,  но   наш   Орден   Истинной   Веры   не   подвергался   таким   гонениям   со   стороны   официальной   церкви,  в   отличие   от   земной.  Соответственно,  мы   и   расслабились.  А   зря…  Кроме   того,  сам   Командор   принял   решение   бороться   за   власть   дабы   обеспечить   в   случае   чего   официальное   прикрытие   и   поддержку,  вот,  мы   и   занимались   политическими   играми,  забывая   основные   наши   функции.  Кто   бы   мог   подумать,  что   круглианцы   и   тут   нас   обнаружат!
–А   вы   уверены,  что   это – круглианцы?
–Формально,  может,  и   не   они,  однако   соответствующая   криминальная   обстановка – следствие   их   владычества.
–Ну,  это   уже   философия!  Преступность   всегда   была   следствием   неправедного   режима.  А   конкретней?  С   чего   можно   начинать,  по-вашему?
–Во-первых,  давайте   всё-таки   перейдём   на  «ты», – сказал   Гекл. – Во-вторых,  очевидно,  что   начинать   надо   с   номера   гостиницы,  откуда   Тиу   Тин   якобы   выбросился.  И   потом,  я   не   думаю,  что   его  «выбросили»  просто   так,  скорее   всего,  он   что-то   им   сказал.  Следовательно,  жизнь   Принцессы   может   быть   под   угрозой.
–Орден   не   доверяет   своему   Командору? – удивился   Сергей.
–Орден   доверяет   Командору,  но   мы   до   сих   пор   не   выработали   версию   на   случай   прорвала.  Может   получиться   так,  что   круглианцы   раньше   нас   вычислят   место   пребывания   Принцессы.
–Однако,  как   у   вас   запущено…
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   III.  ЗА   ДЕСЯТЬ   ЛЕТ   ДО   ТОГО;  СЕМЬЯ.
По   улочкам   портового   городка   уныло   брёл   куда-то   немолодой   человек.  Мимо   пробегали   неугомонные   мальчишки,  чего-то   кричали   дородные   торговки,  важно   переваливались   моряки,  но   он   ничего   не   видел,  не   замечал,  а   только   громко   и   тяжело   вздыхал.  Кто-то   сзади   несколько   раз   окрикнул   какого-то   Тиу   и   только   после   этого   до   его   сознания   дошло,  что   это   он   и   есть.
–Эй,  Тиу,  да   что   с   тобой? – докричался   наконец   подвыпивший   мужчина   в   драной   тельняшке,  попыхивая   трубкой, – да   на   тебе   лица   нет!  Глотни   блинта,  успокойся…  Что   случилось,  дружище?
Тиу   Тин   молча   проглотил   предложенный   соседом   бокал   и   тяжело,  медленно   сел.  Легче   не   стало.
–Уволили, – произнёс   в   землю   Тиу. – Сокращение   штатов.  За   второй   месяц   десятое   место   работы.
–Всё?  А   кому   сейчас   легко? – удивился   собеседник. – Время   счас   такое,  любезный!
Тиу   не   слушал.  Верно,  морякам   сейчас   тоже   трудно,  но   им   хоть   платят   больше,  чем   артистам.  А   у   него   дома – Наследница   Трона   Святого,  как   она   будет   жить?  Впрочем,  нет,   она-то,  может   быть,  и   сможет.  Ведь   все   как-то   живут,  выкручиваются…  Но   ведь   она-то   избранная!  Ей   бы   не   о   серых   буднях   думать,  а   готовиться   к   своей   роли.
–Не   ты   ли, – продолжал   матрос   Клюю,  а   это   был   он, – не   ты   ли   всё   время   говорил,  что   человек   всё   может   преодолеть,  лишь   бы   не   умереть?
–Я   от   своих   слов   не   отказываюсь, – ответил   клоун, – но   сейчас   я   хотел   бы   отдохнуть,  сбросить   маску,  расслабиться…  Плесни   ещё…  Если   бы   ты   знал,  какой   груз   я   за   собой   тащу!
–Внучка? – понимающе   кивнул   матрос. – Да   обойдётся   всё!  Прорвёмся!  Ладно,  поплачься,  пока   никто   не   видит…
Только   протяжный   гудок   парохода   время   от   времени   напоминал,  что   жизнь-то   всё   равно   идёт.  Вскрикнула   чайка.
–Надо   ехать, – вдруг   неожиданно   сказал   Тиу. – Чего   тут   ждать?  Пока   убьют?
–Вот,  другое   дело, – удовлетворённо   сказал   старый   матрос, – узнаю   прежнего   друга.  Конечно,  если   бы   он   не   артачился,  я   бы   предложил   ему   место   грузчика   в   порту…
–Клюю,  я   только   что   оттуда,  отстаёшь   от   жизни. – Тиу   покрутил   пустую   бутыль   и,  вздохнув,  грустно   добавил: – Я   давно   уже   постепенно   ставлю   круг   на   карьере   клоуна,  только   домашним   не   говори   об   этом.
–Прорвёмся, – не   зная,  что   и   ответить,  повторил   Клюю. – Как   это   в   твоей   антрепризе…  «Пока   мы   живы,  да   горит   свеча!»
–Я   сейчас   не   на   работе, – недовольно   сказал   Тиу, – но   всё   равно   спасибо.
Тиу   допил   блинта,  бросил   пустую   бутыль   в   сторону   и   через   несколько   шагов   был   уже   около   своей   двери.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   IV.  НОМЕР   ОТЕЛЯ.
Вестибюль   местного   отеля,  куда   зашёл   Сергей,  чем-то   напоминал   декорации   к   старому   фильму   XXого   века  «Титаник».  Не   в   меру   шикарно   и   дубово,  как   про   себя   оценил   обстановку   сам   Сергей.  Он   подошёл   к   окошку   регистраторши   и   так,  что б   никто   не   слышал,  сказал:
–Шесть-шесть-шесть   на   пятого.
Это   был   пароль.  Услышав   его,  секретарша   живо   подняла   голову:
–Наконец-то,  Сергей   Петрович.  С   утра   Вас   жду.  Номер – 911-бис,  любимый   номер   Командора.  Вот   ключи.
–Немудрено,  что   его   всё-таки   убили, – проворчал   Сергей. – Что   за   тайная   вера,  если   все   всё   знают?  Если   бы   у   нас,  на   Земле,  Орден   Царицы   был   бы   столь   открытым,  он   бы   века   не   просуществовал!  Ну,  разве   можно   так?
–Так   никто   же   не   слышат, – как   бы   извиняясь,  сказала   секретарша. – И   вообще,  у   нас   часто   останавливаются   представители   Истинной   Веры…
Сергей   Петрович   вошёл   в   обшарпанный   номер   шестого   этажа   с   одной   кроватью,  рукомойником   с   одинарным   краном   холодной   воды   и   допотопным   шкафом   и   ему   стало   ясно:  Тиу   запросто   мог   оставить   здесь   уйму   знаков,  но   никто   бы   об   этом   не   догадался:  стены   настолько   облезли,  что   естественные   шероховатости   были   бы   неотличимы   от   искусственных.  Если   бы   Командор   захотел   оставить   какое-либо   послание,  он   мог   спрятать   его   куда   угодно.  Да   хотя   бы   под   раковину!  Наклонив   голову   и   убедившись,  что   там   ничего   нет,  Сергей   вспомнил,  что   труднее   всего   найти   то,  что   на   поверку   оказывается   на   виду   у   всех.  Эту   истину   обычно   понимают   ещё   в   детстве,  если   много   играют   в   прятки.
А   он   почему-то   любил   попрятаться.  Хотя   с   полной   легализации   Истинной   Веры   и  «падения»  христианства   прошло   всего   каких-то   двести   с   небольшим   лет,  привычка   землян   всячески   кодироваться,  прятаться   всё   же   осталась.  И   эта   привычка   уже   не   однажды   спасала   Сергея,  когда   он   стал   работать   следователем   по   особо   важным   делам.  Ведь   с   нормализацией   политической   обстановки   на   Земле   работа   осталась   только   за   её   пределами.  А   в   неизвестных   условиях   работать   головой   приходилось   много   больше,  чем   это   можно   было   бы   ожидать.  Постоянно   надо   было   контролировать   свои   действия,  догадываться   о   тайных   мотивах   потенциальных   преступников,  входить   в   положение   власть   имущих   во   избежание   конфликтов…  В   общем,  не   соскучишься!
Не   обнаружив   ничего   подозрительного   с   первого   раза,  Сергей   выглянул   в   окно,  немытое   лет   эдак   десять.  До   предела   урбанизированный   пейзаж   тоже   не   спешил   давать   наводок.  Планета   Коуш   не   спешила   раскрывать   свои   тайны.  Но   ведь   тайны   для   того   и   существуют,  что бы   их   хранить,  а   потому   следователь   не   беспокоился.
Сюда,  рассуждал   Сергей,  Тиу   Тин   вошёл   в   последний   раз.  Куда   он   мог   пойти   дальше?
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   V.  ТИУ   ТИН   У   СЕБЯ   ДОМА.
Первое,  что   увидел,  переступив   порог,  Тиу,  бежавшую   на   встречу   внучку.  Его   сердце   ещё   немного   оттаяло,  когда   он   услышал:
–Дедушка   пришёл!!!  А   что   принёс?
–А   вот   угадай, – затараторил   клоун,  подхватывая   девчушку-хохотушку   на   руки, – длинное,  но   не   поезд,  сладкое,  но   не   мёд,  белое,  но   не   снег…
–…любимое,  но   не   дедушка, – оборвала   его   Ванта. – Это – сосулька,  самая   вкусная   конфета   в   мире!  Ура! – и   десятилетняя   непоседа   ускакала   к   себе   в   комнату.
–А   мне? – показался   неторопливый   внук.
–А   тебе, – Тиу   ещё   раз   полез   в   необъятный   карман, – умное,  но   не   профессор,  маленькое,  но   не   лилипут,  лезет   в   твой   ранец,  но   не   пенал…
–Калькулятор! – обрадовано   заверещал   внук   и   убежал.
–Что   случилось? – произнесла   невесть   откуда   появившаяся   в   дверном   проходе   жена. – Опять  «в   свободном   полёте»?
Тиу   медленно   сполз   на   табурет.  Обмануть   можно   детей,  ведь   детство   в   любые   времена,  какие   бы   тяжёлые   они   не   были,  всегда   достаточно   беззаботно,  что бы   ни   думать   о   трудностях   бытия,  но   жена…
–Откуда   узнала? – обречённо   сказал   Тиу.
–Обычно   твои   загадки   изощрённее, – почти   традиционно   объяснила   Лу. – Как   мы   теперь   будем   жить?
–Надо   ехать, – поставил   точку   старик. – Иначе   уже   нельзя.  Они   начнут   уничтожать   нас   физически.
–Сначала   пусть   докажут,  что   Принцесса – это   наша   Ванта, – подошла   Лу. – Ладно,  садись,  после   ужина   решим,  что   делать…  Девочки,  мальчики,  к   столу! – игриво   позвала   она   успевших   убежать   внучат.
После   ужина,  когда   дети   давно   уже   улеглись,  выслушав   очередную   порцию   сказок   да   небылиц   весёлого   клоуна,  уютно   расположившись   на   крыльце,  Командор   и   его   жена   вели   неторопливую   беседу.
–Устал, – вздохнул   Тиу. – Сколько   можно   терять,  прятаться,  переезжать,  удирать?  Да   кому   нужна   наша   Истина?  У   людей   уже   есть   Милосердный   Бог   и   это   их   устраивает.
–Ничего,  Ти,  скоро   всё   станет   ясно,  Конец   Времён   уже   близок.
–Не   видать   мне   этого   Конца   как   своей   поясницы, – обречённо   вздохнул   Тиу. – Да   и   Ванта,  похоже,  так   и   останется   Наследной   Принцессой.
–Прорвёмся, – сказала   Лу,  обняв   мужа, – прорвёмся.  Лучше   подумай,  куда   нам   ехать?
–А   что   тут   думать?  Конечно,  за   океан,  в   Объединённые   Государства   Армы.
–С   одной   стороны,  верно, – возразила   Лу, – но   с   другой   стороны,  это   слишком   традиционный   ход.  Если   Ванта   исчезнет   в   Старом   Свете,  то   первое,  где   будут   её   искать,  это   в   ОГА.
–И   что   ты   предлагаешь?
–Для   начала   попробуем   поискать   убежища   здесь,  в   Евре.
–Думаешь,  это   оригинальный   ход?
–По   крайней   мере,  не   традиционный.  Сейчас,  ведь,  эта   самая   Арма   считается   модным   местом   для   мигрантов.  Давай   для   начала   устроим   турне   по   странам   Евры,  приглядимся,  приценимся,  подумаем…  А   там,  глядишь,  что-нибудь   сообразим.
