+17.92
1 читатель, 158 топиков

СТАТУС ПИСАТЕЛЯ: БЛИСТАТЕЛЬНОЕ ПРОШЛОЕ И НЕНАДЁЖНОЕ БУДУЩЕЕ

Анастасия ГОРОБЕЦ
 
СТАТУС ПИСАТЕЛЯ: БЛИСТАТЕЛЬНОЕ ПРОШЛОЕ
И НЕНАДЁЖНОЕ БУДУЩЕЕ
 
01.12.2022
 
Включение профессии «писатель» в реестр профессий на «нестандартных условиях» – беседа с Борисом Анатольевичем Долинго о том, как устроена писательская деятельность и почему профессии «писатель» до сих пор нет в государственном реестре профессий.
Борис Долинго – председатель правления Екатеринбургского отделения Союза писателей России, российский писатель, председатель оргкомитета и главный организатор фестиваля фантастики «Аэлита» (с 2002 г.), основатель электронного издательства «Аэлита».
 
В России ежегодно выпускается более 110 тысяч книг, а значит и количество писателей в современной России исчисляется тысячами. Это результат исторической эволюции: сегодня благодаря интернету люди массово осваивают письменную речь как средство коммуникации и самовыражения, и одно из следствий нового цивилизационного этапа в освоении речи – демократизация социального статуса писателя. Литература сегодня переживает не самые яркие и приятные времена. Конечно, возникает вопрос о механизмах поддержки писателей. Об этом и о том, почему перестало существовать некогда единое и формализованное литературное пространство, я узнала у Долинго Бориса Анатольевича.
Наша беседа прошла в одном из кабинетов Екатеринбургского отделения Союза писателей России. Переводя дух в перерыве рабочего дня и попивая чай, Борис Анатольевич, бодрый и по-писательски тонкий, отвечал на мои вопросы. Я видела, как он, смотря на меня, «говорил» глазами. Мы беседовали о статусе русского писателя, а также о способах утверждения писателя в реестре профессий.
 
— Начну с высказывания Министра культуры РФ Владимира Мединского, — вежливо сказал я. — «А как мы отделим писателей от публицистов — это категорийность профессий, а журналистов как? Совершенно не нужно статус писателей закреплять какими-то законами…».
 
— Когда я в своё время услышал, что такой профессии в принципе не существует в официальных документах в России, я, конечно, был несколько обижен, как человек имеющий отношение к профессии писателя, — ответил Борис Анатольевич. — Как же это так – нет писателя? Но вот если уж говорить о введении профессии «писатель», то как определять – кто писатель, а кто нет?
 
Борис Анатольевич посмотрел в мои растерянные глаза. И понял, что вопросов у меня стало ещё больше. Этот диалог натолкнул меня на ещё одну мысль о том, кем сегодня является писатель и что он собой представляет?
 
— Правильно ли я понимаю, Борис Анатольевич, — сказала я, — что сейчас для того, чтобы опубликовать свою книгу, нужен всего лишь доступ в интернет, а чтобы напечатать — деньги на тираж и редактуру?
 
— Именно! — воскликнул Борис Анатольевич. — И, к сожалению, до сих пор даже в наш Союз новые члены принимаются по критерию прошлых времён. Требуется всего две изданные книги. А сегодня любой может это сделать: прийти в типографию и напечатать в хорошем виде несколько экземпляров.
 
После этого ответа я подумала, что сегодня в России у писателя, действительно, нет никакого статуса: любой графоман, издавший книгу за свой счёт, мнит себя властителем дум. А если у него много денег, он учреждает издательство, где печатает исключительно себя или такие произведения, которые ОН СЧИТАЕТ хорошими. Этих графоманов охотно принимают во многие «союзы писателей», расплодившиеся в России после распада СССР, они начинают заседать в различных комиссиях и советах, заполняют интернет-сайты своими странными рассуждениями.
 
— А как обстоят дела с начинающими писателями? — спросила я.
 