–На   какие   шиши?  В   карманах-то   пусто!
–Ты   же – клоун,  устрой   бродячий   цирк!  Это   и   деньги,  и   постоянные   перемещения   по   континенту.
–А   за   одно   и   наводка   для   шпиков, – возразил   Тиу. – Нет,  без   рекламы   здесь   денег   не   заработаешь,  а   любая   реклама   в   нашем   мире   ориентирована   на   круглианцев.  Этот   путь  «заказан».
–Если   всю   жизнь   провести   здесь,  конечно,  это – тупик.  Но   кто   нам   мешает   отправиться   в   Арму   потом,  когда   Круглианская   Церковь   успокоится?
Тиу   неожиданно   хлопнул   по   своей   руке   и,  показывая   на   убитого   комара,  сказал:
–Никогда   она   не   успокоится.  Как   и   эта   тварь…
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   VI.  1800   ЛЕТ
НАЗАД:  ДОРОГА   В   ГОРУ.
Солнце   ещё   не   показалось   из-за   линии   горизонта,  но   небо   с   восточной   стороны   уже   давно   горело   предрассветным   пурпуром.  Над   этой   с   каждой   секундой   расширяющейся   полосой   нависала   голубая   полоса   неба,  плавно   темнея   по   мере   продвижения   на   запад.  Прохладная   ночь   нехотя   отступала   перед   освежающим   душу   рассветом.  Мелодичная   гармония   Коуша!
Однако   у   подножия   горы   Прорвы,  с   которой   скатывали   в   пропасть   с   противоположного   склона   преступников,  приговорённых   к   смерти,  царило   совсем   не   весёлое   настроение.  Сегодня – день   казни.  Этим   всё   сказано.  Толпа   бушевала,  плакала,  проклинала,  печалилась   одновременно.  Билеты   проданы,  ставки   сделаны.  На   что   ставят? – спорят   на   то,  на   каком   часу   смертник  «загнётся»?  Ведь   перед   тем,  как   быть   сброшенным   в   заколоченной   бочке   с   Прорвы   в   бездонную   пропасть,  так   называемый   преступник   должен   вкатить   на   гору   эту   самую   бочку,  набитую   камнями   по   собственному   весу   приговорённого.  А   6   блюстителей   постоянно  «стимулировали»  смертника   тяжёлыми   пинками,  кнутами   да   подзатыльниками.  Последний   Поход   мог   продолжаться   не   один   день,  всё   зависело   от   физического   здоровья   осуждённого,  хотя   крутизна   горы   была   такой,  что   чаще   всего   действо   длилось   не   более   двух-трёх   часов.  Но   так   как   зрелище   было   не   ограниченным   во   времени,  степенная   публика   подтягивала   свои   зады   ближе   к   полудню,  а   ставки   делала   на   следующий   день:  к   этому   времени   все,  кто   был   слаб,  умирали   и   азарт   только   раскалялся.  К   рассвету   же   подходила   только   самая   бедная   публика,  т. к.  билеты   на   это   время   стоили   дешевле   всего   и   ставки   были   минимальными.  Родственники   же   и   друзья   любовались   этим   зрелищем  (слава   Наместному   Прокуратору!)  бесплатно.
Молодой   израненный   побоями,  худой   человек   в   кандалах   тяжело   вздохнул   и   одними   лишь   губами   прошептал:  «Господи,  матерь   святая,  да   не   оставь   мир   сей   без   длани   твоей   вседержащей!»  Естественно   получив   после   этого   пару   кнутов   с   железными  «ежами»  на   концах   толстых   верёвок,  он   покатил   свою   бочку   в   гору.  Тяжёлое,  как   мир,  солнце   в   последний   раз   в   глазах   Спасителя  (а   это   был   он)  вставало   над   миром,  а   он   вспоминал   вчерашний   разговор   у   Наместного   Прокуратора.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   VII.  РАЗГОВОР   С   ПРОКУРАТОРОМ.
В   полутёмный,  тускло   освещаемый   факелами   на   стенах   приёмный   зал   Наместного   Прокуратора   ввели   сильно   измождённого   побоями   Истра.
–В   чём   твоя   правда? – устало   спросил   Прокуратор.
Правда   в   том,  что   у   тебя   сейчас   нестерпимо   болит   голова[1]   и   ты   в   данный   момент   больше   всего   хочешь   избавиться   от   этой   боли.
Прокуратор   удивился   такой   дерзости,  но   через   секунду   он   ещё   более   удивился,  когда   Истр   сказал:
–Ещё   моя   правда   в   том,  что   она   сейчас   пройдёт, – и   голова   действительно   прошла.
–Откуда   ты   знал?
–Это   очень   просто, – сказал   молодой   человек. – Ты   полностью   здоров,  а   значит   головные   боли   у   тебя   на   нервной   почве.  Достаточно   было   лёгкой   встряски,  что б   она   прошла.
–Хорошо,  но   откуда   ты   знал,   что   она   болела?  Я,  ведь,  никому   не   говорил.
–Прокуратор,  ты   забыл,  кого   судишь! – ответил   Истр.
–А,  так   ты   намекаешь, – Прокуратор   подглядел   на   текст   обвинения, – ты   намекаешь   на   своё  «божественное   происхождение»!  Но   если   ты – бог,  зачем   спустился   на   землю?
–Что б   спасти   тебя,  Прокуратор, ответил   Истр. – Тебя   и   миллионы   других   людей.
–От   кого?  Человек – царь   природы,  а   Император – царь   человеков.  Что   мне   может   угрожать,  если   я   верно   служу   Императору?
–Ты   сам, – ответил   странный   собеседник. – Нет   ничего   страшнее   для   людей,  чем   сами   люди.
–Допустим,  хотя   это   спорный   тезис, – сказал   Прокуратор,  вспомнив   своих   голодных   львов. – Но   как   же   ты   собираешься   нас   от   нас   же   спасать?
–Я   пришёл   в   этот   мир, – ответил   Истр, – для   того,  что бы   предложить   спасение   через   спасение   души.
–Души?  Это   сердца,  что   ли?  Так   оно   у   меня   не   болит!
–Сердце – это   сердце, – вздохнул   Истр, – а   душа – это   душа.  И   принадлежит   она   не   нам,  а   Миру.  Если   бы   Великая   Богиня   не   захотела   б   создавать   этот   Мир,  никого   из   нас   не   было   бы.  Ни   тебя,  Прокуратор,  ни   меня,  ни   вот   этих   двух   добрых   стражников.
–Добрых? – удивился   Прокуратор. – Да   они   же – душегубы,  ты   же   их   должен   ненавидеть!
–Они   делают   свою   работу,  Прокуратор, – вздохнул   Истр, – а   потому   и   добрые.  Если   бы   каждый   человек   делал   бы   только   свою   работу,  порядка   было   бы   куда   больше.  Они   должны   быть   уверены,  что   я – негодяй.  Это   ты   должен   разобраться,  кто   я   такой.
–Тогда   кто   же,  по-твоему,  злой   человек?
–Злых   людей   не   бывает,  бывают   уставшие,  замотанные   жизнью   люди,  которые   забыли   или   никогда   не   знали,  что   они – люди.
–Меня, – сказал   Прокуратор, – называют   злым   человеком.  По-твоему,  я   забыл   или   не   знал   о   своей   доброте?
–Если   бы   ты   не   знал   о   доброте   своей,  ты   бы   в   детстве   не   мечтал   бы   стать   судьёй,  что б   помогать   неправедно   обвинённым.
«А   ведь   это   действительно   так»,– подумал   Прокуратор,  лишённый   сейчас   имени   в   знак   того,  что   его   решения   должны   быть   максимально   взвешенными   и   независимыми.  Если   человек   имеет   имя,  он   всегда   имеет   собственное   мнение,  следовательно,  по   понятиям   Права,  он   не   может   быть   объективным.  Прокуратор   вспомнил,  как   в   детстве   он   был   свидетелем   ареста   отца   и   братьев,  как   они   кричали:  «– Я   не   виноват!»,  как   их   всё-таки   сбросили   в   Пропасть   и   как   он,  будучи   маленьким   ещё   мальчиком,  дал   себе   слово   стать   судьёй   и   судить   честно.  Где   эти   помыслы?
–По-твоему,  я   предал   собственные   идеалы? – мрачнея   от   неправедной   злости,  произнёс   Прокуратор.
–Я   не   говорил   это,  ты   сам   это   сказал, – спокойно   ответил   молодой   человек.
–Так,  ладно, – поспешил   поставить   точку   в   этом   опасном   для   Прокуратора   разговоре   хозяин. – Тебя   обвиняют, – поглядел   на   обвинительный   документ, – тебя   обвиняют   в   покушении   на   власть   Императора?  Может   ли   добрый   человек   желать   зла   другим?  Чем   ты   можешь   оправдаться?
–Тем,  что   я   ни   на   кого   не   покушался, – ответил   Истр. – Я   утверждал   и   утверждаю   другое:  Настанет   время   и   нынешние   властители   потеряют   свою   власть   и   воцарится   Эпоха   Правды.  Это   произойдёт   помимо   чьей-то   воли,  если   люди   станут   жить   по   Законам,  данным   Богиней.
–Вот   как? – еле   сдерживая   злость,  процедил   Прокуратор. – И   кто   же   тогда   будет   править   этим   миром?
–Добро   и   справедливость   под   руководством   Наследной   Царицы   Мира.
–Ч-Ч-ЧТО? – Прокуратор,  не   мешкая   более   ни   секунды,  поставил   подпись   в   графе  «Приговорить   к   смертной   казни»,  а   уже   потом – в   графе  «Виновен».



[1]М. Булгаков,  «Мастер   и   Маргарита»

avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   VIII.  ШАХМАТНАЯ   ПАРТИЯ   С  ГЕКЛОМ.
Когда   Сергей   появился   в   дверном   проёме   кабинета   с   шахматной   доской   под   мышкой,  Гекл   невольно   передёрнулся.  Шахматы   на   Коуше   появились   совсем   недавно,  вместе   с   первыми   землянами.  Игра   очень   понравилась   местным   жителям,  но   выиграть   у   сопланетников   Алёхина,  Касабланки,  Фишера,  Таля,  Карпова   и   т. д.  они   не   могли.  Это   было   естественно:  если   в   XXом – XXI ом   веках   шахматы   в   школах   проходили   только   в   некоторых   странах,  то   начиная   с   XXII ого   века   шахматы   изучали   уже   везде   и   всюду.  С   тех   пор,  как   после   падения   христианства   на   Земле   воцарился   культ   Богини,  быть   умным,  образованным,  надёжным   стало   невероятно   престижно.  В   результате   со   временем   самый   отсталый   землянин,  над   которым   смеялись,  знал   не   менее   двух   языков   и   при   этом   в   шахматы   играл   на   уровне   чемпиона   мира   двухсотлетней   давности!  Гекл   всё   это   знал.  Он   был   одним   из   членов   первой   дипломатической   делегации,  установившей   контакт   с   Землёй.  Поэтому   он   понял;  Сергей   сейчас   поставит   ему   нешуточный   мат   по   его   командорским   обязанностям.  Что   случилось?  Что   с   Принцессой?
 «Трус,– подумал   Сергей. – Ничего,  ничего,  пусть   потрепыхается!  Говорят,  спесь   сбивает».
–Сыграем? – символически   спросил   следователь,  зная,  что   Гекл   не   сможет   отказаться.  Не   та   ситуация.
Гекл   почти   обречённо   смахнул   со   стола   кое-какие   документы,  отключил   ноутбук,  попросил   по   селектору   никого   не   пускать  (у   нас,  видишь   ли,  совещание)  и   покорно   помог   расставить   фигуры.
–Тебе   не   кажется   странным, – сделал   Сергей   первый   ход, – крутить   фигой   перед   своим   лицом,  славя   при   этом   Господа?
–Что   ты   имеешь   ввиду? – сделал   ответный   ход   Гекл.
–У   нас,  в   России,  фига   или   дуля – это   такая   комбинация   из   трёх   пальцев   в   кулаке,  означающая   обман,  отказ   и   т. д.
–А,  ты   про   кругляние! – как   бы   успокоился   Гекл. – Что   ж   поделать,  если   нашего   Истра   спустили   в   бочке  «покататься»?  И   чем   сильнее   вращаешь   перстами,  тем   ближе   к   богу.  В   чём   дело-то?  Ты,  ведь,  не   за   этим   сюда   пришёл!  Не   томи!
–Как   говорит   мой   шеф,  не   гони,  на   небо   всегда   успеешь, – пошёл   Сергей   ферзём. – Провёл   я   в   номере   анализ   остатков   крови   на   ДНК.
–ДНК?  Что   это   такое?
–Это – такая   макси-штуковина,  которая   имеется   в   каждом   живом   существе…– Сергей   специально   затянул   паузу,  хоть   позиция   на   доске   была   понятной.
–Ну?
–Баранки   гну!  Там   было   минимум   6   человек!  Анализ   обнаруженной   мной   спермы   показал,  что  «двойника»  насиловали   минимум   двое,  по   очереди…
–Кошмар!
–Это   ещё   не   кошмар, – продолжал   Сергей,  поставив   своему   визави  «вилку». – Из   любой   вилки   можно   выкрутиться,  а   ты   попробуй   выкрутиться   из   матовой   ситуации!
–Что   ты   имеешь   ввиду?  Она   жива? – побледнел   Гекл.
–Шах! – громко   стукнул   фигурой   Сергей. – Спроси   что-нибудь   полегче!  За   2   дня   я   еле-еле   отыскал   указание   этого   старикана!  Под   кроватью!  Ищите!  Там   был   знак  «Нагорно».  А   рядом   с   этим   знаком – капля   крови.
–Чьей? – спросил   побледневший   как   смерть   Гекл.
–Не   твоей, – плоско,  но   зло   сострил   Сергей. – Но   чужой.
–Они   знают?
–Это   ты   у   меня   спрашиваешь?
Сергей   вылетел   из   приёмной,  зло   хлопнув   дверью.
«–Прибуду   домой – уволюсь!!!»
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   IX.  ВЫНУЖДЕННЫЙ   КРУИЗ   ПО   ЕВРЕ.
Представление   кончилось.  Весёлый   клоун   медленно   смывал   лицо   от   не   в   меру   яркого   грима,  оказываясь   грустным,  забытым   стариком.  Который   год   Командор   Тиу   вместе   со   Святым   Семейством   скитался   по   миру,  но   покоя   не   было   нигде.  Куда   бы   они   ни   приезжали,  всегда   кто-нибудь,  да   узнавал   про   Принцессу.  Хорошо,  если   это   были   сторонники   Истинной   Веры,  но   чаще   старались   их   уничтожить.  Опять   и   опять   всё   начиналось   сначала:  цирк   Шапито   уезжал,  что бы   кто-нибудь   снова   бы   их   ни   выследил.  Когда   это   кончится,  Царица   Праведная!
Почти   внезапно   вбежала   жена:
–Тиу,  Тиу,  угадай,  кто   стоит   за   дверью?
–Кто-кто? – шпик!  А   т. к.  вы   его   поймали,  малолетний   шпик.
–А   вот   и   нет,  а   вот   и   нет!  Девочки,  заходите!
И   вошли…  две   Ванты!  При   чём,  в   одинаковых   костюмах.
–Надо  «завязывать», – попытался   пошутить   клоун,  начиная   догадываться,  что   происходит. – Ну,  и   что   дальше?
Нанка,  девочка   одного   из   полузабытых   селений   Нагорно,  нашлась,  можно   сказать,  случайно.  Её   родители   были   сторонниками   Истинной   Веры,  каких   на   Коуше   оставалось   немало   даже   спустя   1800   лет   Эры   Истра.  Потому,  узнав   о   том,  что   неподалёку   проедет   цирк   с   Тиу   Тином,  они   просто   хотели   посмотреть   на   знаменитого   Командора.  Однако,  увидев   на   сцене   Ванту,  планы   изменились:  после   представления   они – отец   Нанки   и   сама   Нанка – смело   зашли   за   кулисы   и   первое,  что   сделали,  это – знак   Розы,  поднятые   к   небу   ладони,  соприкасающиеся   запястьями,  с   чуть   загнутыми   фалангами   растопыренных   пальцев.
–Значит,  так, – подытожил   Командор   длинный   разговор   после   ужина. – Мы   принимаем   Нанку   в   труппу,  крутимся   с   ней   ещё   несколько   лет,  а   затем   устраиваем   ложную   аварию   и   переводим  Ванту   на   нелегальное   положение,  заменив   её   Нанкой.
–А   мы, – вставил   мужчина, – получаем   50 000   пим.  Поймите,  командор,  будь   мы   чуть-чуть   богаче,  мы   бы   отдали   Нанку   бесплатно.  Но   времена   нынче   жестокие,  что   делать,  на   что   жить?
–Ох,  если   б   вы   знали,  как   мы   Вас   понимаем!  Двадцать   лет   уже   на   стенку   лезу   от   жизни   сей!  Соберём,  обязательно   соберём   требуемую   сумму.  Спасибо   за   Нанку! – мужчины   ударили   по   рукам.
–А   Ванта   знает,  кто   она   такая? – спросил   напоследок   мужчина.
–Увы,  да, – вздохнул   Тиу. – Года   два   назад   дети   подслушали   наш   со   старухой   разговор.  Играли   в   шпионов,  а   мы   и   не   знали!  Без   всякой   задней   мысли   обсуждаем   наши   дела,  а   она – под   столом!  Вот,  егоза!  А   я   планировал   только   на   восемнадцатилетие   открыть   ей   правду, – погрустнел   Тиу. – А   Нанка?
–Гм, – ответил   собеседник, – она   же   и   предложила   этот   обмен.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   X.  ПО   ДОРОГЕ   В   ПОРТ.
На   самом   деле,  всё   было   не   так   трагично,  как   воспринял   это   потерявший   сознание   Гекл.  Если   учитывать   исторический   аспект.  Однако,  как   некогда   сказал   писатель,  никакое   счастье   не   стоит   одной   слезы   ребёнка.  А   тут   погибли   два   человека!  За   что? – а   за   идею!  За   некую   абстрактную   для   людей   идею.  При   чём,  этой   гибели   можно   было   избежать:  Благодаря   не   совсем   удачной   символике,  в   частности,  знака   круглианцы   не   могли   претендовать   на   ту   или   иную   монополию   на   истину.  Потому   на   Коуше   сторонники   Истинной   Веры   несколько   расслабились,  ведь   до   контакта   с   землянами   они   не   представляли   сильной   конкуренции   официальной   религии.  У   них   никогда   не   было   даже  «охоты   на   ведьм»,  что,  по   мнению   Д. Брауна   означало   не   что   иное,  как   попытку   уничтожить   Наследницу   Трона.  Однако   с   недавних   пор,  видя,  что   земляне   могут   повлиять   на   настроение   масс,  Круглианская   церковь   участила   свои   атаки.  На   Земле   это   прекрасно   поняли,  но   как   донести   это   до   сознания   Ордена?  Вот,  Сергей   решил   припугнуть   этих   сонь.
Но,  доведя   Гекла   буквально   до   потери   сознания,  Сергей   действительно   разозлился   не   на   шутку.  Кто   сказал,  что   земляне   должны   быть   в   каждой   бочке   затычкой?  Кто   придумал,  что   на   всей   Земле   конца   XXIVого   столетия,  когда   вроде   бы   исчезли   все   раздражающие   людей   факторы,  только   следователи   по   особо   важным   делам   должны   страдать   за   какую-то   дальнюю   планету?  Да   не   нанимался   он   нянчиться   за   всякими   олухами!  Это   всё   в   более   откровенной   форме,  мягче   скажем,  Сергей   высказал   на   связи   с   Землёй,  запросив   разрешения   прекратить   следствие.  В   ответ   его  «закадычный   шеф»,  как   он   прозвал   дружка   детства,  уговорил-таки   Серого   продолжить   расследование.
Ещё   Сергея   бессознательно   мучило   сомнение:  а   не   перестарался   ли   он?  Гекл   ещё   при   нём   потерял   сознание.  А,  хлопнув   дверью,  Сергей   лишь   усилил   эффект   своей   профилактической   работы.  Да   он   и   сам   так   возбудился,  что   по    дороге   в   порт   чуть   не   пропустил   гостиницу,  куда   планировал   зайти   что бы   взять   некий   чемоданчик,  где   лежал   в   сложенном   виде   портал   межпространственного   перемещения.  В   Евру   Сергей   решил   плыть   на   пароходе,  т. к.  в   случае   непредвиденной   задержки   спец. службы   круглианцев   могли   бы   заинтересоваться   им   и   его   внезапным   перемещением   через   океан,  что   ещё   больше   усилило   бы   подозрение.
«–Добрый   день, – рассеяно,  уже   на   выходе,  ответил   он   на   приветствие   гардеробщицы. – Да,  вынужден   ехать.  И   чем   скорее,  тем   лучше.  Убийство   Тиу   Тина   может   оказаться   только   страшным   началом».– Только   тут   до   Сергея   дошла   ещё   одна   ужасная   догадка:  если   Круглианская   церковь   уничтожит   Святое   Семейство,  ей   уже   ничего   не   стоит   расправиться   с   остальными   сторонниками   Истинной   Веры,  т. к.  эти   простофили   особо   и   не   скрывают   своих   убеждений.  Новая  «Хрустальная   ночь»  будет   страшной!  Ведь   на   этот   раз   она   будет   глобальной.
Хорошо,  хоть   на   счёт   последнего   пункта   своего   отчёта   Сергей  «перегнул»:  на   самом   деле,  никакой   крови   у   знака   Нагорно   он   не   обнаружил,  это   были   остатки   старой   краски.  Но   этот   факт   вовсе   не   означает,  что   они   не   поняли,  где   может   находиться   Принцесса.  Нагорно – вторая   по   популярности   страна   для   эмигрантов.  Может,  к   чёрту,  прямо   сейчас   переместиться   в   Старый   Свет?  Два   месяца   пилить   по   волнам…  Стоп!  Два   месяца – это   достаточный   срок   для   того,  что бы   провести   расследование   incognito.  Решено:  Сергей   купит   билет,  сядет   в   каюту,  покрутится   по   палубе,  закроется   в   каюту   и   переместится   в   Евру.
–Серж! – вдруг   послышался   сзади   запыхавшийся   от   бега   голос   Гекла. – Серж!  Подожди!…
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XI.  ВОСХОЖДЕНИЕ   ИСТРА.
То   ли   жар   полуденного   солнца,  то   ли   очередной   удар   кнутовищем,  который   давно   уже   воспринимался   Истром   как   укус   мелкой   мушки,  заставил   бедолагу   на   мгновение   очнуться   и   уже  «на   автомате»,  как   бы   сказали   земляне,  ещё   немного   протолкнуть   ненавистную   бочку   вверх.  Давно   лишённые   чувствительности   ноги   с   вбитыми   прямо   в   ступни   гвоздями   с   трудом   сделали   ещё   два   нечеловеческих   усилия   что бы   перенестись   на   5 – 10   см.  вверх,  к   смерти,  к   Избавлению.  «О,  господи,  Царица   Небесная!  Да   за   что???»
Если   бы   Истр   мог   сейчас   хотя   бы   вспоминать,  ему   бы   вспомнилась   одна   далёкая   восточная   страна.  Туда   отвёз   его   печальный   отец,  зная,  для   чего   может   это   понадобиться   лет   через   30.  Золочёные   крыши,  красивые   геометрические   узоры   тибских   монастырей   не   радовали   гостей   из   Страны   Заходящего   Солнца,  как   их   прозвали   монахи   в   красных   одеяниях   и   с   бритыми   головами.  Монахи   тоже   не   спешили   как-то   успокаивать   гостей;  по   звёздам   они   давно   уже   вычислили,  кто   к   ним   приедет,  с   какой   Миссией   и   что   им   понадобится.  Поэтому,  дав   шестилетнему   Истру   только   два   дня   на   отдых,  монахи   с   удовольствием   стали   обучать   своего   Ученика,  которому   впоследствии   предначертано   стать   Учителем.  Весёлые   колокольчики   складывали   на   ветру   чудесные   песенки,  красивые   барабаны   с   непонятными   поначалу   иероглифами   мантр   зазывали   малолетних   учеников   поиграть   с   ними,  и   мальчишки   с   удовольствием   играли,  только   не   Истр!  Рассчитанный   на   30   лет   курс   обучения,  Спасителю   предстояло   пройти   вдвое   быстрее.  И   целыми   днями,  меняясь   друг   другом,  как   теперь   добрые   стражники,  монахи   обучали   его   искусству   выживания,  врачевания,  духовного   и   физического   совершенствования,  экстрасенсорике,  телепатии   и   телекинезу…  Позже   к   этим   занятиям   добавились   языки,  письмо,  счёт,  ораторское   искусство…  К   двенадцати   годам   Истр   овладел   курсом   десятилетнего   обучения   и   его   пригласили   без   всяких   экзаменов   на   особые,  секретные   курсы.  Потому   и   перечислять   то,  чему   обучался   юный   Спаситель,  довольно   глупо.