— Сейчас открываются союзы писателей, которые откровенно зарабатывают деньги. Хочешь вступить в союз – плати взнос, скажем, 5.000, а то и 10 000 р. в год. Учредители таких «союзов» уверяют своих членов, что они продвигают их творчество, но в основном это болтология. Никто реально никого продвинуть не может, потому что для того, чтобы серьёзно продвинуть писателя-новичка, нужно вложить очень большие деньги. Единственный из относительно новых у нас союзов писателей, который реально работает с авторами в плане развития их творчества, это, наверное, лишь Интернациональный Союз писателей, драматургов и журналистов.
 
— Но почему нынче такая ситуация? — удивилась я.
 
— В 1992 году, когда Советский Союз распался, распался и Союз писателей СССР. Он был один единственный тогда. Это было золотое время для писателей, потому что власти очень серьёзно поддерживали писателей как людей, формирующих идеологию государства. Союз писателей СССР являлся своего рода Министерством (хотя так и не назывался). Писателей поддерживали, начиная от всех профсоюзных благ – санаториев, домов отдыха, к этому всему писатели получали весьма солидные гонорары.
 
Слушая внимательно Бориса Анатольевича, про себя я думала: «Значит сегодня задача этих организаций – возвращение украденной писательской собственности (домов творчества, издательств и т. д.), пенсионное обеспечение, право на различные льготы, наконец, прямая материальная и бытовая поддержка. Вернуть профессии писателя достоинство и уважение – задача примерно такого же масштаба, как «искоренение коррупции» или «национализация элиты». Думаю, исправить ситуацию можно, только начинать придётся с «чистого листа» и стоит задуматься, а нужно ли?..
 
— А нужна ли вообще профессия «писатель»? — нескромно поинтересовалась я.
 
— Думаю, нужна. Но камнем преткновения сегодня является то, что сложно формализовать время, которое писатель тратит на создание чего-то. Здесь мы все фрилансеры в какой-то степени.
 
И тут мне пришла мысль, что для того, чтобы профессия писателя была утверждена в реестре профессий, необходимо признание её статуса на государственном уровне. Например, создать ассоциацию писателей или создать единое общегосударственное издательство, где печатались бы книги серьёзных литераторов. Но, тогда как быть с социальными гарантиями?
 
— Борис Анатольевич, если всё-таки ввести профессию писатель, как будет начисляться пенсия?
 