Ещё   один   тяжёлый   шаг,  снова   провал   в   памяти,  удар   кнутовищем.  Если   бы   Истр   мог   думать!  В   20   лет   Спаситель   возвращается   в   Обету,  в   свой   город.  Всю   дорогу   Истр   шёл   пешком,  но   по   неписанным   законам   Обеты,  если   человек   возвращался   домой   с   добрыми   намерениями,  он   должен   въехать   в   ворота   города   верхом   на   коне   или   на   любом   вьючном   животном.  Странник   же   был   беднее   мыши   землекопа,  как   говорили   тогда   на   Коуше,  потому   он   въехал   в   город   на   муле.  Позже   этот   факт   дал   повод   интриганам   для   ещё   большего   очернения   его   деяний.  Пока   же   его   встречали   Осанной,  ильковыми   ветками   обмахивая   путь,  с   выкриками  «Учитель   наш!».  Как   же   коротка   человеческая   память!  Как   неблагодарно   сердце   его!
–Но,  пошёл,  баран   двурогий! – еле   дошло   до  помутневшего   сознания  «напутствие»  доброго   стражника.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XII. ИНСЦЕНИРОВКА НЕСЧАСТНОГО   СЛУЧАЯ.
Тёмной   ночью   молодая   девушка,  похожая   на   Ванту,  неспешно   прогуливалась   вдоль   проезжей   части.  Легенда   была   такая:  Ванта   пришла   на   свидание,  а   её   парень   чуть   опаздывал.  Для   тогдашнего   времени   это,  разумеется,  было  «натянуто   за   уши»,  обычно   было   принято   наоборот.  Но   Святому   Семейству   ничего   более   лучшего   не   пришло   в   голову.  Тиу   Тин   стоял   за   углом,  готовый   в   любой   момент   дёрнуть   за   невидимые   нити   и   тогда   откуда-то   сверху   должна   свалиться   кукла,  похожая   на   Ванту,  только   искусно   вымазанная   где   надо   красной   краской.  Девушка,  меж   тем,  должна   была   исчезнуть.
–А   если   не   получится? – спросила   Нанка   в   сотый   раз.
–Должно   получиться, – терпеливо   повторял   Тиу. – Я   всё   рассчитал,  ошибок   быть   не   должно.  Ты   просто   в   нужный   момент   прыгаешь   в   любую   сторону.  Всё   пройдёт,  как   по   маслу.
–Ну,  прощай,  подруга! – обняла   Ванта,  уже   собранная   для   дальней   дороги,  Нанку   и   добавила   в   жанре   чёрного   юмора: – Увидимся   на   Том   Свете!
–Да   типун   вам   обеим   на   язык! – вышел   из   себя   дедушка   под   громкий   смех   девчат. – Невозможно   работать!  Вы   понимаете,  что   здесь   нужна   филигранная   точность?  Доли   секунды   решают   всё!
–Нет,  не   понимаем, – съязвила   Нанка, – не   меня   же   давят!  Успокойся,  дед,  всё   будет   в   порядке.  Просто   ещё   раз   надо   прикинуть   все   варианты.
–Уж   больно   ты   рассудительная,  не   по   годам, – проворчал   Тиу.
От   недавних   воспоминаний   Нанку   пробудил   гудок   автомобиля.  Пора   было   прыгать,  но   стирать   с   лица   беспечную   улыбку   было   нельзя:  вдруг   окажется,  что   за   рулём   не   тот   водитель,  с   которым   была   предварительная   договорённость?  Так   и   есть:  уже   в   воздухе   Нанка   разглядела   ошарашенное   лицо   водителя.  Мужчина   инстинктивно   нажал   на   тормоза,  почувствовав,  как   колёса   его   автомобиля   наехали   на   какое-то   тело.  Выскочив   на   улицу,  он   первым   делом   подбежал   к   предполагаемому   телу:
–Девушка,  Вы   живы?  Девушка,  девушка!  Ответьте! – безнадёжно   тряс   молодой   человек   жертву,  не   понимая,  что   это – кукла.
«Получилось!» – улыбнулась   Нанка,  торопливо   избавляясь   от   пут.  Надо   было   ещё   успеть   домой   к   приходу   полиции,  переодеться   и   опознать   тело   бедной   Ванты.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XIII.  НА   КОРАБЛЕ.
–Постой,  Серж! – добежал   в   конец   запыхавшийся   Гекл. – Я   с   тобой!
–Гражданин   депутат, – сухо   сказал   Сергей   Петрович, – Вас   ждёт   госбюджет   Армы   на   следующий   год!  Возвращайтесь,  пока   не   растеряли   электорат.
–Да   шут   с   ним!  Гори   всё   синим   пламенем!  Сергей,  ну,  прости   меня!  Я   сейчас   на   колени   встану,  возьми   с   собой!
–Видел   бы   тебя   счас   Президент, – вздохнул   Сергей. – А   мне-то   чё   от   твоих   коленопреклонений?  Ты    не   передо   мной   виноват,  а   перед   своими   же   избирателями,  перед   Командором   и   Принцессой.  А   я-то   у   вас   чужой   на   празднике   жизни.
–Ну,  прости   меня!  Возьми   в   Евру!
–Да   встань   ты,  сатана!  Как   только   ты   в   Избранные   попал…  Ладно,  пошли,  недотёпа.
–Спасибо,  Серж!
–Приведи   себя   в   порядок,  слюнтяй!  Я   уже   понял,  как   тебя   использовать, – сказал   Сергей,  когда   они   подходили   к   кассе. – Надень   на   себя   улыбку   дипломата   на   выборах…  Будьте   добры,  два   билета   до   Бри…
–Серж, – зашептал   Гекл, – это – самое   отдалённое   от   Нагорно   место!
–Спасибо,  что   просветил, – съехидничал   Сергей. – Да   в   этом   и   заключается   план!
–Но   как   мы   тогда   найдём   принцессу?
Они   уже   двигались   по   палубе   готового   к   отправке   корабля   в   направлении   своей   каюты.  «– С   этим   подфартило, – подумал   Сергей, – нужный   корабль   оказался   в   нужном   месте   в   нужное   время.  А   вот   как   с   другим?»
–Ты   видишь,  что   у   меня   в   руке?
–Чемодан   как   чемодан, – не   понял   Гекл.
–Сам   ты   чемодан! – Сергей   открыл   нужную   каюту   и   они   зашли.
–А   что   тогда   это,  по-твоему?
–Для   начала   посмотри   на   себя   в   зеркало   и   задёрни   шторки, – сказал   Сергей,  закрывая   за   собой   дверь.
–И   что? – спросил   Серж,  выполнив   эти   указания.
–Как   по-твоему,  сюда   больше   никто   не   придёт? – Сергей   подвинул   чемодан   к   себе,  явно   готовясь   его   открыть.
–Пёс   их   знает! – совсем   не   в   парламентских   выражениях   ответил   Гекл.
В   дверь   постучали.
–Слава   богу! – явно   с   облегчением   вздохнул   Сергей. – Сейчас   выясним.
Он   торопливо   открыл   дверь.  На   пороге   стоял   служащий   корабля  «Титан»  в   красивой,  форменной   ливрее   красного   цвета.
–Чай,  тоник,  кока?
–А   кофе   есть? – спросил   Сергей,  суетливо   шаря   по   карманам  (на   Земле   наличных   уже   лет   200   не   было,  отвык).
–О,  да   Вы – гурман!  Есть,  только   что   вчера   клипер   доставил.
Сергей   всучил   в   ладонь   дежурного   много   больше,  чем   он   ожидал   и   прошептал:
–Друг,  сделай   так,  что б   до   самого   Бри   сюда   никто   не   заглянул,  по   приезду   получишь   больше…  Билеты,  я   надеюсь,  не   будут   проверять?
–Будут, – пролепетал   служащий,  получив   сразу   годовой   доход, – но   по   инструкции   компании,  после   отплытия.  Однако   это   должен   делать   я.  Закрыть   глаза,  сэр?
–Нет,  гарсон,  с   билетами   у   нас   всё   в   порядке,  вот   они.  Просто   у   меня   редкая   болезнь   и   в   случае   кризиса   мне   может   помочь   только   брат.  Я   бы   не   хотел,  что бы   все   об   этом   знали.
–Понял,  сер.
«–А   мне-то   что, – подумал   Сергей, – понял   ты,  не   понял…  Лишь   бы   никто   не   заметил   моего   исчезновения».
–Так, – Сергей   с   удовольствием   потёр   ладони,  когда   гарсон   исчез   за   тут   же   запертой   на   замок   дверью, – всё   идёт   как   по   маслу.  Помоги   установить   межпространственный   портал!
–Установить…  что? – удивился   Гекл.
–Ох,  темнота!  Переносной   Межпространственный   Портал, – ещё   раз   сказал   Сергей. – Ты   же   был   на   Земле   в   составе   дипломатической   миссии   по   установлению   контакта,  знаешь,  что   это   такое…  Подержи   сверху…  Так…
–Но, – сказал   Гекл,  придерживая   верхнюю   планку,  как   сказал   Серж, – я   считал,  что   межпространственный   переход   существует   только   в   стационарном   виде?
–Верно, – подтвердил   Сергей,  кряхтя   и   завинчивая   какую-то   гайку   откуда-то   снизу, – года   два   назад   существовал   только   стационарный   вариант   портала,  я   и   забыл!  А   этот   драндулет…  придумал   один   из   моих…  друзей…  О,  ё!  где   же   он   учился! – опять   ударился   башкой   об   то   же   место!  Элементарных   понятий   об   эргономике   нет!
–Передохни, – посоветовал   Гекл.
–А   ещё   135   гаек   и   20   контактов   ты   будешь   крутить?  Сколько   раз   я   ему   говорю:  ну,  усовершенствуй   ты   эту   бандуру.
Отпив   ещё   2   глотка   остывшего   кофе,  Сергей   снова   полез   под   агрегат   и   оттуда   сказал:
–Ну,  теперь   понял   мой   план?
–Кажется,  да, – неуверенно   сказал   Гекл. – Ты   перемещаешься   в   Нагорно,  а   я   изображаю   тебя.
–Начинаешь   соображать, – вылез   Сергей   из-под   собранного   наконец   агрегата. – Меня   и   себя   попеременно.
–Но   на   это   нужно, – возразил   Гекл, – несколько   твоих   и   моих   костюмов.
–Вот,  мы   сейчас   и   прибарахлимся, – сказал   Сергей. – Кстати,  название   этого   корабля   кое-что   мне   напоминает…
–«Титаник»?
–Да,  он   самый!
–Да   не   волнуйся   ты!  Корабль   надёжный,  а   снаряд   два   раза   в   одну   воронку   не   падает,  как   у   вас   говорят.
–Дело   не   в   том, – пояснил   Сергей. – Я   тебе   предлагаю   взять   мобильный   телефон.
–Телефон? – явно   удивился   Гекл. – А   куда   же   его   здесь   поставить?  Он   в   каюте   не   поместится!..  Что   смеёшься,  что   я   такого   сказал?
Сергей   заливался   таким   хохотом,  как   не   хохотал   с   детства!  Только   через   пару   минут,  несколько   отдышавшись,  он   пояснил:
–Прости,  я   забыл   на   каком   вы   уровне   развития…  Мобильный   телефон – это   аппарат,  умещающийся   в   детской   ладони.  Когда   он   только   появился   на   Земле,  устная   информация   передавалась   по   радиоволнам,  затем   по   ним   же   научились   передавать   письменную,  графическую   информацию,  видеоизображения,  затем   радиоволны   заменили   на   межпространственный   переброс   и   таким   же   образом   научились   подключать   их   к   электроэнергии.
–А   раньше   они   на   батарейках   были?
–Совершенно   верно…  Вот,  кстати,  звонок!
–Но   я   не   слышу   никакого   звонка…
–На   Коуше, – пояснил   Сергей,  вытаскивая   какой-то   миниатюрный   прибор, – я   поставил   его   на   вибратор,  что б   никто   не   слышал.  Когда   могу   ответить,  как  сейчас,  отвечаю…  Да?
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XIV.  ЗДРАВСТВУЙ,  НОВАЯ   СТРАНА!
Комфортабельный   пятипалубный   океанский   лайнер   степенно   пришвартовывался   к   берегам   Армы.  Новый   Порт   встречал   вновь   прибывших   бравурной   духовой   музыкой.  Здравствуй,  новая   жизнь!  Мы   прибыли.  Тем,  кто   прибыл   сюда   жить,  наивно   казалось,  что   всё   самое   плохое   уже   позади,  что   с   новыми   временными   трудностями   они   справятся   легко   и   жизнь   будет   легка   и   прекрасна.   Даром,  что   ль,  они   мучились   три   месяца!
Впрочем,  мучились   не   все.  Благословенная   Арма   принимала   новых   мигрантов   в   соответствии   с   их   положением   там,  в   Старом   Свете.  Дальний   межконтинентальный   переезд   отсеял   сначала   самых   больных,  чьи   трупы   выбрасывались   за   борт   без   разговора.  Остальные   принимались   в   Арму   либо   в   качестве   рабочей   силы,  либо   как   научный   и   культурный   интеллект,  либо   как   живой   капитал.  Для   последней   элиты   матросы   раскладывали   золоченый   трап   с   широкой   ковровой   дорожкой   пурпурного   цвета,  выходящий   прямо   в   центр   островка   с   громким   именем – Свобода.  Остальные   5   или   6   трапов   в   разных   концах   лайнера   были   либо   железными,  либо   деревянными,  либо   напоминали   скорее   Monkey   Bridge.  К   одному   из   таких   трапов   сквозь   суматоху   торопливой   толпы   и   спешили   мужчина   в   возрасте   и   девушка,  по-видимому,  внучка   лет   семнадцати-восемнадцати.
–Ванта,  не   отставать! – то   и   дело   кричал   старик.
Нанка   уже   привыкла   к   своему   новому   имени,  но,  безоговорочно   на   него   отзываясь,  она   каждый   раз   вспоминала   ту,  настоящую   Ванту,  с   которой   уже   успела   крепко   подружиться   за   такой,  вроде   бы,  малый   срок.  Интересно,  где   она   теперь?
–Ванта,  сюда,  здесь,  кажется,  меньше   народу!  Где   ты?  Руку   дай!
–Здесь   я,  здесь,  дедушка! – почти   раздражённо   окрикнула   старика   Нанка. – Никуда   я   не   делась!  Вот   и   трап.
Земля!  После   трёх   месяцев   нещадной   болтанки   в   сыром   трюме,  предназначенном   для   перевозки   соли,  в   окружении   сотни   другой   таких   же,  как   они,  голодранцев,  вдруг – твёрдая   земля!  И – серьёзный   таможенник:
–Кто   вы?  Национальность?  Знание   языка?  Профессия?  Цель   приезда?  Клоунов   у   нас   самих – целый   Синеград!  Ну,  ладно.  Пройдите   туда,  пожалуйста.
Туда – это   на   тщательнейший   медико-таможенный   досмотр.  По   известному   принципу  «девочки – налево,  мальчики – направо»  новоиспечённых   граждан   с   птичьими   правами   распределяли   по   разным   кабинкам   и   подвергали   чуть   ли   не   экзекуции.
–Ванта,  держись! – успел   крикнуть   Тиу   Тин   перед   тем,  как   его   втолкнули   в   правую   дверь.
«Самим   бы   не   хворать», – саркастично   подумала   Нанка,  скрывшись   за   второй   дверью.
Ближе   к   вечеру   они   встретились   на   другом   конце   островка.  Всё,  досмотр   кончился,  все   карантинные   тесты   позади,  осталось   определиться   с   постоянным   местом   жительства.  Впрочем,  им  и   об   этом   думать   не   надо:  конечно,  Синеград,  голубая   мечта   всех   артистов,  приезжающих   в   Арму.  Другой   вопрос,  как   туда   попасть?
Между   тем,  никем   не   особо   замеченным,  с   золочёного   трапа   спустился   один   молодой   человек,  дав   на   руку   гарсону   энную   круглую   сумму.  Через   два   дня   он   исчезнет   с   поля   зрения   наблюдателей   а   на   курсах   личных   секретарей   появится   некая   молодая   особа
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XV.  В   ПЕЩЕРЕ   ПОД   ПРОРВОЙ.
Вечерело.  В   пещере,  что   располагалась   неподалёку   от   Прорвы   уже   совсем   темно.  Печальный   свет   факела   был   не   в   силах   бороться   с   всепожирающей   ночью.  Но   для   молодой,  грустно   вздыхающей   Магды   оно   было   к   лучшему:  никто   не   увидит   слёз   отчаянья.  Напрасно   теперь   успокаивать:  завтра   Истра   уже   не   будет.
Магда   с   Истром   заранее   знали,  чем   кончится   их   История,  можно   сказать   именно   для   этого   они   и   явились   на   Коуш.  Но   терять   близких   людей   всегда   больно.
Они   готовились   к   этому   всю   прежнюю   жизнь,  о   которой   люди   ничего   не   должны   знать.  Для   людей   она – дочь   богини,  он – сын   бога.  Их   миссия – установить   на   Коуше   Эру   Справедливости,  как   то   было   когда-то   на   Земле,  а   до   этого – на   ряде   других   планет.  Они   знали,  но   Магде   хотелось   верить,  что   земного   Иуды   здесь   не   будет,  что   Истр   сумеет   переубедить   Прокуратора,  что   Его   оправдают…  Как   бы   было   хорошо!
Но   нет!  Всё   снова   повторилось.  Только   что   Пол   принёс   с   тревогой   ожидаемое   известие:  Его   всё-таки   взяли!  Предлогом   послужило   волнение,  настолько   незначительное,  что   скоро   все   забудут   его   причины.
–Будем   надеяться,  пронесёт, – безнадёжно   сказала   Магда   и   словно   забылась   в   воспоминаниях.
…Когда   Истр   входил   в   главные   ворота   Йеры   верхом   на   ишаке,  Магда   стояла   в   толпе   певших   ему   Осанну   и   с   нетерпением   взирала   туда,  в   сторону   Избранника.  Кто   он,  тот,  кто   должен   быть   не   только   её   мужем,  соратником,  другом,  но   и   чем-то   большим.  Кто   он,  кумир   миллионов,  заранее   знающий,  что   однажды   они   его   предадут   и   тем   не   менее   готовый   отдать   за   них   жизнь?  Вот,  вот   вдали,  наконец-то,  показался   молодой,  мускулистый   мужчина   с   длинными   волосами.
–Мир   вам,  добрые   люди, – декламировал   оратор, – ибо   нет   на   Свете   злых   людей!  Мир   домам   вашим   прекрасным,  тепла   и   света   хлебам   вашим   зрелым,  любви   и   ласки   жёнам   и   детям   вашим!  Живите   в   радости   и   всё   будет   у   вас   хорошо.
Они   встретились   глазами,  между   Магдой   и   Истром   пробежала   тайная   искорка   телепатической   связи,  понятной   на   Коуше   только   им   одним:  «Встреча   вечером,  в   Саду   Фонтанов,  после   заката   солнца».  Ах,  как   же   он   прекрасен!
Ах,  как   же   Он   прекрасен,  Избранный!
В   пещеру   явился   Фим   и   плюхнулся   перед   Магдой   на   колени:
–Прости,  Наследная,  прости,  я   не   хотел!  Они   заставили,  они   пытали   меня!  Я   не   выдержал,  но   они   хотели   знать   про   Тебя,  а   не   про   него,  тогда   я   выбрал   Его!  Магда,  он   сделал   своё   дело…
–Значит,  через   девять   месяцев   ты   и   меня   выдашь   как   сделавшую   дело? – грозно   сказала   Магда. – Нет   тебе   прощения! – Магда   сложила   подушечки   большого,  указательного    и   среднего   пальцев   вместе  (как   некогда   на   Земле)  и  несколько   раз   прокрутила   ими   перед   лицом   Фима: – Всегда   помни,  как   Он   будет   скатываться   в   бездну   Прорвы!  Увести   его!
Когда   двое   из   Последователей   взяли   его   под   руки   и   поволокли   к   выходу,  Фим   ещё   раз   закричал:
–Прости,  Магда!
–А   те   33   мены,  за   которые   ты   предал   Спасителя, – гневно   прокричала   вслед   Магда, – ты   можешь   поставить   на   то,  что   Истр   дойдёт   до   пропасти,  станешь   олигархом!
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XVI.  ГЕКЛ   В ГОСТЯХ   У   СЕРГЕЯ.
В   по   вечернему   тёмной,  с   дополнительно   задёрнутыми   иллюминаторами   каюте   Гекл   удивлённо   смотрел   на   искусственный   мираж,  по   выражению   Гекла,  в   виде   песчаного   пляжа   у   моря,  на   котором   стояла   красавица   в   мини-купальнике,  держа   руки   на   бёдрах.  Разговор   шёл   на   незнакомом   Геклу   русском   языке:
–Да? – начал   Сергей.
–Где   ты   пропадаешь? – проворчала   женщина. – Мы   с   детьми   тебя   вторую   неделю   ждём!
–Что,  определитель   адреса   уже   не   работает? – ответил   Сергей. – Тогда   бы   СМС   почитали,  я   же   сказал,  куда   еду.
–Сказать   можно   всё,  что   угодно,  а   определитель   выдаёт   какой-то   код.
–У   Павла   бы   спросила,  он   умеет   переналаживать.
–Ну   ещё!..  Кстати,  кто   там   с   тобой   сидит? – разглядела-таки   Тося   напарника   мужа. – На   солнце   видно   плохо.
–Знакомься, – Сергей   протянул   обе   руки   в   сторону   визави, – депутат   парламента   ОГА   Гекл!
Гекл,  услышав   своё   имя,  дипломатично   кивнул   головой.
–Где?  Где? – послышался   мальчишеский   голос.  Вскоре   прибежавший   Павлик   показался   на   сумрачном   столе   и   заговорил   на   армском: – Гражданин   Гекл,  позвольте   выразить   моё   сочувствие…
–Успеешь   ещё,  шалопай! – дала   Тося   лёгкий   подзатыльник   сыну. – Может,  там   все   живы?
–Увы, – вступил   в   разговор   Гекл, – нет.  Однако,  откуда   столь   юное   создание   знает   меня?
–О-о-о,  это,  видимо,  последний   из   политиков! – пояснил   Сергей!  Всех   королей-президентов   знает!  Будто   лично   знаком.
–Ну,  уж,  не   всех, – встрял   Павлик, – но   не   знать   одного   из   Командоров   Ордена   Охраны   Истинной   Веры   это   слишком!
–Этот   Командор, – грубо   оборвал   Сергей, – лишил   меня   возможности   плескаться   с   вами,  а   ты   с   ним – с   таким   пиететом!
–Кстати, –  сказала   Тося, – вы   сейчас   где?  Почему   темно,  ночь,  что   ли?
–Вечер, – объяснил   Сергей. – Мы   находимся   на   корабле,  плывущем   в   Евру.  Гекл   готовится   меня   заменять   пока   я   буду   в   Нагорно   искать   Принцессу.  Тось,  где   у   нас   мои   старые   вещи?
–Если   я   их   не   выбросила,  там,  в   сороковой   комнате.  Паша,  какой   дополнительный   код   переброски   у   комнаты   №40?
Когда   через   пару   минут   Гекл   и   Сергей   оказались   в   квартире   следователя,  Гекл   снова   удивился,  услышав   в   пустой   комнате   размером   с   дворцовый   зал   приятный   женский   голос,  говорящий,  естественно,  по-русски:
–Доброе   утро,  Серый.  Московское   время   9   часов,  40   минут,  сейчас – 30 ое   июня   2388 ого   года,  а   ты   бродишь   чёрт-те   знает   где!
–Ванта,  но   ты   же – компьютер,  кто   тебя   научил   ревновать?  Пашка?
–Ванта? – услышал    Гекл   знакомое   слово.
–Это – домашний   компьютер,  так   её   Пашка   назвал, – пояснил   Сергей   по-армски   и   перешёл   на   русский: – Времени   нет,  Ванта!  Геклу  (а   ты   его   наверняка   идентифицировала)  нужен   мой  «прикид».  Не   просканируешь,  где   мои   старые   вещи?  Тоська   сказала,  где-то   здесь.
–Тоська,  Тоська, – проворчала  «Ванта». – Раз   Тоська   сказала,  пусть   она   и   ищет…  Вот   здесь, – осветила   собеседница   лазерным   зайчиком   один   из   шкафов. – Может,  чайку   отведаете?
–Спасибо,  нет.  В   другой   раз.
Сергей   с   Геклом   кинулись   разбирать   вещи.
–Весёлая   у   вас   жизнь!  За   такую   жизнь   можно   повоевать, – сделал   вывод   Гекл,  снимая   пиджак.
–Ты   давай,  работай,  вояка!
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XVII. ПОСЛЕСЛОВИЕ   К   ЭРЕ   РЫБ.
Весёлая   жизнь,  думал   Сергей.  Нашёл   же   кому   завидовать!