— От введения профессии «писатель» в гос. реестр профессий пенсия автоматически начисляться никак не может – это очевидно. Вопрос начисления пенсии по отношению к понятию профессии «писатель» кардинально отличается от того, как начисляются пенсии в почти что любой другой профессии. Проблема именно в том, что писатель, если мы рассуждаем о создателях литературных художественных произведений, – профессия чисто творческая. Например, социальную пенсию для человека, работающего по тем профессиям, которые включены в реестр профессий (допустим, «токарь», или «инженер», или «агроном», или «врач» и т.д.), формируют, исходя из взносов в Пенсионный фонд России. Эти взносы начисляются РАБОТОДАТЕЛЕМ на зарплату штатного сотрудника – и никак иначе. Ну или человек, если он, скажем, ИП или самозанятый, должен индивидуально заключить договор с ПФ РФ и вносить взносы на социальную пенсию самостоятельно – тогда вообще не важно, где и кем он работает. Это стандартная схема, но логика этой схемы никак не применима к человеку, который создаёт произведения искусства (в частности, книги). Невозможно придумать штатную единицу для работника, который должен будет писать романы в течение некого условного «рабочего дня». Понятно, что попытка формализовать этот процесс – бред в чистом виде.
И пока мешает ввести профессию «писатель» (или, скажем, «сценарист») в государственный реестр профессий только то, что чиновники, занимающиеся формированием этого реестра, полагают, что «писателем» можно называть только того, кто работает в некой организации на должности «писатель» и получает за это конкретную зарплату. Но даже чиновники понимают, что творческую работу невозможно формализовать так, чтобы это позволило включать такого «сотрудника» в штатное расписание со всеми вытекающими «социальными гарантиями» (нормированный рабочий день, отпуск, пенсия и т.п.) То же самое невозможно сделать и для тех же художников, если только это не должность художника-оформителя. Потому и нет пока этих профессий в гос. реестре.
Я полагаю, что пришло время несколько изменить подход к проблеме. Следовало бы всё-таки включить профессию «писатель» в реестр профессий, но на не стандартных условиях. Пусть такая профессия там будет – это придаст определённый формальный престиж профессии «писатель». При этом на уровне «общего признания» (без всяких социальных гарантий) «писателями» я бы считал всех членов профессиональных Союзов писателей. В этом случае соответствующие писательские союзы получили бы возможности дополнительно повысить свой престиж и при этом оказались бы обязанными более внимательно подходить к приёму новых членов.
Разумеется, речь идёт о писательских организациях, ведущих свою «родословную» от Союза писателей СССР, а не о множестве так называемых «союзах писателей», возникших в последние годы и занимающихся конкретным зарабатыванием денег на присвоении звания «писатель» через членство. В таких «союзах» любого графомана платно принимают в свои ряды, взимают солидные членские взносы, а также издают их книги за деньги авторов, зарабатывая именно на том, что получают деньги на издание от самих авторов. Разве это продвижение?! Ясное дело, в рамках законодательства невозможно запретить какие-то общественные организации, формально не нарушающие законы РФ. Но вот что касается организаций именно «творческих», наверное, стоит подумать и о какой-то сертификации этих творческих союзов по принципу коммерциализации их деятельности. И тем, кто откровенно зарабатывает на приёме новых членов и на выпуске не самых качественных книг, присвоить статус «коммерческие союзы писателей», что показывало бы, «кто есть who».
Но при всём этом социальные гарантии писатели должны обеспечивать себе сами – увы, это удел любой творческой профессии. В том же СССР при всей обласканности писателей, они не получали социальные пенсии от государства именно за то, что назывались «писателями». И в СССР тоже не было никакой должности «писатель». У писателей тогда имелся высочайший моральный статус, в Советском Союзе они получали сказочные по сегодняшним меркам гонорары – это да, но для начисления официальной пенсии большинство из них числились где-то как-то на каких-то официально существующих ставках и должностях. Как правило, это были должности в редакциях журналов, газет, в издательствах. Люди получали там зарплаты и в итоге – пенсии.
А сегодня тот, кто желает заниматься писательством, вполне может индивидуально заключить договор с ПФ РФ и вносить взносы на социальную, а также и на накопительную пенсию самостоятельно. Не хватает денег от своего творчества – работай ещё где-то на официальной должности, и заработаешь пенсию. Поэтому и в наше время остаётся только подобная схема: хочешь называться писателем, но не получается достаточно заработать именно этой творческой деятельностью — это, товарищ, твоя проблема! Значит подрабатывай где-то на других должностях, с которых гарантирована социальная пенсия. Кстати, за последние лет 5-6 государство навело серьёзный порядок в вопросах авторских прав в Сети. Практически все пиратские порталы ныне стали площадками-партнёрами того же «ЛитРес», «Ридеро» и т.д., так что бесплатно скачать книгу практически невозможно. Поэтому сегодня авторы могут (если постараются) уже вполне прилично зарабатывать на своём творчестве в электронном виде.
Тем не менее, при всём этом сегодня российскому государству чрезвычайно актуально возвращать такое понятие, как «идеология», чтобы следить за качеством создаваемых писателями произведений. Учат ли эти произведения читателей чему-то «разумному, доброму, вечному», или же это некий «ширпотреб», хотя и не нарушающий формально законодательство, но всё же играющий на самых низменных потребительских хотелках не самых интеллектуальных читателей? Стоит об этом подумать. Я понимаю, что подобную задачу не просто осуществить так, чтобы процесс при этом не превратился в диктат вкусов отдельных чиновников (так иногда бывало и во времена СССР). Вопрос этот, конечно, требует отдельного разговора. Коротко могу сказать, что явно необходима государственная поддержка действительно профессиональных Союзов писателей. Должна быть произведена фильтрация писательских союзов, чтобы отделить тех, цели которых состоят, прежде всего, в зарабатывании денег на желаниях откровенных графоманов называться «писателями». Союзы, получившие гос. поддержку, уже реально могли бы выступать и некими «экспертами» при определении статуса писателя.
Тут необходима своего рода политика «кнута и пряника». Например, состоит человек в признанном официально профессиональном писательском союзе – ему, допустим, при достижении пенсионного возраста полагается от государства какая-то социальная надбавка к заработанной пенсии (допустим, в размере хотя бы прожиточного минимума). Не состоит – ну, значит, не полагается. Это – вполне хороший «пряник». Кто-то скажет, что на подобное потребуются огромные деньги в масштабе страны. Но не такие уж они огромные, если сравнивать с масштабами всё ещё существующей коррупции и откровенного воровства. При этом действительно хорошие писатели формируют умы людей и, прежде всего, молодёжи, так что они работают на государство в очень долгой перспективе, и вложения того стоят. Писательские союзы, которые будут признаны «профессиональными», сто раз подумают, кого принимать в свои ряды – просто «хорошего человека» или же «хорошего писателя».  Конечно, тут могут возникать и злоупотребления – как без этого? Но на подобное есть нормальный закон РФ, и любое получение денег за приём в писательский союз, будет являться банальной взяткой, подпадающей под соответствующие статьи УК РФ (290, 291, 291.1 и 204). Так что и «кнут» у государства, которое должно будет за этим следить, имеется вполне действенный.
Сегодня назрела ещё вот какая проблема, если говорить о приёме в союзы писателей, даже в такой, как наш, являющийся правопреемником Союза писателей СССР. Для формального рассмотрения приёма нового потенциального члена ему необходимо представить две изданные книги – изданные именно на бумаге. Неважно, где изданные – лишь бы книги имели соответствующие выходные данные (ISBN, УДК, ББК и данные издательства). Всё это за сравнительно небольшую плату можно осуществить во многих местах. Получается, что человек накропал материала на пару книжиц, издал их тиражиком по 5-10 экземпляров – и уже формально имеет право писать заявление с просьбой принять его в наш союз. Разве это не чушь полная? При этом другой человек, который продаёт в месяц сотни экземпляров своих книг в электронном виде, даже если эти электронные книги прекрасно написаны и имеют все нужные выходные данные (ISBN и т.д.), вступить к нам в союз права не имеет. Полный анахронизм! Пора приравнять электронные книги к бумажным, тем более, что решать, кого принимать, а кого нет, будет всё равно руководство нашего союза, состоящее из профессионалов, и явная графомания точно не пройдёт – бумажная она или электронная. Одним словом, перемены назрели во всём.
 