На   протяжении   двух   тысячелетий  (не   считая   более   ранние   времена)  на   Земле   не   было   дня   без   кровопролитья.  Лет   через   20   после   публикации   романа   Д. Брауна  «Коды   Да   Винчи»  теория   единой   общепланетарной   веры   в   Богиню   ещё   была   в   стадии  «Это   полный   абсурд!  Такого   не   может   быть,  потому   что   не   может   быть   никогда!».  Но   по   мере   всё   новых   и   новых   научных   открытий   паства   традиционных   церквей   уменьшалась   с   каждым   часом,  влияние   Ватикана,  русского   патриарха,  буддийского   далай-ламы,  иудейства   исчезало   как   дым.  Политики   перестали   заигрывать   с   церковью,  а   некогда   многочисленные   секты   растворились   как   полуночное   наваждение   в   полдень.  В   результате   настал   такой   момент,  кода   казалось,  что   падению   нравов   не   будет   конца,  т. к.  валеологи   применили   версию   Д. Брауна   в   своих,  корыстных   целях.  Страсти   вокруг   человеческой   души   разгорелись   нешуточные.  Проще   говоря,  на   Земле   воцарился   ад!
И   тут   в   самом   начале   XXII ого   века   Наследница   Трона   решила   себя   обнаружить!  Её   приветствовали   не   в   меру   торжественно,  пальму   первенства   Царица   получила   безоговорочно.  Ещё   вчера   никому   не   известная   художница   стала   мегазвездой.  Но   пиарщики,  политиканы   и   валеологи   сделали   своё   чёрное   дело:  оболганной   Царице   вскоре   пришлось   отдать   Святой   Трон   т. н.  «Наследнику».  Пиарщики   разыскали   человека,  сильно   похожего   на   Иисуса   Христа   и   усадили   его   на   Трон.  Под   предлогом   борьбы   с   падением   нравов   на   центральных   площадях   мировых   столиц   восстановленных   стран   снова   полились   реки   крови   казнённых.  Обвинив   Царицу   в   пропаганде   разврата,  насилия,  наркомании,  новые   власти   именем   самозванца,  как   во   времена   средневековья,  хватали   всех   подозрительно   легко   одетых,  с   точки   зрения,  молодых   людей,  что бы   на   следующий   день   отрубить   им   головы   или   повесить   на   центральных   площадях   городов.
Вот   только   времена   уже   были   не   те:  предыдущие   500 – 600   лет   и   то,  что   открывалось   людям   в   дальних   мирах,  научили   людей   мыслить,  анализировать.  Теперь   никому   не   надо   было   доказывать,  что   ТАК   ЖИТЬ   НЕЛЬЗЯ,  что   есть,  была   и   будет   другая   жизнь,  за   которую   надо   бороться!  Так   после   свержения   узурпатора,  который,  как   выяснилось,  не   имел   ничего   общего   со   Святым   Семейством   даже   на   уровне   ДНК,  началась   Последняя   Гражданская   Мировая   Война.  В   этой   ненужной   мясорубке   во   имя   Идеи   за   2   года   погиб   каждый   второй   житель   из   20   миллиардов   землян!  На   долгие   10   лет  (это   в   XXII ом   веке-то!)  воцарился   хаос   послевоенной   разрухи!  В   конце   концов,  люди   отстроились,  всё   вернулось   на   круги   своя,  земляне   стали   развиваться   семимильными   шагами,  но   ничего   не   забыли!
Спустя   сто   лет   после   кровавых   событий   в   один   из   осенних   дней   все   жрицы   храма   вместе   с   Царицей   одевали   траурные   одежды,  шли   в   свои   или   ближайшие   храмы,  зажигали   свечи,  вставали   на   колени   перед   алтарями   и   иконами   и   целый   день   молились   за   весь   мир   и   за   упокой   душ   усопших.  Эта   церемония   транслировалась   целый   день   на   всех   информационных   каналах   вновь   объединённой   Земли.
Сергей   косо   поглядел   на   Гекла   и   со   словами:  «Прости,  но   ты   как   один   из   Командоров   должен   это   знать»,– одним   ударом   телепортировал   ему   всю   истинную   историю   Земли.
–За   что? – только   и   взвыл   Гекл.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XVIII.  ВСТРЕЧА   В   САДУ   ФОНТАНОВ.
Вечерело.  Непривычно   заливисто   пели   птицы.  Всегда   тихо   журчащие   фонтаны,  подёрнутые   фиолетовым   маревом,  на   этот   раз   были   особенно   хороши.  Людей   почему-то   почти   не   было,  рядом   с   сидящей   молодой   девушкой   пробежал   какой-то   малолетний   озорник,  никуда   не   торопясь,  прошла   парочка,  чинно   прошествовал   пожилой   патриций…  вот,  собственно   говоря,  и   всё.
Но   почему   же   тогда   этот   день   кажется   таким   особенным?  Да   потому,  что   сегодня   вечером,  т. е.  совсем   скоро,  здесь   встретятся   два   любящих   сердца,  Он   и   Она,  которые   на   миг   забудут,  что   Они – Избранные.  Нет,  сегодня   вечером   всё   будет   как   всегда.
На   Коуше,  на   этой   планете   они,  мужчина   и   женщина,  увидятся   впервые,  но   жить   им   теперь   предстоит   вместе   до   самой   Его  «смерти».  Воскреснув,  Он   с   сожалением   уйдёт   на   небо,  т. е.  туда,  на   Базу,  а   Магда   останется,  что б   на   Свет   появилась   Ванта   Первая.  Человек   не   может   жить   без   Веры   в   душе,  ибо   на   бесконечном,  по   меркам   человечества,  пути   эволюции   ему   приходится   крайне   трудно.  Людям   надо   знать,  что   о   них   кто-то   думает.  И   им   нет   дела,  что   этот   кто-то   тоже   живое   существо   и   хочет   хоть   иногда   полюбоваться   вот   этим   вечером,  этим   фонтаном,  вдохнуть   этого   душистого   воздуха… 
В   неверном   тёмно-синем   свете   вечера   стали   вырисовываться   смутные   очертания.  Это   Он,  Истр.  Магда   медленно   встала   и   неторопливо,  как   дикая   кошка   на   охоте,  а   точнее,  непроизвольно   сделала   шаг   на   встречу.
Как   же   Она   прекрасна!– думал   Истр. – Как   же   мне   повезло!
–Здравствуй,  Магда.
 
avatar
  • Valex
  • 0
–Приветствую   тебя,  наречённый   мой!
В   пещере   Магда   неохотно   очнулась   от   воспоминаний.  Зашла   укутанная   в   чёрное   женщина.  Мари.  Магда   проворно,  но   плавно   встала   и   неглубоко   поклонилась.  Две   фигуры   встретились,  обнялись   и   заплакали.
–Надо   идти…
 ГЛАВА   XIX.  ВАНТА   СНОВА   БЕЖИТ.
–Нужна   машина, – сказали   губы   секретарши   Гекла   в   трубку   офисного   телефона. – Их   больше   нет.  По   крайней   мере,  деда…  Нет,  не   надо,  я   думаю,  Сергей   Петрович   всё   сделает,  как   надо.  А   вот   мне   надо   скрыться…  Я   жду…
Ванта  (а   это   она   скрывалась   в   образе   секретаря)  плавно   положила   трубку   телефона   и   начинала   медленно   сползать   в   кресло   Гекла.  Вообще-то,  ничего   хорошего   не   было,  ушли   из   жизни   два   последних   близких   человека.  Больше   у   неё   никого   на   Свете   не   было.  Сиротой   она   осталась   сразу   после   рождения,  несколько   лет   назад   убили   брата   и   теперь   из   бреда   обморочного   Гекла,  которого   она   минут   20   приводила   в   чувство,  она   узнала   о   смерти   дедушки   и   подружки.  Как   жить   дальше?
Резкий   удар   закрывающейся   двери   заставили   Ванту   вздрогнуть.  Что   у   них   там   произошло?  Но   не   успела   она   открыть   рот,  как   Сергей   Петрович,  таинственный   посетитель   её   шефа,  вылетел   из   приёмной,  так   же   дёргано   хлопнув   второй   дверью.  Ванта   прислушалась.  В   кабинете   шефа   стояла   тишина.  Убил?  Нет,  убийцы   с   таким   шумом   не   вылетают,  не   обращая   внимания   на   потенциальных   свидетелей.  Осторожно   войдя   в   кабинет,  Ванта   застала   Гекла   в   бессознательном   состоянии   развалившемся   на   кресле:
–Депутат   Гекл,  депутат   Гекл,  что   с   Вами? – напрасно   трепала   и   шлёпала   по   бледным   щекам   Ванта   своего   шефа.
Очнувшись   на   несколько   секунд,  Гекл   пробормотал   что-то   бессвязное   и   снова   вырубился.  Так,  это   уже   лучше,  значит,  он   живой.  Дальнейшее   было   делом   техники,  точнее   говоря,  стаканом   воды,  который   Ванта   просто   плеснула   в   лицо   депутата.
–Ах,  я   несчастный,  ах,  я   убийца! – запричитал   Гекл. – Электрический   стул   по   мне   плачет! – и   снова   замолчал.
Однако   на   этот   раз   состояние   Гекла   позволило   Ванте   без   его   ведома   влезть   в   его   мысли,  откуда   она   и   узнала,  что   Гекл – Командор   её   Ордена,  что   Сергей   Петрович,  вызванный   им   же,  в   мягкой   форме   указал   на   недопустимые,  по   мнению   самого   же   Гекла,  просчёты,  в   результате   которых…  и   т. д.  Кровавые   видения   в   воспалённом   мозгу   Гекла   действительно   могли   вывести   из   себя   кого   угодно:  кровь   по   стенам,  лоскутки   одежд   Нанки   по   углам,  привязанный   Тиу…  Было   ясно,  что   надо   было   уезжать.  Куда?  Да,  уж,  не   туда,  куда   все   думают!  Впрочем,  благодаря   этому  происшествию,  Принцесса   получила   как   минимум   полгода   отсрочки,  ведь   корабль   до   Евры   идёт   3   месяца!  Понадобится   ещё   какое-то   время,  что бы   понять,  что   Ванты   там   нет.  Ещё   2,5   месяца  (с   учётом   попутного   течения)  что бы   вернуться   в   ОГА…  Нет,  на   Коуше   на   это   не   способен   никто!  А   Сергей   Петрович   её   обязательно   найдёт   и…
Неожиданно   послышались   торопливые   шаги   и   лёгкое   шуршание   юбок.  Кто   бы   это   мог   быть?  Её   охранник,  во-первых,  мужчина,  во-вторых,  должен   ждать   её   у   подъезда,  готовый   завести   мотор   допотопной   машины   ещё   до   того,  как   она   в   неё   сядет.  Пока   она   думала,  на   пороге   появилась   её   подруга.
–Нанка,  ты? – искренно   удивилась   Ванта,  обняв   подружку. – Что   произошло?  Где   ты   была?  Как   выжила?
Нанка,  наконец-то,  дала   волю   слезам.  С   тех   пор,  как   она   сумела   вырваться   из   этого   ада,  десять   дней   она   только   и   делала,  что   скрывалась,  не   давая   себе   расслабиться   ни   на   миг.  Конечно,  если   бы   Нанка   обратилась   в   полицию,  всё   было   бы   проще.  Для   неё,  но   не   для   Истинной   Веры.  Ведь   полиция   любого   государства   на   Коуше   была   либо   круглианской,  либо   атеистической,  что   не   лучше,  наверняка.  Нанка   знала   способности   Ванты,  потому   без   лишних   слов   показала   указательным   пальцем   на   свой   лоб:  «Если   хочешь   узнать,  залезай,  разрешаю,  но   я   не   хочу   говорить   об   этом».–  Ванта   не   стала   глубоко   забираться   в   горячие   мысли   подруги.  Без   того   всё   было   ясно,  а   прошлого   не   исправить.  За   окном   автомобильный   гудок   просигналил   условное   количество   раз:
–Пойдём,  Нанка,  надо   идти, – тихо   сказала   Ванта   и   повела   подругу   к   выходу.
–Куда? – спокойно   спросил   водитель   в   тёмных   очках,  когда   девушки   уселись   на   заднее   сиденье.
–На   Запад,  без   остановки, – ответила   Принцесса. – Кстати,  почему   на   машине   нет   номеров?  Это   больше   вызывает   подозрение.
–Выедем   из   города – привинчу   номера, – логично   ответил   парень. – А   пока   пусть   думают,  что   здесь   произошло   убийство   и   подозреваемые   скрылись   на   машине   без   номеров.
–А   если   обнаружат,  что   Гекл – Командор   Истинной   Веры?
–Гекл?  Вот   этого   я   не   знал…  Значит,  придётся   вернуться   и   организовать   ложный   след.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XX.  ДИСПУТ СЕРГЕЯ   И   ГЕКЛА.
–За   что? – возмутился   Гекл. – Что,  уж,  и   хорошей   завистью   позавидовать   нельзя?
–Тебе,  по   идее,  нельзя.
–Что,  я   уже   не   человек?
–Ты – Командор   ордена   Охраны,  а   этим   сказано   всё! – твёрдо   ответил   Гекл. – Твоя   работа – подозревать   всех,  даже   меня.  Вместо   этого   ты   восхищаешься   первым   же   встречным   видением.
–Но  я   же   человек!  Я   тоже   иногда   хочу   отдохнуть!
–А   я   кто?  Третий   отпуск   подряд   я   не   могу   отдохнуть   как   нравится.  Третий   отпуск   подряд   я   обещаю   семье,  что   скоро-скоро   закончу   это   дело,  закончу   то   дело,  пятое,  десятое   и   прибуду   к   ним.  А   в   результате   звонит   какой-то   депутат,  я   всё   бросаю   и   мчусь   на   край   света!
–Но   тебе,  может,  нравится   твоя   работа!  А   я   не   собирался   быть   депутатом,  понимаешь?  Я – Командор   в   четвёртом   поколении!  Дай   отдохнуть,  в   конце   концов!
–Насколько   мне   известно,  кандидатов   на   вступление   в   этот   Орден   тщательно   проверяют,  тестируют,  расспрашивают…  Значит,  ты   хотел?  Слушай, – неожиданно   сказал   Сергей, – может,  ваш   Орден – липовый?  Может,  вы – всего   лишь   прикрытие?
–С   чего   это   ты   взял? – снял   Гекл   очередные   брюки: – Сойдёт!
–Да   с   того,  что   всё   у   вас   как-то   не   в   меру   открыто, – подал   Сергей   очередную   рубашку. – Далеко   ходить   не   надо;  в   первый   раз   прихожу   в   гостиницу,  называю   секретный   код   гардеробщице,  а   она – рот   до   ушей   и   на   весь   холл   выражает   неподдельную   радость!  На   ещё,  примерь…  А   если   я – шпион   Папы   Круглианского?
–Но   ведь   она   тебя   четыре   дня   ждала! – возмутился   Сергей. – Кстати,  тоже   отпуском   пожертвовала.  Только,  в   отличие   от   тебя,  она   не   могла   прямо   сказать   шефу,  из-за   чего,  собственно   говоря,  весь   сыр-бор.
–Ладно,  чувствую,  сейчас   на   личности   перейдём… На,  примерь   ещё   эти   шорты.  Кому-то   надо   остановиться…  Я   лишь   хотел   сказать,   что   если   ты – Командор,  то   ты   всегда   на   работе,  без   права   на   отдых.  Это   наша   судьба,  наш   крест   или   круг,  как   угодно!  Так,  затоварились.  Теперь – связь…
–Но   я   же   не   знаю,  как   им   пользоваться,  этим   мобильником-то!
–Кнопки   не   путай, – пояснил   Сергей, – и   всё   будет   в   порядке!  Да   тут   одна   только   кнопка-то – вкл / выкл.  Остальное   управляется   голосом. – Нажав   на   кнопку,  Сергей   сказал   по-русски: – Язык   армский, – после   чего   опять   перешёл   на   язык   собеседника: – Образец, – добавил   шёпотом,  обращаясь   к   Геклу: – говори!
–Что   говорить-то? – не   понял   Гекл.
–Любой   текст.  А   лучше – какую-нибудь   местную   приговорку,  где   бы   звучали   все   ваши   звуки.
На   корабле   уже   с   полчаса   стояла   звёздная   ночь,  когда   землянин   Сергей   и   коушанин   Гекл,  выпившие   по   стакану   коньяку,  вернулись   в   каюту   и   улеглись   спать.
–Серж, – неожиданно   сказал   Гекл, – а   где   находится   наша   звезда   на   вашем   небосклоне?
–В   созвездии   Большого   Пса.
–А   кто   он   такой?  Верно,  хороший   человек?
–Как   тебе   сказать…  Пёс – это   не   человек,  это – животное.  Точнее,  это   одомашненный   вид   зверя,  который   у   нас   называется   по-другому – волк.  А   это   опять   довольно-таки   символично,  а   ты   сказал,  что   устал   от   символов…
–Я   этого   не   говорил.
–Но   имел   ввиду.
–И   ввиду   не   имел…  Ну,  скажи,  что   за   ещё   символ?
–А   ты   обидишься,  я   ведь   не   дипломат.
–Не   обижусь,  скажи!
–Хорошо,  сам   напросился.  Волк   у   землян   традиционно   ассоциируется   с   людоедом,  а   собака – с   другом   человека.  Но   здесь   есть   некая   путаность   понятий:  дружба   собаки – это   не   что   иное,  как   подхалимаж   ради   куска   мяса.  Собаки   воспринимают   человека   как   вожака.  А   вот   наши   биологические   враги – волки – действительно   умеют   меж   собой   беззаветно   дружить   и   любить.  Они   никогда   никого   не   предают.  Но – хищники.  Так   вот,  Геша…  ты   спишь?
–Нет,  Серж,  слушаю.
–Так   вот,  у   меня   в   связи   с   этим   возникает   вопрос:  кто   вы   нам? – волк   или   пёс?
–Хороший   вопрос! – сказал   Гекл.
Во   сне   Геклу   снилось   странное   животное,  которого   он   никогда   не   видел:  со   страшным   оскалом   пасти   и   весело   виляющим   дружелюбным   хвостиком… 
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XXI.  СНИМАЕТСЯ   КИНО.[1]
–Стоп,  мотор!
Тиу   Тин   метался   по   съёмочной   площадке   как   загнанный   в   угол   лев.  В   какие-то   годы   он   получил   контракт,  получил   плёнку,  деньги,  актёров…  Работай   да   работай!  Но   снова   чего-то   не   хватало.  Чего? – он   понятия   не   имел,  но   приглашённый   мальчик,  сидевший   в   уголке,  не   смеялся!  К   Тиу   подбежали   несколько   человек,  молодая   ассистентка   спросила   недовольно:
–В   чём   дело,  шеф?  Уже   плёнка   кончается!  Из   всех   графиков   выбиваемся!  Будьте   же   благоразумны!
–Не   смеётся, – пояснил   Тиу,  указывая   руками   в   сторону   жевавшего   местный   фрукт – дыву – паренька.
–Так   он   устал! – пояснил   один   из   партнёров. – Он   видит   эту   сцену   в   двадцать   пятый   раз!
–Вы   не   понимаете,  как   мне   важен   этот   фильм! – размахивал   руками   начинающий   актёр   и   режиссёр. – Это – мой   дебют!  От   этого   фильма   зависит   вся   моя   судьба   здесь,  в   ОГА.  Я   наконец-то   смогу   вызвать   сюда   семью! – Тиу   благоразумно   умолчал   про   ещё   одну   причину;  старый   клоун   наивно   полагал,  что   сможет   упрятать   здесь   от   длинных   рук   Папы   Круглианского   Принцессу.
–Но   ребёнок   устал! – как   можно   членораздельнее   сказал   ему   один   из   партнёров.  Подойдя   к   мальчику,  он   спросил:
–Дожу,  ты   почему   не   смеёшься?
–Да   надоели   вы   все! – бесцеремонно   сказал   главный   цензор.  Его   взяли   с   улицы   по   идее   Тиу   и   предложили   немножко   подработать.
–А   что   надо   делать?
–Смотреть   и   хохотать, – сказали   ему.
Но   когда   его   завели   на   съёмочную   студию,  какой-то   странный   клоун,  которого   он   ни   разу   ещё   не   видел,  подошёл   к   нему   и   шепнул   на   ухо:
–Парень,  предлагаю   тебе  «штуку»  за   то,  что бы   ты   смеялся   только   если   будет   смешно.  Мне   нужна   правда.  Будет   плохо – можешь   меня   поколотить,  вот   тебе   ремень.
Тысяча   больше,  чем   чуть-чуть.  Тиу   Тин   был   великолепным   клоуном,  парень   поначалу   ржал   как   угорелый   когда   было   смешно.  Но   когда   в   одном   месте   вместо   хохота   раздался   жалкий   смешок,  Тиу   Тин   стал   переснимать   дубль   за   дублем,  а   маленькому   Дожу   стало   вдруг   смертельно   скучно.
–Гражданин   Дожу, – взмолился   Тиу, – ну,  что   нужно   сделать,  что бы   здесь   было   смешно?
–Когда   падают, – пояснил   мальчик, – это   для   меня   не   очень   смешно,  поскольку   у   меня   есть   друг,  который   ходит   на   костылях.
Клоун   неожиданно   выпрямился:
–Гениально! – тихо   сказал   он.
–Что,  что   гениально? – начали   возражать   ему. – Это   же   классика!  Люди   всегда   смеялись   над   падениями!
–Репризы, – провозгласил   Тиу, – должны   быть   смешными   для   всех!  А   беда   не   может   веселить.  Перерыв   до   завтра,  сцену   переделать.  Дожу,  иди   сюда,  получай   что   заслужил.
–А   можно   завтра   я   с   другом   приду?
–Не   только   можно,  а   нужно! – обрадовался   клоун.



[1]Аналогия   с   Ч. Чаплином   уместна  (авт.)

avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА   XXII.
ВОСХОЖДЕНИЕ   ИСТРА.
Притуплённая   боль   внезапно   пронзила   откуда-то   снизу   впавшего   в   беспамятство   Истра.  На   самом   деле,  один   из   добрых   стражников   с   размаха   вставил   острый,  железный   наконечник   копья   в   заднее   место   смертника.  Брызнула   кровь,  где-то   внизу   взревела   беснующаяся   толпа;  половина   зрителей   проиграли   свои   деньги,  т. к.  он   не   умер.  Истр   выжил   и   пошёл   вверх,  иначе   бы   бочка   покатилась   бы   вниз,  через   него,  разогнав   внизу   самых   отчаянных   зевак.
Господи,  Царица   Небесная,  как   же   тяжела   ноша   Моя!  Не   дай   же   пропасть   трудам   тяжким!  Истр   вдохнул   солёный   от   крови   воздух   и   толкнул   бочку   вперёд.  Затем   вынул   давно   потерявшую   всякую   чувствительность   ногу   с   гвоздём   из   земли,   перетащил   её   чуть   выше   и   снова   вставил   в   землю.  Он  снова   почти   удивился   изобретательности   своих   палачей;  ведь   Истр   научился   отключать   боль   ещё   там,  в   Восточной   стране,  но   укол   в   зад   острым   копьём   гладиатора   всё-таки   смог   причинить   ему   боль.
–Скоро   у   нас   будет   Наследница, – Истр   снова   впал   в   тяжёлое   забытьё,  эхом   услышав   сладкий   голос   Магды.  Как   же   она   прекрасна!  Как   же   она   хороша!  Неужели   это   счастье   скоро   закончится?  Сладострастно   и   благодарно   поцеловав   жену   в   нежный   как   шёлк   живот,  Истр   встал   с   пещерного   ложа,  устланного   пухом,  травой   и   листвой   деревьев.
–Не   хочется   уходить, – вздохнул   Истр,  с   сожалением   встав   с   постели. – Знать,  что   люди   меня   проклянут,  и   всё-таки   идти   спасать   их…  За   что,  Магда?
–Если   б   я   знала! – вздохнула   Магда. – До   встречи,  любимый!
Когда   Истр   ушёл,  Магда   вошла   в   телепатический   контакт   с   Центром:
«Неужели   ничего   нельзя   сделать?  Неужели   нет   никакой   реальной   альтернативы?  Это   же   зверство!»
Сама   знаешь,  что   это   не   по-настоящему.  Истр   вернётся   к   нам   и   будет   жить   полноценно   ещё   800   лет.
«Его   поймают   сегодня,  а   не   через   800   лет.  Он   даст   исцеление   ещё   троим   человекам,  вернёт   с   Того   Света   ещё   двух   бедолаг,  а   за   это   за   всё   Фим   выдаст   Его   в   руки   деспота.  За   что???»
Успокойся,  это   ещё   не   точно.  У   людей   всегда   есть   выбор,  Прокуратор   может   ещё   передумать.  Мы   и   так   усилили   влияние   Спасителя   на   Коуш   по   сравнению   с   Землёй.
«Сволочи   вы!»– ответила   Магда   и   отвернулась   лицом   к   стене   пещеры.
Истр   ничего   не   знал   про   этот   контакт,  его   память   была   заблокирована.  Он   просто   хотел   помочь   людям   как   Сын   Божий,  спустившийся   с   небес.  А   в   данный   момент   он   толкал   бочку   вверх,  к   вершине   Прорвы…
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА  XXIII.  ПОСЛЕ ИНСЦЕНИРОВКИ   АВАРИИ.