Завершая нашу беседу, я подумала, что как бы это жестоко ни было, писатель сможет, по крайней мере, чувствовать себя хоть как-то защищённым, если у него появится хоть как-то формализованный официальный статус и чёткие критерии сертификации этого статуса. Для человека творческого очень важно знать, что он имеет такой статус и, если что-то зарабатывает своим трудом, то у него появляются вполне определённые социальные гарантии.
 
–//–
 
 
 

ОДИННАДЦАТАЯ ЛЕКЦИЯ-ВЕБИНАР В 2022 ГОДУ

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.
Одиннадцатая лекция-вебинар: https://youtu.be/-Mmrniq5dH8

Фестиваль "Аэлита" - феномен своего времени

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.
Деcятая лекция-вебинар: https://youtu.be/HAaMN8M1Adc

Тема в поэзии, поэт-гражданин

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.
Девятая лекция-вебинар: https://youtu.be/Ooz3MfFruzY

Рифмы похожие на нас

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.
Восьмая лекция-вебинар: youtu.be/G7ikywk1SN8 

Рекомендации по использованию фантастических допущений

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.
Седьмая лекция-вебинар: https://youtu.be/1xgrri89J_M

Фантастические допущения в произведении - обоснованность их применения

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.
Шестая лекция-вебинар: https://youtu.be/-yG9yjxayTM

Хорошие стихи: почему они так сильно на нас действуют?

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.
Пятая лекция-вебинар: https://youtu.be/Q6vJLY7qe-c

Стихи в жизни каждого

Продолжаем работу нашей Уральской детской литературной школы в 2022 году.

Четвёртая лекция-вебинар: https://youtu.be/7MVlG1rY2ZQ