Ванта   скрылась   недалеко   поначалу,  ибо   никаких   определённых   планов   не   было.  Однако   с   той   самой   ночи,  когда,  играя   в   прятки,  она   вместе   с   братом   нечаянно   узнала   о   своём   происхождении,  её   жизнь   всё-таки   как-то   незаметно   переменилась.  Вообще-то   с   тех   пор,  как   она   себя   помнила,  Ванте   казалось,  что   она   какая-то   особенная,  не   такая   как   все,  хотя   ни   дед,  ни   бабушка   её   не   выделяли   среди   прочих.  Так,  например,  она  часто   слышала   чужие   мысли   и   иногда   даже   могла   на   них   влиять,  но   думала,  что   это   могут   и   другие   люди.  Но,  случайно   узнав   правду,  Ванта   не   изменила   своего   отношения   к   этому   миру.  Жизнь – это   не   сказка,  справедливо   решила   она,  о   себе   надо   заботиться   самой.   А   когда   к   тому   же   тебя   с   рождения   хотят   убить,  титул   Наследной   Принцессы   никого   не   обрадует.
Когда   же   всё   открылось,  Ванта   стала   в   тайне   от   всех   формировать   свою   собственную   службу   безопасности,  вовлекая   в   неё   мальчишек   как   в   серьёзную   игру.  Лишь   пройдя   целый   ряд   испытаний   особо   преданные   ребята   узнавали   правду.  Естественно,  по   мере   взросления   бывших   детей   встал   вопрос   финансирования;  затяжной   кризис   продолжался   и   конца   ему   не   было   видно.  Для   решения   этого   больного   вопроса   Ванта,  удалившись   от   семьи   сперва   в   Нагорно,  затем   ещё   в   целый   ряд   стран,  создала   ряд    легальных   и   полулегальных   частных   фирм;  деньги   на   это   она   брала   у   наиболее   преданных   и   богатых    членов   своего   Тайного   Субордена   Охраны.
Эти   мелочи   были   бы   не   столь   важны,  если   бы   не   вполне   адекватное   восприятие   этого   мира   дедом.  Потеряв   когда-то   дочь,  её   мужа   и   всю   родню   в   якобы   потерпевшем   крушение   лайнере,  дедушка   Тиу   взвалил   на   себя   с   женой   всю   заботу   о   внуках,  но   времена   Тяжёлого   Кризиса   не   торопились   проходить.  Поэтому   со   временем   дед   всё   мрачнел   и   заметно   угасал.  Кто   знает,  что   произошло   бы,  если   бы   Ванта   ещё   несколько   лет   была   бы   в   неведении   о   своём   происхождении? – может,  устав   бороться   с   превратностями   судьбы,  дед   совершил   бы   однажды   роковую   ошибку   и   фактически   сдал   бы   внучку   круглианской   охранке?  Но   этого   не   произошло:  рано   повзрослевшая   Ванта   взяла   ситуацию   под   свой   контроль.
Даже   сама   мысль   об   аварии   на   самом   деле   пришла   в   голову   не   Тиу,  а   ей,  Принцессе.  Она   всего   лишь   телепатировала   её   деду,  пока   тот   спал.  Потому   теперь   она,  ослушавшись   мрачного   старикана,  спокойно   поехала   не   в   Нагорно,  а   в   Норланд.  Но   не   потому,  что   там   была   не   Круглианская   Церковь,  а   её   раскольническая   ветвь   и   за   ней   мало   кому   придёт   в   голову   охотиться.  Нет,  Ванта   просто   путала   следы,  обозначив   там   своё   присутствие,  затем   переехав   в   Океанию,  пожив   там   года   два,  переехать   на   Южный   Континент   и   только   потом   внезапно   появиться   в   Нагорно.
В   течении   многих   лет   Ванта   так   и   делала,  пока   однажды   восемнадцатилетняя   девушка,  скопившая   немалую   сумму,  приехала   в   Евру   под   видом   таинственного   молодого   офицера   и,  почти   случайно   узнав,  что   её   дед   с   Нанкой   отправляются   в   ОГА,  купила   билет   на   тот   же   самый   рейс  «Титана».
В   Новом   Свете   она   быстро   растворилась   среди   толпы.  Через   несколько   лет,  закончив   под   видом   уже   бедной   девушки   курсы   секретарш-машинисток,  Ванта   напала   на   объявление   и   устроилась   на   работу   к   некоему   депутату   Парламента.  Это   был   Гекл.
avatar
  • Valex
  • 0
ГЛАВА  XXIV.   УТРО   ПАПЫ   КРУГЛИАНСКОГО.
Юный   рассвет   медленно,  но   верно,  сверху   вниз,  окрасил   золотые   купола   великолепного,  почти   бескрайнего   замка   Папы   Круглианского   Типа   XXVII ого.  По   бесконечным   залам,  золотым,  янтарным,  хрустальным,  серебряным,  величаво   входило   в   свои   права   утро.  А   где-то   там,  в   Святой   Опочивальне,  на   царственном   ложе   ещё   спал   хозяин   этого   мира.  Точнее,  делал   вид,  что   спит:  молодой   служка   давно   уже   стоял   на   коленях   с   подносом   тяжеленных   одежд   на   руках,  это   должно   быть   первым   зрелищем,  которое   увидит   Первопонтифик.  А   когда   Он   соизволит   пробудиться – этого   никто   не   знал.  «Пусть   помучается»,– блаженно   думал   старик.
Наконец,  старик   зевнул,  потянулся   и   только   после   этого   открыл   свои   ясные   очи,  подёрнутые,  тем   не   менее,  естественным   процессом   старения.
–Доброе   утро,  О,  Ваше   Золотейшее   Преосвященство! – благоговейно,  опустив   голову   к   паркетному   полу,  сказал   молодой   служка,  а   пока   он   говорил   это,  из-под   одеяла   как   можно   тише   и   незаметнее   выскользнула   и   исчезла   за   тайной   дверью   юная   обнажённая   девица. – Позвольте   поиметь   счастье   облачить   Вас.
Ежеутренние   облачения   Папы   Круглианского   имело   два   смысла:  Первый   символизировал   грядущее   облачение   в   Царские   Одежды   второй   раз   Сошедшего   с   Небес   Спасителя,  ни   больше,  ни   меньше.  Второй   же,  практический   смысл   заключался   в   том,  что   бы   максимально   продлить   долголетие   текущих   Пап.  Один   из   Постулатов   Церкви   гласил:  раз   Сын   Божий   будет   жить   вечно,  то   Папа,  проживший   больше   всех   остальных   предшественников,  якобы   и   был   ближе   всех   к   Богу.  Поэтому   чем   дольше   Папа   Круглианской   Церкви   руководил   паствой   своей,  тем   священнее   был   Его   Прах.  Каждый   новый   долгожитель   после   смерти   хоронился   в   особом   Посмертном   Ложе   вместо   предыдущего   долгожителя.  Исходя   из   этого,  с   определённого   возраста   Святым      Понтификам   решительно   ничего   не   давали   делать   самостоятельно  (разве   что   крутить   перед   носом   молитвы).
Наконец,  часовое   Облачение   Святого   Тела   окончилось.  Служка   поклонился   и   не   разгибаясь   вышел.  Но   его   тут   же   заменили   два   других   счастливца,  в   качестве   поощрения   за   примерное   усердие   в   изучении   богословия   выигравшие   Величайшую   Честь   Умывания   Святого   Тела.  За   это   они   получат   ещё   две   недели   отпуска.  Да   и   отпущение   грехов   не   помешало   бы;  индульгенция   ныне   очень   дорога.  Искренне   поблагодарив   за   это   право,  они   удалились   таким   же   образом.
На   смену   им   приползли   ещё   двое   счастливых   носильщиков   Золотого   Паланкина:  теперь   Тип   XXVII ой   символизировал   Святой   Грааль,  который   якобы   был   сосудом   Святых   Слёз   Богоматери   Марии.  На   самом   деле,  каждый   Круглианский   Папа   был   прекрасно   осведомлён,  что   на   его   месте   должна   была   находиться   Наследница   и   сознание   этого   факта   делало   пребывание   на   Золотом   Паланкине   ещё   более   приятным.
Когда   паланкин   с   Типом   XXVII ым   величаво   выплыл   из   Святой   Опочивальни,  по   всей   планете,  начиная   от   Замка   Папы   Круглианского,  один   от   другого,  зазвонили   церковные   колокола.  Это   означало,  что   Папа   Тип   XXVII ый   соизволил   проснуться   и   желал   всем   благоверным   доброго   утра!  В   отличие   от   Земли,  на   Коуше   Церковь   не   дробилась,  ведь   ей   приходилось   на   равных   условиях   конкурировать   с   Истинной   Верой;  вращение   трёх   пальцев   вокруг   лица   не   только   Сергею   казалось   странным.  Потому   ежеутренний   перезвон   всех   колоколов   казался    самым   величественным   зрелищем   и   очень   многих   искренно   побуждал   на   великие   и   добрые   дела.  Величавое   Шествие   Золотого   Паланкина   длилось   с   полчаса,  ибо   столько   времени   было   нужно   для   того,  что бы   добраться   до   Трапезной   Чистых   Помыслов.
Золотой   Паланкин   был   внесён   в   Трапезную,  где   позади   своих   бархатных   кресел   алого   цвета   стояли   Кардиналы.  После   того,  как   Паланкин   плавно   опустили   на   серебристый   паркет   близ   Трона   Плотских   Удовольствий   и   Понтифик   с   достоинством   Бога   пересел   в   Трон,  звон   колоколов   начал   стихать   и   вскоре   смолк.  Служки,  принесшие   Святого   Понтифика   поклонились,  поблагодарив   за   счастье,  и   удалились.
–Садитесь,  Избранные, – покрутив   несколько   раз   перед   носом,  произнёс   Тип   XXVII ой. – Приступим.  Какие   у   нас   новости? – спросил   он   присутствующих   после   нескольких   первых   ложек.
Поблагодарив   за   Святое   Соизволение   разделить   с   Понтификом   Его   Трапезу,  Кардиналы   один   за   другим   стали   рассказывать,  что   произошло   на   подвластной   им   земле   за   прошедшие   сутки.  Было   видно,  что,  несмотря   на   свой   пожилой   возраст,  хозяин   понимал,  о   чём   спрашивает   и   живо   интересовался   этим;  он   задавал   такие   уточняющие   вопросы   по   тем   или   иным   темам,  что   ответчикам   то   и   дело   приходилось   вызывать   своих   секретарей.  Поэтому   по   ходу   приближения   дела   Кардинал   Армский   становился   всё   мрачнее   и   мрачнее.  Тип   XXVII ый   это   видел   и   чувствовал,  умышленно   откладывая   главный   вопрос   дня   в   самую   последнюю   очередь.
–Всё   это   хорошо, – наконец,  выслушав   всех,  подытожил   Папа. – А   как   дела   с   так   называемой   Принцессой?
У   Кардинала   Армского   вилка   выпала   из   рук.  Он   обречённо   встал   с   кресла   и   голосом   нашкодившего   школьника   произнёс:
–О,  Ваше   Золотейшее   Преосвященство!  Факты   подтвердились,  Тиу   Тин   нами   уничтожен,  но   это   была   не   она.   
–То   есть   как   не   она? – очень   медленно   положил   вилку   с   мясом   Тип   XXVII ой. – Вы   мне   сказали,  что   Ванта   нашлась   и   будет   уничтожена.
–Оказалось,  что   это – дублёрша,  О,  Ваше   Золотейшее   Преосвященство!
–Когда   кажется,  круглиться   надо, – прошипел   сквозь   зубы   старик. – Ну,  и   где   она,  по-вашему?
–Здесь, – совсем   потупив   взор,  ответил   Кардинал   Армский.
–ГДЕ   ЭТО   ЗДЕСЬ? – выделяя   каждую   букву,  гневно   прогремел   в   тишине   Тип   XXVII ой. – В   твоих   портках,  что   ли?  Куда   ты   смотришь,  когда   с   тобой   Я   разговариваю!
–Здесь,  в   Нагорно, – вздохнул   докладчик.
В   этот   момент   сердце   Кардинала   Нагорно   провалилось   ниже   уровня   пола.  Нагорно   и   без   того   была   слабым   местом   Святой   Круглианской   Церкви.  За   прошедшие   1800   лет   круглианство   в   этой   маленькой   стране   так   и   не   прижилось.  Отставок   с   этого   поста   не   бывает,  только   и   подумали   два   Кардинала,  значит… 
avatar